Как узнать московского аристократа?

В московской гостиной 1840-х гг.
Изображение: В.М. Кустодиев

Литературный труд Павла Федоровича Вистенгофа Очерки Московской жизни был опубликован в Москве в 1842 году. Наблюдательный и язвительный автор, не стесняясь образных выражений, описывает завсегдатаев светских московских гостиных. МОСЛЕНТА с небольшими сокращениями публикует короткую главу из этой книги. Отрывок описывает самые распространенные характеры представителей московской элиты. Авторские орфография и пунктуация сохранены.

Московские жители гостеприимны, откровенны, услужливы, добры, легко знакомятся, щедры и вообще любят рассеянный и просторный образ жизни. Дворянство разделяется на высшее и среднее. С того времени, как Петербург сделался постоянным местопребыванием Двора, аристократы постепено стали переселяться в Петербург, куда их призывали Государственная служба и светские удовольствия, но число их пополнилось мнимыми аристократами, и потому аристократия в Москве разделяется: на настоящую и мнимую.


Настоящую аристократию составляют: высшие Государственные сановники, с их семействами и неслужащие дворяне, которые посредством отличного образования, древней знаменитости своего рода и огромного состояния, так сказать, слились в одно общество с первыми.


Настоящие аристократы ведут образ жизни тот же самый, который ведут подобные им люди, в других просвещенных городах Европы; если аристократ на службе, то большая половина времени посвящена занятиям, сопряженным с должностию; если же он не служит, то живя в Москве, весело проводит время в своем приятном и неприступном для других людей круге.


Женщины высшаго общества отлично образованы, увлекательны своею любезностью и тонким познанием светской жизни, многия из них дипломатки, с особенным удовольствием читают о Парламентских прениях в Лондоне и речи Французских Перов и Министров; получают множество иностранных газет, журналов, а преимущественно любят Французскую литературу; пожилые и немного поотсталые предпочитают легкое Русское чтение и преферансы.


25b38f19ecce609e85d45cb831c830903b2946e0

Адам Мицкевич в салоне Зинаиды Волконской

Изображение: Г. Мясоедов

Девицы получают блестящие воспитание и служат украшением Московских обществ. Оне также читают лучшия произведения Русских и иностранных писателей и следят современное просвещение как в России так и других Государствах.

В своем семейном круге, оне занимаются рисованием, музыкою и пением; по благородному стремлению облегчать участь бедных, оне устраивают в пользу их базары, где продают свои рукоделья, или учреждают благородные концерты, которые украшают своими часто блестящими талантами.


Иногда в порыве человеколюбия и самому почтенному аристократу приходит блажь притвориться меломаном; он улаживает концерт аматеров, хватает за виолончель, контр-бас или какой либо другой инструмент и садится на переднем плаце; но тут он часто украшает оркестр не талантом, а собственно своею важною, аристократическою физиономиею и благородным стремлением помочь несчастным.


Московский вельможа всегда большой хлебосол, совсем не горд в обществе, щедр, ласков и чрезвычайно внимателен ко всем посещающим его дом. Из любви к просвещению, он делает чертоги свои доступными для образованным литераторов, ученых и известнейших артистов.

Часто доступ в общество аристократа, не представляет большого затруднения для молодого человека самого небогатого состояния, если он только превосходно образован, а во время зимних балов стоит только порядочному молодому человеку быть представленным в один из домов высшего общества, и если он там, как говорится, не ударил лицем в грязь, в особенности если не будет изъявлять никаких притязаний на руку дочери хозяина, то его будут приглашать всюду, не заботясь, как иногда бывает, о том, из каких он и что у него.


Сделав маленький очерк настоящего высшего общества, я перехожу к мнимым аристократам: это ничто иное как отломок от среднего круга дворян, отставший от сего последнего и не приставший к высшему кругу.


Мнимые аристократы несравненно более горды, чем настоящие, тут честолюбие играет главную роль и чтобы удовлетворить ему, они что называются лезут вон из кожи. Они дают зимою блистательные балы, устраивают катанья и пик-пики, а летом праздники на дачах, смотрят с видом покровительства на всех, даже и на тех которые его не ищут, делают добро для того только, чтобы о нем говорили, живут только для того, чтобы им удивлялись и завидовали.


В доме вы видите, что как мебель, так хозяин и гости не на своих местах. Дамы и девушки - жеманны, горды, иныя притворно не произносят буквы р (грасируют), делают какие-то странные, сладострастно-томные глазки, неискусно притворяются близорукими, восхищаются произведениями Французской литературы, не понимая хорошенько не только Французской литературы, но даже не зная правильно своего природного языка, толкуют о заграничной жизни, зная ее очень плохо по наслышке, гонят все Русское, не хвалят Москву, где живут спокон-века.


Старухи обыкновенно играют в карты и злословят. Беда милой, образованной девушки, которая им чем нибудь не угодит или которой по уму и красоте общество оказывает более внимания чем их племянницам и дочкам; горе юноше который их озлобит, горе жениху на которого они взъедятся, они непременно расстроят его свадьбу, от них все новости и сплетни.


Они желчны и сердиты от того что чувствуют свою ничтожность в обществе, и со всеми этими качествами часто удивительно как богомольны.


Молодые люди этаго круга большею частию фаты, самые злейшие, безолаберные Европейцы, необузданные, бессовестные львы, каких только видел свет Божий от Адама до нашего времени. Главная их цель: блистать в обществе своею не всегда занимательною наружностию, сомнительной любезностию, модным фраком, в котором всегда стараются перехитрить существующую моду для того, чтобы быть более заметными.


32cd68739b8ac83edc85fb9e8d09bc1be573ac6d

Репродукция картины Завтрак аристократа, 1849-1850. Художник Павел Андреевич Федотов

Фото: Балабанов / РИА Новости

Они-то имеют странное поползновение к отращению незаконных усов и бороды, а иногда и каких-то песиков на-манер жидовских. Говорят обо всем, судят обо всем, часто ни в чем не имея никакого толку и понятия, добиваются чтоб ничего не делать попасть в Камерюнкеры или схватить крестик, всегда показывают вид что им все надоело и они все видели, между тем как они ничего не видали, а занимают их сущие пустяки.


Иные из них - нестерпимые педанты, пишут даже стихи и пробираются в литераторы; в этом-то классе людей являются: никем непонятые поэты, люди которых не умели оценить на поприще гражданской службы, расстроившиеся спекуляторы, рано промотавшиеся моты, несчастно-влюбленные, глупые от рождения. Некоторые из них, окружив себя громадами книг в кабинетах, занимаются следующими предметами: старинным вопросом о начале всех начал, определением утратилась-ли какая нибудь часть вечности от существования ея в природе, есть ли возможность превращения всего в ничто, если ли возможность чтобы не существовало прошедшее, может ли существовать мысль отдельно от тела, от чего кружится голова, портится мозг, теряется рассудок; или углубясь в пружины политики иностранных держав они, не зная истории своего отечества, следят без всякой нужды и цели за тем что сделал доброго Кабрера или Китайцы с Англичанами.


Всех этих людей вы можете иногда встретить в порядочных гостиных; бегите их, если хотите, чтобы они своими пошлыми разговорами, не помешали вам провести приятно несколько минут с образованною девушкою, добрым приятелем, или не испортили аппетита за обедом, оставя страшную пустоту в вашей голове и вашем желудке.