«Просто так люди сюда не приходят»

Фото: пресс-служба парка "Сокольники"

Кемпинг – это особая территория для установки палаток, мобильных домов и домов-прицепов. В отличие от стран Европы и США, где такой тип туризма очень развит, в России кемпинги - редкое явление. В 2014 году почти что в центре Москвы - в парке Сокольники действует полноценный кемпинг со светом, душем, туалетом и общей кухней.

МОСЛЕНТА встретилась с постоянными обитателями этого необычного места и выяснила, какого это, ощущать себя небольшой деревней в самом центре мегаполиса, как пережить зиму в мобильном домике площадью шесть квадратных метров, и что заставляет людей переселяться из квартир в городской парк.

Юля, администратор автокемпинга «Сокольники», живет в кемпинге 10 месяцев

Здесь практически нет тех, кто бы пожил месяц и сразу же уехал. Я думаю, что изначально такой выбор делают неспроста. Вот, например, два домика у нас занимает сын с матерью. У них по паспорту прописка где-то здесь, в Сокольниках, и они, видимо, квартиру сдают и на разницу живут или копят на что-то. Это очень аскетично, конечно.

41f47212e17829137cf2586d2b18c7311d14a2ef
Фото: Филиппо Валоти Алебарди / МОСЛЕНТА

Есть другие случаи, есть девчонка, которая использует кемпинг как формат городской дачи, она, поэтому и приезжает сюда не очень часто. То есть это такое не супер комфортное жильё, но при этом в лесу и почти в центре города. Есть ещё Костя, очень аскетичный человек, который по-моему хоть в сугробе спать может. Он тренер со своей авторской гимнастикой, которую я просто называю «восточными единоборствами». Я не знаю, что именно он делает, но говорят, помогает. Тимофей [местный житель - прим.редакции] так вроде бы от аллергии на кошек даже вылечился.

А есть ещё такой Сергей, живет в небольшом домике без удобств, за него платит его брат. У нас тут у всех нелегкая судьба и про каждого можно книжки писать, но Сергей особый случай. Он был алкоголиком и жил с какой-то женщиной до тех пор, пока та не умерла, а жилье не распилили между собой родственники. Тогда ему и нашли этот домик. Так, во-первых, дешевле, чем снимать квартиру, а во-вторых, это такая трудотерапия.

Серёжа живет здесь и занимается общественно-полезным трудом – воды принесет кому-то, дорожки почистит, в магазин сбегает или вот поможет посетителям финский гриль разжечь. Он здесь с лета, и хотя я не слежу за его жизнью, никакие обязательства на себя не беру, но за всё это время я его только один раз пьяным видела. Сказала, что выселю, если ещё раз увижу в таком состоянии, и с тех пор это не повторялось.

Однажды я уже выселяла за пьянство. Были осенью такие странные бедолаги, сын с матерью, которые приехали из Турции искать работу. Жили в маленьком домике где-то месяц, а однажды напились и начали скандалить. Потом я заглянула к ним в домик и увидела, что там всё бутылками из под водки заставлено. Ну и выгнала их.

Я живу здесь с прошлого лета, пробовала жить в домах всех типов: и в тех, где совсем нет удобств, и в маленьких, и даже в прицепе. Дом, в котором я сейчас живу – это лучший вариант проживания, тут есть все удобства и даже пол с подогревом, но таких только два и, когда меня о них спрашивают, я всегда говорю, что они в пожизненной аренде.

Тут есть спальня, гардеробная, летом будет душ работать, и зимой, не смотря на холода, тут было довольно комфортно. Конечно, при минус двадцати тут был легкий дубак, но с двумя обогревателями нормально.

Я
Я это место называю смесью Америки и советской турбазы.

Там, где места для прицепов и автодомов, – Америка, а у нас тут настоящая советская турбаза, тут надо мозг прилагать для проживания. Но лично для меня вопрос комфорта совсем не принципиален, я детство провела в частном доме и все эти ведра с водой, рукомойники и прочее меня совсем не пугают. На бытовые такие проблемы я внимания не обращаю - колоши, валенки и всё, вперед пошел.

