«Мы говорим не «продажа», а «отдать на усыновление»

Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

В последние годы гиперреалистичные куклы-реборн пользуются в России большой популярностью. Эти куклы настолько точно повторяют живых младенцев, что некоторые даже используют их для подготовки будущих матерей. МОСЛЕНТА поговорила с мастером по изготовлению кукол-реборн и узнала почему взрослые женщины покупают их, кто и зачем ставит куклам диагнозы и почему важно, кому ты отдаешь куклу на «усыновление».

Инна Ершова - 40 лет, мастер-реборнист

Реборн - это заново рождённый, если переводить с английского. В своё время кто-то из американцев решил взять обыкновенных кукол-пупсов и подкрасить - сделали покраснения, прорисовали венки, капиллярчики и всё подряд, чтобы сделать их более реалистичными. Так началось это направление, классических пупсов как бы переродили, возродили.

Над куклой-реборном работают два мастера – скульптор и реборнист. Скульптор делает молд, заготовку, а реборнист расписывает её специальными красками и прошивает волосы, создает образ. По скульпторам сейчас лидирует Германия, но наша роспись вне конкуренции.

Я - реборнист. Изначально меня ещё в четыре года бабушка научила держать спицы в руках, то есть, в пять лет я уже вязала. Потом пошло по нарастающей увлечение всякими видами творчества - мягкая игрушка, макраме. С появлением моих уже детей, у меня двое - 16 и 15 лет, я их тоже начала приучать к творчеству.

Потом начала коллекционировать интерьерные куклы. С каждым годом моя коллекция пополнялась и увеличивалась: у меня есть и фарфоровые куклы, и виниловые, есть за сто тысяч, а есть за тысячу рублей, они разные, и я их всех очень люблю.

Своего первого реборна мы купили в Германии, когда были с дочкой на выставке Мишек Тедди. Был у меня период, когда я ими очень увлекалась - и сама делала, и коллекционировала. Мы везли куклу в самолете, но из-за того, что глаза у куклы стеклянные её нельзя было везти в чемодане.

В итоге, в самолете мы столько взглядов на себе собрали. Стюардесса даже попросила пристегнуть младенца, а рядом моя дочь была и сказала: «Да это кукла». Стюардесса очень удивилась: «Господи, как живая!». А дочка была просто счастлива, что вокруг такой ажиотаж.

Потом мне совершенно случайно подарили сертификат на обучение по изготовлению кукол-реборн. Я пошла на эти курсы, отходила три или два с половиной месяца, выучилась, сделала своего первого. Мне стало это безумно интересно, и я просто стала их делать. А когда я поняла, что можно не просто для себя делать, что не только все соседи и знакомые восторгаются, то всё уже пошло по нарастающей.

На каждую куклу у меня уходит где-то три месяца. Есть девчонки, которые за две недели делают реборна, но это возможно только если не работать нигде. У меня же получается поработать на куклой только в выходные дни и по вечерам.

К каждому реборну всегда полагается сертификат о рождении, в который мы вписываем день рождения куклы, то есть день, когда работа над реборном была завершена, его имя, рост и вес, а также информацию о молде – имя скульптора и лимит выпуска. Лимиты бывают на 900, 600 или 300 молдов. Чем меньше лимит, тем дороже молд.

К
Когда на выставке за границей ходишь, то часто видишь, что пишут не «продаётся», а «ищу маму», не «фаркаут», что означает «продано» по-немецки, а «нашла маму»

Мы тоже говорим не «продажа», а «отдать на усыновление». Самая дешёвая кукла у меня была за 12 тысяч рублей, самую дорогую я отдала за 35 тысяч. Но есть и куда более дорогие – за 55 тысяч, 100 и 150.

Тут всё зависит от молда, но если он один и тот же, то цена не сильно отличается. Хотя понятно, что начинающий мастер не может продать куклу за 100 тысяч рублей, потому что обязательно будут огрехи какие-то.

Глаза у кукол стеклянные и, как правило, стекло выдувается вручную в Германии. Волосы - натуральный мохер, желательно премиального качества, потому что они должны быть очень тоненькими и пушистыми. Прошивка волос, кстати, очень сложный процесс, потому что их нужно по одному волосику вживлять. Две-три недели у меня уходит только на это, если работать по вечерам.

Заготовка, молд, стоит 70-80 евро, глаза 2000 рублей, волосы 2500, тело 1500, гранулят, которым набивают тело куклы, чтобы вес был сопоставим с реальным ребенком, где-то на 1000 тянет, таким образом себестоимость куклы получается около пятнадцати тысяч.

Д
Для некоторых это бизнес, но я это делаю не для заработка, а для личного удовлетворения

Я, например, никогда не работаю на заказ. И даже не представляю, сколько терпения у тех девчонок, кто работает так, потому что у каждого своё видение. Предположим, я хочу зелёные глаза, а мастер говорит, что под светлую кожу это не подходит, а кто-то и вовсе может захотеть седые волосы и карие глаза. В итоге, образ может не понравиться самому мастеру и он не получить удовольствия от своей работы.

