«Все болеют за общее дело, которое мы делаем вместе»

Что говорят
Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

МОСЛЕНТА побывала в 154-м отдельном комендантском Преображенском полку, военнослужащие которого традиционно открывают парад Победы, первыми проходя 9 мая по Красной площади вслед за барабанщиками Московского военного музыкального училища.

Срочники и контрактники преображенцы рассказали, какой приходится пройти отбор, чтобы попасть на службу в полк, как заставлять руку с шашкой зависать, а сапоги - сиять.

Татаренко Егор

Первый комендантский батальон, внештатная рота почетного караула

28629cccb84fdf3e3f6e64c7ee12e1564442c44f

Егор Татаренко

Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Я из Санкт-Петербурга, призвался летом прошлого года. Когда пришел в военкомат, сказал, что хочу настоящую службу, а не просто где-нибудь в штабе сидеть. Мне сказали, что есть такое место.

Спросили, есть ли у меня татуировки, есть ли во мне 180 сантиметров роста и занимался ли я спортом? У меня все нормально: и рост, и татуировок нет, и спортсмен. Тогда мне сказали: «Жди. Приедет человек, отбирать в Преображенский полк» Когда я это узнал, чувства были смешанные: с одной стороны, я со школы помнил, что при Петре Первом был Преображенский потешный полк, который потом стал боевым, гвардейским. Но что сейчас полк делает? Я только знал, что на параде они участвуют.

Через пару дней приехал офицер с полка, поговорил со мной, посмотрел: родители у меня - офицеры, спортом занимаюсь, внешность славянская. Он меня оформил, и мы на следующий день уже поехали сюда, в полк, в Москву. Естественно, я был рад, что еду не в какую-нибудь обычную мотострелковую часть в Ленинградской области.

Позвонил домой - мама была счастлива. Знаю, что, когда встает вопрос, где я служу, она с гордостью говорит: Мой сын - преображенец. И, кстати, с девушками, когда знакомишься и говоришь им: Я в Преображенском полку служу, это обычно производит впечатление. Они могут не знать, чем именно полк знаменит, но в любом случае уже по названию Преображенский полк им сразу становится ясно, что у нас тут не обычная войсковая часть.

В первом комендантском батальоне у нас есть рота антитеррор, и, как и в каждом батальоне полка, внештатная рота почетного караула, вот я как раз в ней.

Поначалу к этой жизни привыкать было сложно, конечно. Ну, представляете: в 6 утра команда Рота, подъем, быстро одеваем спортивную форму, выбегаем на плац, у нас утренняя физическая зарядка. Мы можем выбежать с территории полка, пробежать километра три, вернуться, потом умывание и уже после этого – занятия на плацу. Поначалу они тяжело давались: никто раньше не занимался строевой подготовкой, в жизни-то ты только ходишь, куда там мы все ходили: кто в школу, кто в университет, кто в колледж. А здесь - по 5-6 часов строевой на плацу шагаешь практически каждый день. Бывает, через день.

Т
Только, столкнувшись с такими нагрузками, понимаешь, почему отбирают ребят с разрядами, спортсменов - это те люди, которые знают, что такое - огромное стремление к самосовершенствованию. Потому что тут мало быть физически крепким.

Физически тут привыкаешь довольно легко - за месяц. А морально нужно терпеть и терпеть, пока свыкнешься: и с тем, что свободного времени почти нет, и с тем, что воинская дисциплина у нас очень строгая. Считается, что преображенец должен быть эталонном воинской дисциплины. И если по уставу команда вольно означает, что человек может ослабить правую или левую ногу, то у нас команда вольно значит, что ты все равно сохраняешь положение строевой стойки. Мы постоянно должны стоять смирно, привыкать.

Расписание у нас очень плотное на каждый день. Каждый час отводится под определенное занятие. Тут нет такого, что ты сидишь и ничего не делаешь. Мы всегда заняты и времени свободного очень мало. Мы в Москве, у нас вся территория полка - это здания, которые окружают плац. И на этом маленьком квадрате, как ни выйдешь на него, все время что-то происходит: кто-то марширует, кто-то тренирует показательные выступления с карабинами, флаговая группа к параду готовится.

