«Да мы же не их разводим»

Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости

В центре Москвы нередко можно встретить людей, предлагающих сфотографироваться с голубями. Их услуги, разумеется, стоят денег. Между тем, против такого бизнеса выступают ветеринары, зоозащитники, и даже голубеводы. МОСЛЕНТА прошлась по таким местам и попыталась разобраться в тонкостях голубиного бизнеса.

На Старом Арбате восемь парней в спортивных штанах держат в руках голубей. Время от времени они подбегают к проходящим девушкам и пытаются посадить птиц им на плечи. Девушки в ужасе убегают.

– Ладошку ставь вот так, подержишь, – говорит мне парень и сажает белого голубя с павлиньим хвостом мне на ладонь.
– Это стоит денег?
– Нет, – говорит он. – Еще мы можем сфотографировать тебя с голубем.
– Это стоит денег?
– Да, сто рублей.
– Почему вы тут стоите?
– Собираем на корм птичкам.
– Много народу хочет фотографироваться?
– Что-то не особо, – говорит парень рядом.

Ребята говорят, что это декоративные голуби-павлины. По легенде, они были придворными птицами у индийских царей, а в XVI веке были завезены в Европу. Одна пара стоит десять тысяч рублей. Всего их около трехсот.

Я спрашиваю: «Где вы их продаете? Наверное, на Avito?» Они отвечают, что люди видят голубей на улице и покупают у них, с рук. Еще они говорят, что у них есть разноцветные птицы, но они на другой точке.

Что интересно, других заводчиков на Арбате мне встретить не удалось. Равно как и на Манежной площади, где, как говорят, их больше всего. Зато на Никольской улице от представителей птичьего бизнеса нет отбоя.

51f41dff5e7e6efe5b467c8e330268e13c613c5f
Фото: Алексей Куденко / РИА Новости

– Здрасьте, а что с ними можно сделать? - спрашиваю я у двух девушек с тремя голубями на двоих.
– Сфотографироваться можно, можно запустить в небо.
– И сколько это стоит?
– Фото – 200 рублей, запуск – 500.
– А купить можно?
– Нет, мы не продаем, - одна из девушек начинает раздражаться моей назойливости.

«Фотографируйся уже или иди куда шел», - читается в ее взгляде.

– Ну, хорошо, а как вы их разводите?
– Да мы же не их разводим.

Прочувствовать всю глубину этой фразы я смог уже через сто метров. Группу молодых людей, почти такую же многочисленную, как на Арбате, сложно не заметить. Растянувшись на всю ширину улицы, они так и норовят посадить голубей на руку или на плечи любому, кто обратит на них внимание.

Это стандартный ход всех «голубеводов». Маркетологи-самоучки уверены, что уж после этого отказать им в фотографии не сможет даже самый черствый прохожий.

– А сколько стоит сфотографироваться? – не успеваю закончить вопрос, но уже чувствую на плече цепкие когти.
– Давай руку, не бойся. Это бесплатно, - самый активный из ребят понял, что нашел верного клиента.

Мгновение – и два голубя уже приютились у меня на ладонях.

– Так сколько стоит-то?
– Двести. Но ты у нас по детскому тарифу пойдешь – сто. Давай сюда фотик. Ну, или что там у тебя – мобильник давай.
– Ладно, - соглашаюсь я, пока мне подсказывают, как встать, чтобы лучше получиться на снимке – Но только один кадр. Больше не надо.

Последние слова собеседник пропустил мимо ушей. Один щелчок затвора, второй, третий – и вот уже десяток снимков готов. Фас, профиль, по пояс и в полный рост, вертикально и горизонтально – настоящая фотосессия с голубями, даром, что на телефон. Где-то на середине процесса меня начинают посещать подозрения, что сотней рублей дело может и не ограничиться.

8ba49db41340db708a2cb7e748c1ada370843bfa
Фото: Алексей Афонский / МОСЛЕНТА

– Ну, смотри-ка: по голубю на каждом плече. Настоящий адмирал, - я явно не первый, кто слышит эту фразу.
– И сколько я вам должен?
– Сейчас посчитаем. Две позиции, десять фото – 400 рублей, - говорит главный.
– Как 400? Мы же договаривались на 100.
– Так ведь две позиции. 400.
– А две позиции – это как?
– Ну… две позиции.

Протягиваю деньги.

– И еще вот молодому человеку заплати – его голуби тоже участвовали, - показывает главный на мужчину постарше рядом.
– А ему сколько?
– 200, - опережает главного коллега.
– Хорошо птичек покормите, кушать им теперь есть на что, - язвлю я.
– Не переживай, накормим.
– Где вы их хоть берете?
– Из Крыма привозим.

Итого: 600 рублей за десять фотографий при том, что соглашался я только на одну и по совсем другой цене. Пока иду по Никольской, встречаю еще несколько групп заводчиков. Почти у всех одинаковые белые голуби с павлиньими хвостами. Иногда встречаются коричневые. Разноцветных, о которых говорили на Арбате, нигде не видно.

О том, что с голубями необычного радужного окраса теперь можно сфотографироваться на главной пешеходной улице города, в декабре сообщали СМИ. Заводчики тогда уверяли, что добиться красивого эффекта получается благодаря специальному корму, якобы безвредному для самих птиц. Ветеринары и зоозащитники, напротив, утверждали, что такой режим питания чреват многими болезнями. В первую очередь, печени.

