Кто хочет выгнать котов из столичного «котокафе»

Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Олег и Лора Аграновичи вместе с приятелем Владимиром Кузиным в апреле 2015 года открыли первое в Москве котокафе «Котики и люди». Там можно одновременно пить чай, обедать яблочным штруделем и гладить около двух десятков пушистых котов.

Но в конце марта глава комиссии Мосгордумы по экологической политике Зоя Зотова заявила, что в парламенте готовят проект, который запретит животным свободно передвигаться по заведениям общепита. Если его примут, бизнес Кузина и Аграновичей может оказаться на грани банкротства. МОСЛЕНТА попыталась понять, какая судьба ожидает людей, а какая - котиков.

Откуда берутся любители котов

Сначала могло показаться, что Владимир Кузин сошел с ума. В один из вечеров в конце 2014 года он приехал в квартиру Лоры и Олега Аграновичей и сказал: «Хочу открыть кафе с кошками, такие вот дела».

Семья Аграновичей около восьми лет занималась разведением котов-абиссинов. Конечно, это было не единственное их занятие: Олег, например, несколько лет работал в прокатной фирме, давал в аренду звуковое и световое оборудование. Сам Кузин занимался IT-бизнесом. Когда я спрашиваю Олега, не считал ли он, что Владимир не в себе, он отвечает: «Не считал».

- Вы верили в то, что человек из IT может всерьез заниматься кошечками?

- Я вообще верю в эту идею, она меня как-то даже греет. Нет ни одного человека, связанного с кошками, у которого в голове не было бы такой мысли, просто мы единственные, кто реализовал ее в Москве.

Кузину потребовалось взять несколько кредитов и бросить бизнес, чтобы «котокафе» начало работать. Пару недель он потратил на поиски помещения. В кризисном 2015 году люди перестали слишком часто жениться, поэтому Кузин нашел убыточный магазин свадебных платьев. Около шести месяцев он вместе с Аграновичами превращал примерочные для невест в рай для котиков.

Дом благородных котов

С самого начала Аграновичи решили, что в кафе будут только бездомные коты. Они нашли волонтеров, которые подбирали кошек, когда умирала хозяйка или когда у хозяина начиналась аллергия. Животных стерилизовали, делали им прививки, заводили паспорта.

Когда Аграновичи с Кузиным только придумывали философию «котокафе», они ясно понимали, что коты не смогут работать на них как звезды телеэкрана; они понимали, что котов надо стараться отдавать в семьи, а не делать лицом заведения, иначе «Котики и люди» превратится в тюрьму для животных.

Правда, путь из кафе в семью по сложности напоминал настоящее человеческое усыновление: волонтеры проверяли будущих «родителей» психологическими тестами и тщательно осматривали квартиры потенциальных хозяев. И только потом кошка обретала дом.

«В каждое наше животное вложено много человеческого ресурса и денег, – говорит Агранович. – Сейчас мы пристроили около шести десятков кошек. Все эти проверки - кураторов, волонтеров - они необходимы. Мы не можем позволить себе, чтобы завтра кошка снова оказалась на улице».

Однажды в «Котики и люди» пришла женщина с котенком. Она бросила его на пол, крикнула - «Он – ваш!» - и вышла вон. Подумала, что кафе - это пункт приема ненужных животных. Администраторы поплакали-поплакали и отнесли котенка к волонтерам.

«Мы постоянно следим за чистотой. Семь кругов Ада нужно пройти животному, чтобы оказаться у нас», – говорит Агранович. Так что администраторам не раз приходилось нести брошенных у кафе животных на лечение к волонтерам и оставлять их там.

Картонные ушки студентки МГУ

Поначалу получилось не кафе, а черт знает что. Одна минута посещения стоила четыре рубля. Еще тут можно было выпить чай в пластмассовом стаканчике и съесть творожное кольцо в пластмассовой коробочке.

Но самое главное, всюду бегали, спали, лакали воду и грызли пластмассовых мышей кошки. Тут-то в «Котики и люди» повалил народ.

Ff34bfde7c41b764ffb0baae1138ce9d0b40c46f

Администратор котокафе

Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Люди были разные. Были парни, которые шокировали девушек местом первого свидания. Для них в кафе закупились вазами. Были девушки, жалевшие бедных животных. Были бабушки, которые вязали.

«К нам приходит очень много мужчин, – говорит администратор Мария. На ней ободок с картонными ушками. – Вроде бы сильные и независимые, заходят с этим чисто русским выражением лица «я ничего не хочу, у меня кто-то умер, мне плохо», а выходят и улыбаются. Это – терапия».

Приходили и те, кто капал валерьянку себе на руки и натирался ею, как пробником из журнала. Таких приходилось гнать.

Я спрашиваю Марию, где она работала раньше. «Я десять лет работала переводчиком-синхронистом, я окончила МГУ, – говорит она. – Здесь лучше, чем в офисе, где ты сутками сидишь и продаешь фигню. Понимаете, это работа, которая со смыслом. В ней очень много любви и очень много смысла. Они тут дом находят».

- Почему тогда кошки, а не детский дом?

- Потому что я кошек люблю, а детей не очень.

Госпожа депутат против

А 25 марта появилась новость, что депутат Московской городской думы Зоя Зотова выступила против животных в кафе и ресторанах. «Животные не могут свободно ходить по кафе. Мы пропишем правила для таких заведений в новом законе», - заявила она.

А правила просты – переместить животных в отдельную комнату, где люди не пьют чай в пластмассовых стаканчиках и не едят твороженные кольца в пластмассовых коробках.

В тот день телефоны Аграновичей и Кузина жужжали, как пчелы.

«Вы знаете, кто такая Зоя Зотова?» – говорю я.

«Зоя Зотова, да, это комитет по экологии Москвы, – говорит Олег. – Мы пытались ее пригласить сюда. Дело в чем? То, что Зоя Зотова сказала сейчас, прямо противоречит тому, что она сказала месяца три тому назад. А она сказала, что помещения с кошками, они помогают расслабиться людям, что это полезно, что это правильно, что это хорошо».

- То есть Зоя Зотова никогда не была в вашем котокафе?

- Нет.

- Вы считаете, что ваш бизнес – это действительно кафе?

- Мы не считаем себя точкой общепита. У нас нет поваров, мы ничего не готовим. Вся пища, которая к нам приходит, приходит в вакуумной упаковке и хранится в закрытом холодильнике. Мы не кафе, мы скорее антикафе. Мы – дом для кошек.

- Почему в последнее время кошки вдруг стали частью поп-культуры?

- А жестче стало в мире. Жестче стало, сложнее стало. И люди находят отдушину. Потому что кошки – это космос. Потому что отношения с ними все-таки честнее, чем среди людей».

Сегодня кафе «Котики и люди» продолжает оставаться убыточным. По словам Олега, чтобы начать приносить деньги, проекту нужно проработать еще около двух лет.