Плюс рота антитеррор постоянно отрабатывает нападения на различные объекты полка: на КПП, штаб полка, поэтому постоянно происходят какие-то тренировки. Может быть введен режим усиления контртеррористической деятельности. Соответственно, подразделение получает оружие, экипируется: бронежилеты, каски, и отрабатывает занятие позиций для отражения нападений. Также у нас есть группа разминирования, они временами выезжают в город, туда, где находят снаряды и боеприпасы, оставшиеся с Великой Отечественной. Поступают по Москве сигналы: во дворе обнаружен снаряд или бомба, они выезжают. Есть у нас и комендантский батальон, он постоянно несет комендантскую службу по городу: это патрули на вокзалах, наряды на КПП в прокуратуру, в генеральный штаб.

Постоянно происходит подготовка к специальным мероприятиям, в которых рота участвует: похороны героев Российской Федерации, Советского Союза, - отдание воинских почестей. Всевозможные торжественные мероприятия - вручения государственных наград, проведение встреч и проводов государственных и военных делегаций - во всем этом участвует рота почетного караула.

На плацу мы занимаемся с учебными карабинами СКС - у них отсутствует боек, стрелять из них невозможно. Есть боевой карабин - парадный, который используется при отдании воинских почестей на погребении. Холостые патроны для этого выдаются. И есть парадные карабины, которые выдаются только на сам парад, на генеральную репетицию и на особые мероприятия. На них тоже боек отсутствует, это не боевое оружие.

Так как наши роты - антитеррор, у нас раз в месяц стрельбы, выезжаем в Ногинский учебный центр, там мы стреляем боевыми из АК-74. А на тренировки антитеррора в полку и на других военных объектах в городе, нам выдают холостые.

Существуют два набора: весенний и осенний. Когда в полк, в роту, оказываешься среди военнослужащих, которые отслужили полгода и уже обучены всему этому ремеслу. Они помогают тебе обучаться и ездят на мероприятия. А новичков подключают кого через месяц, кого через четыре, все зависит от того, когда кто натренируется и будет готов.

Этот парад Победы будет моим первым парадом. То есть, в мероприятиях я уже во многих поучаствовал, там по сути ты делаешь то же самое, тем же шагом проходишь. Но такая ответственность, когда Красная площадь, и камеры, и миллионы глаз на тебя смотрят, - такое будет у меня сейчас впервые.

П
Подготовка к Параду Победы начинается в марте. Понедельник, среда, пятница - подъем в 4, мы выезжаем в Алабино и там тренируемся на большом плацу, с 10:00 до 14:00. Это и с техникой, и с другими воинскими частями.

Чувствуешь ответственность. Понятно, что ты - всего лишь один солдат в строю, и при этом ты понимаешь, что от твоего движения зависит красота всего парада. Потом у нас происходят разборы прошедших мероприятий. Командир подразделения ставит видеозапись, показывает: Вот, смотри, Петров, вот здесь ты руку недовернул, а здесь - слишком высоко поднял, а здесь - движение неоднообразно. Следи за этим в следующий раз.

Первое прохождение, когда бывает, утром, когда еще не все до конца проснулись, какие-то свои мысли могут быть в голове. Но когда вы уже на мероприятии, и понимаете, что это как раз та минута, ради которой готовились, и на нас все смотрят, и мы идем и как один четко слышится шаг целого батальона, а это 200 человек, то появляется настоящее чувство уважения к тому, что ты делаешь. И приходит определенный драйв оттого, что вы идете все вместе, и в этот момент вы - одно целое. Но этого добиться очень тяжело: огромное количество тренировок, упреков от товарищей, что ты не стараешься все сделать, чтобы вы прошли и все сказали: Посмотри, как идут парни! Это преображенцы!

Даже на репетициях уже все понимают, что с нашим полком соревноваться никто не может. Мы открываем парад: сначала идут барабанщики, а затем наша рота почетного караула.

Р
Разумеется, все болеют за общее дело, которое мы делаем вместе. Чтобы никто в последний момент не накосячил, не заболел. Чтобы мы прошли и спокойно сказали: "Да, мы это сделали".