«Я не могу сказать про разноцветных, но вообще фотографирование с голубями гораздо более опасно для людей, чем для голубей. Я не думаю, что у владельцев есть справки о том, что птица не больна орнитозом, сальмонеллезом, различными грибковыми заболеваниями, - говорит зоозащитник и юрист Анастасия Комагина. – Если говорить про голубей, то, конечно, они ведут далеко не идеальный образ жизни и это сказывается на их здоровье. Но это гораздо меньшее зло, чем использовать в таких же целях диких животных. Владельцы голубей заботятся о них, кормят, поэтому сильно переживать за них не стоит».

По словам Комагиной, голубиный бизнес незаконен, но бороться с ним очень сложно. «Конечно, они не зарегистрированы в качестве предпринимателей, не платят налоги. Но правоохранительным органам обычно просто лень бороться с такими мелкими случаями.

К тому же, надо понимать, что если кто-то выходит зарабатывать на улицу, значит, он договорился с кем надо. Поэтому лучший способ борьбы – апеллировать к сознательности граждан. Если упадет спрос, за ним последует и предложение», - отмечает зоозащитник.

«Так спроса нет уже давно. Голубей никто не покупает – не то, что раньше. Старые голубеводы из Москвы поумирали, а молодежь не стала продолжать их дело, - сетует президент компании «Голуби России» Виктор Харлашин. – Теперь на ведущих ролях приезжие из бывших республик – Казахстана, Узбекистана. Вместе с собой они привезли свою голубиную культуру: разводят бойных голубей. Они очень быстро разводимые. Называются так, потому что в полете громко бьют крыльями. Никакой красоты в этом нет – людям важно, лишь бы голубь просто летал, и все».

Раньше, по словам Харлашина, в Москве было много голубятен и больше трех тысяч голубеводов. Сейчас же птицы представляют интерес только для организаторов свадеб и тех, кто фотографирует с ними прохожих.

«А зря. Ведь голубь – птица мира. С ним все связано, все человечество. Все семь миллиардов человек на Земле связаны с голубями, прямо или косвенно. А тут люди стоят на Арбате и зазывают прохожих. Разве они заработают много на этом? Только на корм и хватит. Я не считаю, что голубь – это бизнес», - делится своими взглядами заводчик.

С ним согласен его коллега, голубевод Юрий Шетманюк. «Я тоже не могу сказать, что это большой бизнес. Я развожу голубей, а потом продаю их. Либо через интернет, либо через рынок «Садовод». Но это единичные случаи. Лучших голубей из тех, что я выращиваю, я оставляю себе, а остальных отдаю другим голубятникам. Это можно назвать хобби. Люди любят голубей, как другие любят собак или лошадей. Я вот люблю запускать их в небо и смотреть, как они летают».

Дело, по его словам, глубоко убыточно. В основном, из-за того, что «народ не понимает». «Я вкладываю свои деньги, езжу за голубями в Киров, покупаю там птенца за 500 рублей, а на птичьем рынке могу потом продать его только за сто. Так ведь его надо кормить. Плюс всегда есть риск болезней, вирусов, когда птенцы просто умирают. Если мои затраты окупаются, то и хорошо. Если нет, то это любовь», - заключает Шетманюк.

– Мои голуби стоят пять тысяч рублей за штуку. Я считаю, что это адекватная цена, на меньше я не согласен. Иначе они и на меня еще могут поработать, - напористо говорит продавец северокавказских желтых чубатых голубей, разместивший объявление на сайте Avito.
– Как поработать?
– Я чувствую, вы с сарказмом спрашиваете. Думаете, это дорого? А это не рыночные голуби – рабочие.
– Так где же они работают?
– Вы мне больше не звоните, пожалуйста, - с раздражением бросает трубку собеседник.

Голубей дороже, чем у него, трудно найти во всем интернете. Цена за голубей-павлинов на том же Avito колеблется от одной до двух тысяч рублей. Ребята с Арбата, продающие их по десять тысяч за пару, явно рассчитывают на неискушенных покупателей.

93b6d98daee2030bb5d4d27c4e18f53c5845c0d3
Фото: Валерий Шустов / РИА Новости

Менее породистые птицы могут стоить еще дешевле – от 400 рублей за штуку. Отдельную категорию составляют голуби-«узбеки» [так их называют сами продавцы]. Черные птицы, чуть темнее тех, что разгуливают по Москве, могут стать вашими за тысячу.

Ровно столько же просят обычно за одну птицу специальные агентства, занимающиеся доставкой голубей на свадьбы. «Вы раскроете вместе ладони, и голуби помчатся к самым облакам, равномерно отмеряя дистанцию громкими хлопками крыльев», - говорится на сайте одной из таких компаний.

«Наши голуби всегда возвращаются домой», - утверждает другая. Почти все они спешат напомнить, что свадьба в России без запуска голубей – все равно что без драки.

Правда, тут же объясняют, за что берут деньги: «Наши птички — наши любимцы. Надеемся, что они вам так же понравятся. Вовсе не птицефабрика по три копейки за фунт, а летает чей-то любимый домашний утёнок. На то и полетит душевно и красиво к самому небу, а не усядется на ближайшее деревце или оградку. А с вершины небес и дом его виден родной, что манит птичку теплом и уютом домашнего уголка».

«Ну да, на свадьбу голубей у меня тоже берут, - говорит Виктор Харлашин. – Вот эти еще хоть как-то зарабатывают. Но тоже редко».

На следующий день снова иду по Никольской. Прохожу мимо той же группы «бизнесменов». Не узнав меня, они, как и накануне, выискивают клиентов. Желающих не много. Прохожие сторонятся навязчивых людей, так и норовящих посадить им на руку голубя. Впрочем, мои 600 рублей разом отбили половину цены за одного белого красавца с павлиньим хвостом.