Если понюхать куклу, то можно заметить, что она пахнет детской косметикой. Для этого в тело специальные салфетки кладутся, которые пропитаны косметическим детским маслом. Когда отдаю девчонкам куклу, то обязательно даю с собой памперс, запасную соску, магнитик.

Часто меня спрашивают: А она писает, какает?. Нет, не писает и не какает - это коллекционные куклы. Есть куклы-пупсы «Бэби бон», которые это делают, а таких реборнов я не видела. Да, есть сердечки, микрофон, на который записываются звуки, в само тельце, в принципе, можешь всё что угодно внедрить. Но мне кажется, что это лишнее, здесь достаточно того, что кукла имитирует живого ребёнка, и не надо перегружать.

Реборн - произведение искусства, они не предназначены для игр, тем более маленьким детям. Тем не менее, их можно одевать, переодевать, посадить в коляску или кроватку, подержать на руках и даже куда-то сходить с ней.

В
В Германии, на выставках кукол, есть такое распространенное явление, когда приходят немолодые люди с колясками, в которых сидят реборны или другие куклы

Глядя на них, я так понимаю, появились наши, которые тоже приходят на каждую выставку с колясками. Такое целое сообщество из нескольких женщин. Они приходят, фотографируют это все, выкладывают потом на «бэбиках» [популярный ресурс любителей кукол] репортажи о выставке. Я сначала думала, что они безумством каким-то страдают, но нет - это обычные женщины лет за пятьдесят, у них свои семьи, нормальная работа, дети чаще всего уже давно взрослые. Они просто так приковывают к себе внимание, им нравится этот ажиотаж вокруг них.

Когда я отдаю куклу, то всегда стараюсь лично встречаться, а если не получается, то я стараюсь переписываться с человеком.

М
Мне очень важно знать, что это за человек, важно, чтобы реборн попал в хорошие руки. А потом я стараюсь поддерживать связь, узнавать как поживает кукла

Вот Полине, девочке, которой подарили куклу, пишу: «Как поживает малыш? Можешь прислать мне фотки с реборнёнком?». А она мне в ответ: «Поживает отлично, я ему купила бутылочку, спал ночью со мной на большой кровати. У него ручки сами повернулись вверх, как будто настоящий младенец. Вот так мы с Савушкой собираемся на прогулку. Мы растём».

Первого своего реборна я сделала в 2014 году. Всего я их сделала семь: Леночку, Киру, Татьяну, Макса, Брайана, Сашеньку и Диму. Из всех, сложнее всего было отдавать Брайана. Так получилось, что я его очень долго делала – около года.

Сначала были сложности на работе, и я не могла ему уделять время, а потом я болела. В такие моменты стараюсь не работать, чтобы не отдавать кукле отрицательную энергию. Ведь куклы изначально возникли на Руси для чего? Это выразитель каких-то эмоций и предмет, который несёт что-то. Кукла раньше рассматривалась как некий оберег, поэтому я стараюсь работать только тогда, когда я чувствую себя хорошо как в душевном, так и в физиологическом плане.

Отдавала Брайна я на заправке. Мы с покупательницей за кофейным столиком посидели, я ей куклу в пледике принесла, всё показала, рассказала, раскрыла её там же. Она говорит: «Вы не представляете, как мы ждём эту куклу. У нас уже пеленальный столик готов, бутылочки, пелёночки и одежда для переодевания - всё купили. Дочка ждёт».

Я посмотрела, она такая добрая-добрая. Мне было тяжело его отдавать, но я поняла, что это правильный человек. Потом выхожу, и, конечно же, косые взгляды персонала за собой заметила. А пока ждала на улице своего мужа, то ко мне подошла сотрудница, чтобы узнать, не кукла ли это.

Когда я ей сказала, что да, то она с облегчением вздохнула: «Вы не представляете, мы все собрались, всех позвали. Вы не видели, а мы стояли у кассы и смотрели, как вы там её раздеваете и переодеваете».

Интересно, что многие до сих пор ничего не слышали про реборнов. А те, кто знает, наоборот, знают безумно много про них. Эту куклу я сделала как раз перед новогодней выставкой в Гостином Дворе. Когда мимо меня проходили девочки, то они показывали на неё и говорили «Смотри, мама, Брайан как у Леры. Смотри Брайан, Брайан».

Я подумала, что Лера это какая-то их подруга, как раз думала, как назвать куклу, и решила, что это подходящее имя. Написала, выставила ВКонтакте, и тут мне рассказывают, что Лера - это ник Lera Vanilka. Девочка, которая когда-то купила куклу, создала образ и выкладывает в социальную сеть видео как она одевает куклы, распаковывает их, как к ней ходят подружки и они держат их на руках. У нее есть своя группа, где девять тысяч подписчиков и вот такие видео. Самый первый её реборн – это как раз Брайан, такой же молд как у меня.