Само мероприятие пролетает, не успеваешь и заметить. Очень волнуешься перед началом, руки могут начать дрожать, уже думаешь: В таком состоянии могу что-нибудь и забыть… В последний момент слышишь музыку, шаг офицера, который перед тобой идет и задает, подстраиваешься под него и чувствуешь, как за тобой идут и подстраиваются твои товарищи, и вы подхватываете одну общую волну. А дальше все уже идет так, как должно быть. Это как раз то, о чем Суворов говорил: Тяжело в учении, легко в бою. То есть: на плацу тренируешься, потеешь, уже не можешь, а на самом мероприятии выходишь, и как только перестаешь волноваться, все происходит, как будто само собой, легко. И даже думаешь потом: ну а как могло быть по-другому?

Гулин Андрей

Первый комендантский батальон, подразделение антитеррор

F5b776a382d80d5cb4ce899798183c7185235c7a

Андрей Гулин

Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Я из города воинской славы Великие Луки. Служу не так давно, пять месяцев. В Преображенский полк в свое время хотел попасть мой папа, но он оказался в дивизии Дзержинского. А сам я и не думал, что из такого небольшого городка попаду на такую службу, в Москву. А, как оказалось, меня отобрали еще по документам.

На сборочном пункте мне ничего не говорили об этом распределении, я три дня ждал, потом меня вызвали на собеседование. Я и не знал, к кому, о чем разговор будет. Стоял, как на экзамене. Я учился на юриста, меня расспросили: как учился, о семье. Отец у меня бывший милиционер, сестра - военнослужащая, так что я с гордостью, с высоко поднятой головой прошел это собеседование, после чего меня напрямую спросили: Ты пойдешь в Преображенский полк? Я ответил: Да, и так началась моя служба.

Я в армию попал быстро, за четыре дня, и не совсем осознавал, что происходит. И плюс к этому еще информация, что я ухожу в Преображенский полк. Так что сам я был в замешательстве, и в этот момент меня сильно поддержал отец, который был просто в восторге, потому что, по сути, сбылась его мечта. И только уже, когда я сюда прибыл, то понял, куда попал, войдя на территорию и оказавшись на плацу, увидев тренировку роты почетного караула.

К распорядку дня привык довольно быстро, сложность была в строевой - ситуация типичная для всех, кто сюда попадает. Эти постоянные слова командира: Тянуть носок, ногу выше, спину прямее! Десять минут перерыва в час, которые ты тратишь не на то, чтобы отдохнуть, а тоже работаешь, делаешь растяжку. Самым смертельным поначалу для меня было упражнение на пресс на брусьях.

Наработка парадного шага, ощущения этого единого коллектива, когда целый батальон идет, как один человек, достигается не только строевой подготовкой, но и растяжками, попутной физической подготовкой. Потом наступает момент, когда тебя заставляют обняться со всеми и ты идешь: кто не может делать, ты его поднимаешь, кто-то тебя поднимает. Это очень сплачивает: и ходить, и тренироваться проще, когда тебя поддерживают. Так что тут результат зависит от коллектива. А коллектив здесь, слава Богу: все прошли такой же отбор, как и ты, все уравновешенные, адекватные.

О
Оружие, как и форма - еще одна наша отличительная черта, и очень много времени уходит на его подготовку. Потому что в этом полку большая публичность, что подразумевает наш идеальный внешний вид. Час-полтора мы каждый день чистим оружие, и так же с формой.

Сильнее всего мне запомнилось самое первое мероприятие, в котором я принял участие. Я был ассистентом в знаменной группе на 85 лет лингвистического университета. Торжества проходили в храме Христа Спасителя. Впечатления незабываемые: начиная с того, как мы готовились, как под меня подгоняли форму, и до того момента, когда я вышел под вспышки фотокамер под знаменем, с шашкой. Это неописуемо - чувство гордости: за себя, за полк… Чтобы понять, о чем речь, это надо испытать самому.

Занятия с шашкой в первую очередь касаются отработки строевых приемов. За технику безопасности расписываемся, и, конечно же, чистить, чистить и чистить, чтобы шашка блестела, ярче, чем твои глаза и улыбка. Поначалу тебя тренируют, как ее правильно держать, как ее выносить, куда она кладется. Когда к этому привыкаешь, дальше тренируешься с гантелями: сначала полегче, потом потяжелее. Так нарабатывают резкость выноса руки. Потому что красота движения заключается в том, чтобы рука зависала в момент полного выноса. Для этого тренируют правильность постанови локтя, напряженность, - за всем следят и все это отрабатывается до мелочей. Вес шашки: килограмм триста грамм, килограмм семьсот грамм. Гантели: 2,5-3,5 килограмма. Отдельные люди и по 5 килограммов носят, но мне самому так пока не приходилось тренироваться.

