Крановщик — это благородно

Город
Сергей Шубкарин, машинист башенного крана
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Привыкают ли к стрессу пожарные? Как украшает кабину башенного крана машинист? И как сварщик применяет свои профессиональные навыки дома? МОСЛЕНТА пообщалась с призерами конкурса «Московские мастера» и выяснила, за что они любят свои профессии.

Сергей Шубкарин, победитель городского конкурса профессионального мастерства «Московские мастера» в категории «Машинист башенного крана»

Высота в моей профессии — не главное. Главное — это благородство, гордость, что это ты построил дом или школу — объект для людей, для детей. Например, могу сказать, что строил объекты под детско-юношескую олимпиаду, а также библиотеку МГУ.

Я всегда хотел быть машинистом. В детстве мечтал водить электрички, но потом, все-таки, решил связать себя башенными кранами. И не жалею. Я работаю на башенных кранах уже 26 лет. Можно было бы отучиться дополнительно, стать мастером или прорабом, но, если честно, мне просто нравится моя работа, и я нахожусь абсолютно на своем месте.

К
Кабину крана, на котором я работаю сейчас, я уже обустроил под себя. Развесил шторки, принес полотенчики, календарик со Стасом Михайловым, записи любимой музыки

Для того, чтобы стать машинистом башенного крана, необходимо всего год отучиться в колледже и пройти практику в течение 2-3 месяцев. Я хорошо помню свою практику: это было очень интересно и даже захватывающе. С каждым днем задачи усложнялись. Когда мне впервые удалось выполнить монтаж на корпусе, я был в восторге.

Мы работаем посменно. Смена — 8 часов. Сейчас на кранах из соображений усиления техники безопасности нет подъемников-лифтов. Поэтому каждый день я поднимаюсь вверх пешком по лестнице, либо, если рядом есть здание, то на лифте этого здания, а дальше по привязке.

Обычно я провожу на высоте весь день. Спускаюсь только на обед. В кабине я всегда один. Зимой в ней тепло, работают две печки. Летом кондиционера нет, но можно открыть окно.

Кабина крана для машиниста — это как второй дом. Мы стараемся создать в ней уют, особенно если в экипаже есть женщины. А то как-то неудобно, когда женщина попадает после тебя в кабину, а там не убрано.

Кабину крана, на котором я работаю сейчас, я уже обустроил под себя. Развесил шторки, принес полотенчики, календарик со Стасом Михайловым, записи любимой музыки. Хочется же, чтобы было удобно и приятно. Из кабины крана открывается замечательный вид, особенно весной. Я очень люблю именно этот сезон.

А
А в нашей работе достаточно одного сильного порыва ветра и все… При падении крана у машиниста фактически нет шансов…Высота-то какая…

Самое сложное для машинистов башенных кранов — это работа в невидимой зоне. Бывает так, что построено уже столько этажей, что они загораживают машинисту конец стрелки крана, на которой находится груз. Тогда работа ведется, по сути, вслепую по командам сигнальщика. Это очень сложно и очень интересно.

Мы работаем круглосуточно. Работа прекращается, только если на улице плюс или минус 40 градусов, ветер 13-15 метров в секунду или гроза, и, естественно, если кран неисправен.

Работа машиниста башенного крана очень опасная и ответственная. От крановщика очень многое зависит. Под краном находится 30-50 человек. Чем профессиональнее машинист, тем проще этим людям работать. Например, надо установить 8-тонный потолок. Если крановщик может это сделать четко и быстро, это значительно ускоряет строительство.

Машинист отвечает за обеспечение безопасности на площадке. Иногда происходят трагические случаи, бывают и падения кранов. Обычно причиной становится излишняя самонадеянность машиниста. Многим кажется, что катастрофы именно с ним не произойдет. В итоге, тащит 15-тонный груз, когда все рассчитано под 10 тонн или не выставляет захваты при плохой погоде. А в нашей работе достаточно одного сильного порыва ветра и все… При падении крана у машиниста фактически нет шансов…Высота-то какая…

Я
Я знаю много женщин-машинистов, которые справляются со своей работой не хуже мужчин

Сейчас я изо дня в день работаю на высоте 27-го этажа — это около 80 метров. А бывают краны еще выше. У меня к таким, кстати, допуск тоже есть.