После того как я в ВК выложила, начались звонки, заказы: «А изготовьте мне эту куклу, а можно это, а можно то». Я им отвечаю, что на заказ я не работаю, и что кукла уже продана, но мне всё равно продолжали писать.

Потом мастер того Брайана ещё написала: «Я уже сама вешаюсь. Когда эта девочка купила у меня куклу, назвала её так и попросила моего согласия на то, чтобы разместить, что это мастер такая-то. Вы не представляете, сколько у меня были этих бестолковых: "а мне, а мне, а мне, за рубль, за два, за три - это был треш».

Обычно реборнят у меня покупают для детей, но была одна куколка, которая уехала в Пермь к взрослой женщине. Она у меня даже отзыв на Ярмарке Мастеров оставила: «Я не коллекционер кукол, но мне хотелось куклу, похожую на ребёнка». А потом прислала сообщение: «Я не ожидала, что это будет так. Она такая славная, я вам обещаю, что буду её любить и лелеять».

Кстати, я заметила, что когда покупают кукол, то часто берут себе подобных. Чтобы разрез глаз, цвет и другие черты были похожими. Вот женщина на прошлой выставке пришла, а у неё глаза узенькие, и она влюбилась в куклу, у которой тоже такой разрез глаз. Это подсознательно, видимо.

Ещё одна взрослая женщина была у меня на последней выставке. Она профессор в университете, но недавно закончила свою преподавательскую деятельность. И вот она взяла эту куклу и сказала: «Вы знаете, я вот так подумала, что буду копить. Да, у меня небольшая пенсия, но я подрабатываю».

«
«Хочу себе дома посадить такую куколку. У меня сын уже вырос, внуки выросли, но мне хочется что-то такое, чтобы мой дом наполняло»

Реборнинг неоднозначное такое направление и есть люди, которые очень агрессивно настроены, а есть те, кто положительно. Есть даже такая категория людей, которые приходят на выставку высказывать свой негатив. На последней их было совсем немного, а вот перед Новым Годом были люди, которые постоянно пытались по кукле установить диагноз.

Ведь что делает скульптор для того, чтобы слепить такую скульптуру? Он прорисовывает все припухлости, отёчности, но не так как в жизни, а увеличивает, грубо говоря, возводит в квадрат.

Например, для того, чтобы выделить, что это действительно младенец, реборнист делает синюшности, мраморности, красноту какую-то. А эти люди приходят и говорят: «У неё диатез, ей лечиться надо».

У Брайна я сделала небольшую залысинку, потому что у малышей всегда вот тут на затылочке потёртости небольшие. Я ей показываю, а она мне говорит: «Так это рахит. УЗИ надо сделать, почки проверить, у него отёчные глаза».

Мне кажется, что те люди, которые выражают агрессию по отношению к куклам-реборн, они наверняка и к другому так относятся: «Ой, лужа - всё плохо. Ой, снег пошёл - тоже всё плохо. А вот на работе зарплату задержали, вот козлы какие, да? А ещё и куклы какие-то с венами, красными щеками, глазами. Господи, что же такое-то!». А те люди, у которых всё хорошо, они на позитиве, в принципе, им и кукла нравится, и цветочки нравятся.

У меня два высших образования - экономическое и юридическое. Работа сложная, я руководитель и генеральный директор компании. На работе все знают о моём увлечении, я даже приношу своих кукол, показываю их. Все поддерживают меня, ставят лайки в соцсетях.

Как потом оказалось, у нас на работе много всяких мастеров. Один человек вот делает мебель, часто приходит ко мне, советуется. И если раньше мне казалось, что работа есть работа, и на всё другое не хватает времени, надо только вкалывать и собой заниматься, то сейчас я другого мнения, я заметила, что чем больше ты делаешь, тем больше успеваешь.

Дома меня все поддерживают. Дочка со мной мастерит, у неё даже есть кукла-реборн, которую она создала, а сын нейтрально относится, ему это не интересно. Он приходит, конечно, на мои выставки, помогает отнести, прибрать или собрать.

Недавно, правда, к нему приходили гости. Он у меня в таком возрасте, когда как раз начинаются гулянки всякие, девочки. А потом вечером рассказал, что все очень удивились этим куклам, что держали их, трогали, рассматривали.

Муж меня поддерживает и даже помогает. У нас был фотоаппарат, зеркалка, я в нём ничего не понимаю и попросила помочь. Он отучился на специальных курсах и теперь у нас небольшая фотостудия, синхронизаторы разные, свет, - мы устраиваем фотосессии реборнам.

В будущем я хочу научиться делать скульптуры, а ещё, как и у любого другого мастера, у меня есть молдик на потом, которым займусь, когда достигну высшего пилотажа. Я когда-то купила его за большие деньги, потому что он мне очень напоминает мои детские фотографии. Я в него просто влюбилась и теперь жду, когда дойдут до него руки. Я уже вижу - моя фотография и фотография этой куклы, и всё один в один.