Этот парад для меня будет первым, поэтому я могу только предполагать, с какими чувствами его пройду. Но даже когда только попадаешь сюда и тренируешься, ты эмоционально идешь вместе со своими близкими. Начиная с того, что поначалу по ним скучаешь, заканчивая тем, что перед парадом 9 мая ты их себе представляешь. И каждый понимает, - того, что сделали деды, ты не перекроешь, даже пройдясь по Красной площади в параде 9 мая. Но все равно ты представляешь себе свою семью, и деда, который воевал, и все-таки возникает такая мысль, что доделываю дело, которое он начал. Мой дед отвоевал, но на парад Победы так и не попал.

Филатов Егор

Военный оркестр Преображенского полка, помощник солиста

B2adcd7f2475adf2f7a1ecfbb2d5a40838c23d82

Егор Филатов

Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Родом я из города Мегион, это под Сургутом, в Ханты-Мансийском округе. На службе уже больше девяти месяцев.

Перед призывом мы с папой вместе искали место для моей службы. Дело в том, что я музыкант, и очень сложно терять год, не занимаясь на инструменте, а потом возобновлять технику игры. Так что я хотел попасть в военный оркестр, и вот - получился Преображенский полк. В его оркестр призывали летом, а я как раз в это время заканчивал сургутский музыкальный колледж по классу саксофона. Папа звонил постоянно, и у нас было три варианта: Тюмень, Новосибирск и Москва. Выбрали Москву - престижнее, и потом у музыканта в столице гораздо больше шансов показать себя, сделать имя. Поэтому я планирую здесь на контракт остаться.

В апреле я специально приехал в Москву, в полк, капитан Гаянов - военный дирижер нашего оркестра – меня прослушал. Я сыграл несколько пьес из государственной программы, которую тогда исполнял. Потом, а он сам барабанщик, он сел за установку и мы поиграли немного импровизацию. По итогу он сказал, что все хорошо и он ждет меня летом. Вот так я сюда и призвался. Родные все порадовались, что в Москву поеду. Только мама поначалу не хотела, чтобы я так далеко от дома я оказался.

У
Учился я классической музыке, но больше люблю джазовую, эстрадную. Играл в группах, где мы исполняли каверы рок-н-рола, известных джазовых композиций. Как и всякий джазовый саксофонист, я большой фанат Чарли Паркера и Колтрейна. Из современных Джеймса Картера слушаю, Джошуа Редмана.

Инструмент у меня тут полковой, американский Con Selmer. Свой французский Selmer я не стал сюда брать.

После зарядки и умывания в 7:30 у нас начинается или информирование - рассказ про основные события в стране и за рубежом, или музыкальная тренировка на полчаса, когда каждый по своему плану занимается, играет гаммы, длинные звуки - кому что нужно. После завтрака тоже могут быть занятия, а может - оркестровая подготовка. Это когда мы всем оркестром садимся в студии: срочники, контрактники, военный дирижер, начальник оркестра, и разбираем репертуар, который нужен в ближайшее время: или это служебно-строевой репертуар - марши, ритуальные произведения. Либо садово-парковый репертуар - то, что мы играем на разных торжественных мероприятиях. Еще у нас есть концертный репертуар, но это пореже - готовимся к концертам. Вот недавно играли вторую, Богатырскую симфонию Бородина. И еще у нас есть плац-концерт: это дефиле, когда во время игры мы маршируем, идет перестроение рядов. Концертную программу играем по нотам, а весь служебно-строевой и садово-парковый репертуар выучивается наизусть.

Бывает, нужно срочно разобрать и выучить произведение. Помню, мы выступали в МГТУ имени Баумана, там проходила спартакиада и мы играли гимн университета. Выучили за день. И хорошо сыграли. А так обычно что-то новое учится в плановом порядке на протяжении недели.