Правила мы сдаем на комиссии каждый год, так сказать, защищаем свое удостоверение. Также обязательно ежегодно проходим медкомиссию, особенно те, кому за 40 лет. Нас очень тщательно проверяют.

Моя жена любит высоту. Однажды она поднималась со мной в кабину. А вот дочерей я никогда не брал с собой. Это, все-таки, очень опасно. Мои девочки по моим стопам не пошли и это их выбор. Хотя профессия машиниста крана очень даже подходит для женщин. Я знаю много женщин-машинистов, которые справляются со своей работой не хуже мужчин.

Конечно, я очень рекомендую эту профессию. Это, действительно, благородно. Не всем же быть учеными или писателями.

Артем Тыкалин, призер городского конкурса профессионального мастерства «Московские мастера» в категории «Сварщик»

Сварщиком я стал после того, как вернулся из армии, и работаю по специальности уже 12 лет. Моя дядя — сварщик и я с детства видел, как он работает, так интересно было в его гараже, все эти инструменты... Думаю это, конечно, на меня повлияло.

Сварщик сегодня — достаточно востребованная профессия. Во всяком случае, работу найти можно без проблем.

Что мне нравится в моей профессии? Знаете, это настоящий мужской труд. Плюс мои профессиональные навыки очень полезны дома. Например, я делаю подставки для цветочных горшков — домочадцы довольны.

В свободное от работы время люблю рыбалку и отдыхать с семьей на природе. У меня две дочери, так что пока по моим стопам пойти некому.

Борис Латышев, победитель городского конкурса профессионального мастерства «Московские мастера» в категории «Пожарный»

Я пришел в пожарную службу 22 года назад случайно: после армии искал работу — а тут такой удобный график. Думал временно, а потом затянуло. Это такая живая работа с людьми, очень интересная.

Обычно пожары в жилых домах происходят из-за невнимательности жильцов и хулиганов, в промзонах основная причина — халатность. В течение смены у нас обычно 5-7 выездов, но наш район — Лефортово — достаточно спокойный: здесь много промзон, в которых обычно, все-таки, следят за пожарной безопасностью. А вот в районах, где много жилых зон, у отделений может быть и по 20 выездов за смену. Они только успевают машину заправлять…

Д
Да, это опасная работа. Но я на этом не концентрируюсь

В моем отделении четыре человека. На всех выездах мы вместе. Мы очень дружим между собой, проводим время совместно и вне работы. Конечно, такие тесные связи очень ценны в нашей работе, потому что в экстренной ситуации, важно быть уверенным в своем коллеге и работать слажено.

Да, это опасная работа. Но я на этом не концентрируюсь. Все-таки мы никогда не летим, сломя голову, все действия обдуманы. Хотя жена моя, бывает, волнуется.

Стресс? Когда привыкаешь — перестаешь это замечать. Я стараюсь не принимать все это близко к сердцу. Моя задача — сделать работу. Эмоции — потом.

Из моей практики очень запомнился один случай. Вызов пришелся под вечер. Загорелся автосервис. Причем пламя распространялось очень быстро, а рядом находился небезызвестный спиртзавод «Кристал». Когда мы подъехали, огнем было охвачена большая часть здания и весь слесарный цех вместе с подвешенными на подъемниках автомобилями. Все это происходило под аккомпанемент разбушевавшейся стихии и периодически взрывающихся баллонов с различными горючими жидкостями. Чутье подсказало мне, что здесь потребуются кислородно-изолирующие противогазы, которые обеспечивают автономное дыхание в непригодной среде.

Когда мы проходили по коридору к очагу возгорания, вдруг увидели работягу, который, видимо, пытался спасти документы. И в этот момент метрах в двадцати вдруг рухнула крыша основного ремонтного цеха. Задымление. Резкий скачок температуры. Жар. Ничего не видно. Где тот человек? И вот я вижу сквозь мутную пелену — летит наш герой, видимо, вслепую шел из последних сил. Когда он поравнялся со мной — упал навзничь без сознания. Пришлось его экстренно эвакуировать на свежий воздух. Хорошо, что все обошлось. А пожар этот ликвидировали далеко за полночь, сервис практически полностью выгорел. Как сейчас перед глазами эти обгоревшие и искореженные автомобили на подъемниках.