Занятие в студии обычно длится четыре часа: 50 минут тренируемся, десять - перерывы. Потом обед, и после него идет уже физическая подготовка, строевая, иногда - индивидуальные занятия на инструментах.

На большой плац в Алабино мы сейчас ездим через день, через день в 27-ю мотострелковую бригаду. Разучиваем, повторяем, прогоняем весь парадный монтаж.

Играем мы по дирижированию, по руке начальника оркестра - и барабанщики, и духовики. А в сводном оркестровом полку, там главный военный дирижер, генерал-лейтенант Халилов дирижирует. И специально для парадов есть военные дирижеры, которые далеко видными движениями жезлов передают его дирижирование, и все играют синхронно. Эти дирижеры называются тамбурмажорами.

У нас в ансамбле две формы: офисная и военно-парадная. Следим за ее состоянием мы сами, и, когда уже знаешь, где и как что подшить, погладить, на это уходит не так много времени. Другое дело, что всего два утюга на 32 человека, приходится ждать. Очередь занимаешь, потом тебя зовут, форму в порядок приводишь. Обычно сразу после мероприятия мы это делаем, потому что следующее может быть в любой момент: позвонили, мы выезжаем, играем.

Иностранных президентов встречает и все их гимны играет военный оркестр почетного караула. А мы обеспечиваем мероприятия московского гарнизона. Репертуар у нас сейчас такой: из служебно-строевого: маршей 40-50, садово-парковых произведений 20-30: вальсы, Любите, девочки группы Браво, Смуглянка-молдованка в современной обработке - такого типа вещи. И репертуар постоянно обновляется, что приятно, потому что все время играть одно и то же не интересно.

Самые крупные мероприятия, в которых я участвовал - это парад 7 ноября, и международный фестиваль военных оркестров Спасская башня. Здесь мы 10 дней выступали каждый день, зрители постоянно менялись. Там было очень интересно: столько иностранцев вокруг ходит с теми же инструментами… Общались, английский на базовом уровне все знают. И был момент, когда после выступления в одной палатке собралось много музыкантов из разных стран, и из каждой страны ребята заигрывали что-то свое, остальные это подхватывали. Я завел калинку-малинку, все музыканты вокруг подхватили, и русская музыка пошла.

Бутко Руслан

Военный оркестр Преображенского полка, концертмейстер

1a4079022a5b7e856686a30a3a8a72662173c7c3

Руслан Бутко

Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Я контрактник из Волгограда, служу в оркестре полгода. В Волгограде я закончил музыкальный колледж, отучился на фагот. А на саксофоне закончил музыкальную школу и в армии служил, в оркестре, в республике Дагестан четыре года назад. И начальник оркестра у меня там тогда был тот же, что и здесь. И вот, я решил вернуться в армию.

Именно в этот полк захотел, потому что это престижно, уровень оркестра высокий. Приехал сюда, прослушался, мне дали документ, который называется отношение, чтобы подписать контракт сюда. Это вроде направления, которое относишь в военкомат. И все, через месяц я уже приехал в Москву, начал служить. В конце октября я подписал контракт, а уже 7 ноября у нас было серьезное мероприятие - парад на Красной площади. После чего в конце ноября была присяга ЦСКА в Адлере, мы летали туда в командировку. И потом, в декабре было очень много концертов. То есть сразу для меня началась очень активная музыкальная жизнь. И даже сейчас, параллельно подготовке к параду мы выезжаем на разные мероприятия.

М
Мы - люди хоть и военные, в студии стараемся быть мягкими: все-таки это музыка, с ней нельзя жестко обращаться. И на репетиции из фильма "Одержимость" наши занятия совсем не похожи. Конечно, есть субординация, поступают команды, но все у нас обходится без криков.

Рабочий день у нас, контрактников, начинается в 8:30 и заканчивается в 18:30, мы освобождаемся и идем по своим делам. Служебное жилье нам предоставляют, меня поселили в общежитии, оно совсем рядом.

Подготовка к параду началась с репетиций в студии, мы разучили программу. Потом недели две шли репетиции сводного оркестра в 27-й мотострелковой бригаде. И потом уже мы начали ездить на полигон Алабино, где и стали участвовать в репетициях парада. Парад Победы, мы, разумеется, очень ждем, потому что за всем количеством мероприятий, в которых мы участвуем, мы все понимаем, что парад - это главное событие года для полка. А так за год мы отыгрываем 200-250 мероприятий.

Константин Губанов

Батальон почетного караула, вторая рота

980ade730c246bae955d2a16f288d2d2b918387b

Константин Губанов

Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Родом я из Брянской области, призвался той весной, а через месяц уже поеду домой. В полк попал для себя совершенно случайно: на призывном пункте меня вызвали на встречу с офицером из Преображенского полка, он задал вопросы, мы пообщались, а потом он рассказал, как и что в полку устроено и предложил здесь служить. Я согласился.

Я из простой семьи: мать домохозяйка, отец - рабочий. Парад на 9 мая мы всегда смотрели, и тут я отцу говорю, что сам теперь в таком параде поучаствую. Отец обрадовался, сказал: Это для нас с матерью честь будет. Будем смотреть, гордиться тобой.

Первый месяц в учебной роте проходил, в дальнейшем распределяли: меня взяли во вторую роту почетного караула, которая считается парадной. Я этому был очень рад, и в дальнейшем все было в моих руках.

Парадной формы у нас три: Сухопутных войск, Военно-воздушных сил и Военно-морского флота. И каждая бывает летней и зимней. Летнюю форму сложнее к выходу готовить: надо отпарить и отгладить, чтобы стрелки были хорошие видны, к этому особое внимание на проверке внешнего вида при построении.

Особое внимание уделяется сапогам, нужно чтобы они блестели. Для этого берется обувной крем, тонким слоем намазывается на обувь, а потом обжигается зажигалкой, например. Потом сапоги чуть постоят, заполируешь их бархоткой, и все сияет. Минут 20 на это уходит. Костюм вместе с сапогами я могу подготовить минут за 40.

Наше оружие - самозарядный карабин Симонова. Бывает учебным, с которым мы на тренировках занимаемся, и специальным, боевым, с ними ездим на мероприятия. А из калашникова мы стреляли только в учебной роте перед присягой.

Я - знаменосец, у меня знамя воздушно-космических сил. Отработке с ним я посвящаю основное время, а кто-то так же тренируется с карабином, с саблей, - у каждого своя специальность. Особое внимание уделяется растяжкам, но так же с грузами занимаемся: с гантелями, с гирьками ходим.

Тренировочное знамя весит тяжелее, чем обычное, килограмм 15. Привыкаешь и за счет этого на мероприятиях с настоящим знаменем легче выступать.

Самое значительное из мероприятий, в которых я поучаствовал, и которое особо запомнилось, было 23 февраля - возложение с президентом цветов к могиле неизвестного солдата. Вообще в этот день было пять или семь возложений, не только с президентом.

Страшно перед парадом заболеть, думаешь об этом временами. Потому что столько ожиданий, столько сил, подготовки на это уходит, хочется, конечно, поучаствовать, пережить эти ощущения.

Крутский Игорь

Батальон почетного караула, первая рота

De00a1dfd63ecde5230267e51d4a0170e835a6f8

Игорь Крутский

Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Родом я из Казахстана, но проживаю сейчас в Татарстане. Службу прохожу уже по контракту, срочная служба у меня была с 2013 по 2014 в этом же полку, в той же роте почетного караула. В 2015 году в июне я подписал контракт.

В полк попал так: пришел в мае в военкомат по собственному желанию. Мест было мало уже, никуда не отправляли, только предложили: если пройдешь медкомиссию и отбор по анкетным данным, попадешь в Преображенский полк. А не пройдешь - уйдешь служить только осенью. И после проверок я приехал в полк 8 июня. Пришел командир роты, отбирать нас, я из Татарстана, а он там учился в нашем казанском танковом училище. И он, когда пришел к нам, так объявил, даже весело это прозвучало: Все татары идут ко мне! И так, по столу кулаком ударил. Ну, я понял, что у меня без вариантов - иду в первую роту.

У меня призыв был маленький, 30 человек. Сержантский призыв, как его называют, потому что все в нем становятся сержантами, либо ефрейторами. И есть еще такая специальность, как венконосцы - почетная должность. Я попал в эту группу, начали готовиться к возложению венков на день города, с мэром. И это было самое запоминающееся мое мероприятие на срочной службе. В Москве я до этого не был, и здесь впервые оказался на могиле неизвестного солдата в Александровском саду. Поэтому впечатлений было море. Первое серьезное мероприятие, и сразу с мэром города - это, конечно, волнение. Несешь венок, у тебя руки трясутся. Страшно.

Затем был парад 7 ноября и у меня была такая же роль, как будет сейчас - я линейным выставлялся. Линейные нужны, чтобы подразделения держали дистанцию, когда идут торжественным маршем. Дистанция между линейными - примерно метров десять. То есть, идет коробка, в десяти метрах от нее - еще одна. А мы в начале выставляемся: проходим строевым шагом, у каждого точка своя. Каждый выставляется и потом стоит, наблюдает, как проходят парадные коробки. И вот ты стоишь по стойке смирно с карабином минут тридцать. Тут, главное, по сторонам смотреть, чтобы сознание не потерять, вот и все. Потому что, если, наоборот, если в одну точку долго смотришь, можно шмякнуться.

П
После этого было возложение цветов 23 февраля, я был в президентской паре: мы с напарником несем венок, перед нами - офицер, а позади нас, в двух шагах идет президент Российской Федерации, и за ним уже остальные официальные лица...

Так же, как и сейчас, я выставлялся линейным на параде 9 мая, посвященном 69-летию Победы. Это запомнилось на всю жизнь - все же парад всероссийского уровня. Это в сравнении даже с парадом 7 ноября мероприятие гораздо более мощное: в ноябре идут в основном школьники, всякие группы поисковые. А на 9 мая - техника, военные, совсем уже мощь другая, совсем другие впечатления. Когда парадные расчеты идут, земля под тобой трясется, ты сам стоишь, трясешься, брусчатка ходуном ходит. Слышишь, как вдавливают ногу. А когда техника выезжает - ощущения еще сильнее: начинается вибрация. Со стороны не заметно, но мы стоим - чувствуем. Все видишь, за всеми наблюдаешь - очень интересно оказаться посреди такого действа.

Наша рота и вообще батальон почетного караула ездит на стрельбы с карабинами, это наше штатное оружие. Десять патронов выдают. Дистанция до мишеней - метров 500. Стрельба с позиции стоя. А из калашникова только в учебной роте стреляли.

С графиком на контракте попроще. Ушел в город, пришел домой, поел, помылся, спокойно лег спать. Суббота - сокращенный день, и воскресенье - выходной. А вот нагрузки остаются те же: что я был линейным на срочной службе, что стал линейным на контракте. Да, я знаю, как все это происходит, все умею, помню, но все равно это требует такой же физической подготовки, надо вспоминать работу с карабином. Можно сказать, заново все надо проходить.

На первом параде, когда заиграл гимн Российской Федерации, у меня аж мурашки по коже пошли. Волнение было большое. Мы работаем по флажку, по командам. И когда флажок начнет подниматься, приходит волнение, думаешь, как карабин на плечо взять правильно, ногу вынести, попасть на свою точку, не просчитаться: нужно же идти и считать количество шагов, чтобы ровно на свое место пройти. То есть: волнение, а надо идти, шаги считать, еще следить, чтобы вынос руки был правильный. А это, когда все вместе, сложно очень. Можно разволноваться и сделать что-то не так. Сейчас-то уже легче, когда это все прошел, не так страшно.

В
Все понимают, что парад 9 мая - такое мероприятие серьезное и важное, что допустить ошибку просто нельзя. Все так настраиваются.

Перед армией я учился, но ушел по собственному желанию. Сейчас планирую вернуться к учебе, скорее всего на исторический. Учеба для военнослужащих бесплатная, а вот экзамены надо сдавать: у меня ЕГЭ просрочился, надо снова его написать. Но все это - после парада, сейчас все время посвящено только подготовке к нему.

Горячев Михаил

Батальон почетного караула, вторая рота

0d2051d6d57b54ddcdc21153bcceeb84b7ca75e0

Михаил Горячев

Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Я из Владимирской области, из города Коврова. Командир взвода, старший лейтенант.

На срочную службу призвался в ноябре 2005 года, отслужил два года в Преображенском полку, во второй роте батальона почетного караула. И поступил в военное училище. В 2011 году по распределению оказался здесь. Сейчас я уже старший лейтенант, в июне контракт закончится, я буду заключать новый.

Когда я первый раз приехал в Москву и добирался на трамвае от «Авиамоторной» в полк, погода такая серая была, как-то все неприветливо и неприятно. Приехал, вижу - занятия на плацу, это меня тогда заинтересовало. Потом - учебка, нам показали, что батальон может: и на видео и так, вживую. Тогда это все заинтересовало меня еще сильнее, и после присяги меня уже направили в роту почетного караула.

Самые тяжелые здесь - первые дни. А остальное - ты уже втягиваешься в этот ритм: с утра до обеда - занятия, а после него - либо подготовка одежды, либо снова занятия, либо уезжаешь на мероприятие. Для солдат это тяжело, у них на гражданке мог быть другой ритм жизни. А что касается офицеров, то у них и в училище был такой же режим.

Е
Есть свои моменты, к которым не привыкнешь. Например, минус двадцать пять градусов, но ты стоишь в строю, как все. Ты же не скажешь: "Мне холодно, я пойду." Единственное, что можно сделать - руки посжимать, чтобы они у тебя не замерзли. Пальцами ног в сапогах можно подвигать для согрева, и все.

Два года назад было мероприятие в Санкт-Петербурге, день снятия блокады, мы ездили, как раз было минус 25. И ничего, простояли мероприятие, прошли торжественным маршем, и все прошло нормально. Стояли на морозе возле Пискаревского кладбища около часа, , никто не замерз.

Спокойные месяцы у нас только - июль, август, когда мероприятий нет, и можно заниматься на плацу с ротой. Грубо говоря, это такое затишье. А до этого есть сложные даты: и 22 июня, 9 мая, 23 февраля, и многие другие. Бывают целые недели, когда один день на занятия выйдешь, а в остальные будешь ездить по мероприятиям, даже в выходные.

Когда новобранцы прибывают, им в первую очередь запоминается плац и занятия, которые они на нем видят. Потом присяга и распределение, кто куда попал, там уже начинается своя жизнь, в зависимости от того, батальон это почетного караула или оркестр, например. Им запоминается то, что они всем подразделением делают, а потом уже - увольнение в запас. Все, вот типичные воспоминания о службе в полку.

Форма служит года по три и в первый раз выдается под парад: и обмундирование, и сапоги.

Командировки бывают по России, а бывают и заграничные. Я в том году не попал, но рота почетного караула летала в Китай на парад. А я летал на парад в Люксембург. По России в Читу летали, в Курск, в Орел, в Архангельск, всего и не вспомнишь.

Полк работает на мероприятиях с первыми лицами государства. Если прибывает военная или правительственная делегация, мы ее встречаем, работаем с ней на встрече, на возложении цветов и на проводах, когда она улетает.

Наверное, самое мое ответственное мероприятие - это парад в честь 69-летия Победы, когда я шел под знаменем Победы, командиром знаменной группы. Это когда командующий парадом говорит: Под государственный флаг Российской Федерации и знамя Победы, все голову поворачивают налево, и две знаменные группы выходят, проходят через всю Красную площадь. Камеры, телевидение, снимают их на всю страну, за рубежом их тоже показывают. Весь мир в этот момент наблюдает за нами.

Ощущения непередаваемые: когда ты стоишь в исходном положении, и до начала парада осталось буквально десять минут, ты не крутишься, не шевелишься, просто стоишь и смотришь в одну точку. Сосредотачиваешься, настраиваешься, думая о том, что будет происходить.

И
И когда слышишь этот голос: "Под государственный флаг…", волнение нарастает, думаешь, куда бы может, уйти, но никуда уже не деться.

И вот, на исходном положении ты собираешься с мыслями и все проходишь, всю дистанцию. Под музыку идешь, темп задается. Под оркестр идешь, ни о чем не думаешь, кроме как о том, как все правильно сделать.. Когда ты прошел всю дистанцию и встал на свое место, а парад окончился, вот тогда можно сказать: Все, я парад прошел

Из традиций - бывает, что после парада мы всеми офицерами с женами собираемся на банкет. Не здесь, в полку, а где-нибудь в Подмосковье в кафе накрываем стол. Приезжают все, там можно и потанцевать, и пообщаться, познакомиться. Но это бывает, только по распоряжению командира.