Мне очень нравится такой лайфстайл, тут потрясающая природа - лисы мне всю зиму дорогу перебегали, лосей я не видела, но летом, говорят, подходили довольно близко. А так полно белок и различных птиц. Отсюда невозможно уехать и бывает, что я неделями не выбираюсь.

К
Когда я оказываюсь в городе, то начинаю зевать потому, что мне кислорода не хватает. Меня морит просто.

На лето мы тут всякие мероприятия придумываем. Будем проводить пленэры в «Сокольника»х – рисовать пейзажи, акварельки, на каскадные пруды ходить. Антикафе будет работать. У нас тут при входе есть такое стеклянное здание, где кафе сам Бог велел сделать, но там нет воды, поэтому ничего кроме антикафе мы сделать пока не можем.

Было бы хорошо, чтобы хотя бы фудтраки тут были, но у нас проблемы с электричеством. «Стардогс» только смог две недели простоять, но и они сдулись. И когда они включали свои мармиты, то у нас у всех лампочки сразу притухали.

Dd76a86531a0e17c0b883e7b974cc31456962dbd
Фото: Филиппо Валоти Алебарди / МОСЛЕНТА

Летом тут хорошо. В домиках есть специальные вентиляционные отверстия, а кроме того тут сквозные окна, поэтому никогда не бывает душно. А если стоит невыносимая жара, то всегда можно открыть дверь и всё. Я всегда так делала, когда жила в маленьком домике.

Т
Тут все друг другу доверяют, и когда я с собакой иду в парк гулять, то никогда дом не запираю.

Хотя в начале лета у меня была неприятная ситуация, когда много чего вынесли из дома. Поэтому теперь, когда я встречаю незнакомых людей на территории кемпинга, я спрашиваю, чем могу помочь и к кому они идут. Потому что в принципе тут территория закрыта по периметру и особенного траффика нет - просто так люди сюда не приходят.

Территория у нас не очень большая, но я этим скорее довольна потому, что с хозяйством итак много проблем. В основном – это коммуникации потому, что площадка не была рассчитана на зиму и обязательно где-нибудь что-нибудь засориться, обвалиться или протечёт, и всё это нужно решать, вызывать разные службы.

Но сейчас стало полегче – если раньше кемпинг был в ведомстве частных коммерсантов, то сейчас он управляется парком «Сокольники» и к нам приезжают службы парка. Правда, они приезжают к нам в последнюю очередь, мы так и называемся у них - «пост дальний».

З
Здесь ничего нет – только лес.

Чтоб до магазина или кафе добраться нужно пройтись по прудам романтические десять минут или сесть на трамвай и проехать две остановки. В принципе, ничего страшного, но без машины тяжеловато. Мне помимо прочего ведь кассу сдавать нужно, а это на другом конце парка.

На такси не наездишься, а пешком это четыре километра. Но зато летом можно на велосипеде или самокате. Я в этом месте как раз их и полюбила, летом мы на нашей территории даже кольцевые гонки устраивали на скутерах, самокатах, гироскутерах, растабайках и обычных великах - кто на чём.

275eced76bd2df0f383706bd0c17284eb5e94bbe
Фото: пресс-служба парка "Сокольники"

Те, кто здесь живут - все за меня. После одиннадцати шуметь нельзя. У нас есть финский гриль, беседки, мангалы, люди по четыре часа их снимают, но я всем говорю, что после одиннадцати всё, и если какой-то кипишь, то я их успокаиваю.

Но мне с конечным потребителем работать сложно, я всегда менеджером была и поэтому я довольно сурово работаю. До того как стать здесь администратором я много чем занималась: делала проекты для министерства образования, работала в благотворительном фонде Дуни Смирновой, в «Лавке-Лавке» ярмарки организовывала, на НТВ работала.

А так я училка, преподавала русский язык и литературу в старших классах. Очень любила я это, и контакт с детьми был прекрасный - у меня даже двоечники всегда за первые парты дрались. И во мне до сих пор есть много от учительницы, мне важно, чтобы люди задумывались о своей жизни, о том, что они говорят, что едят и так далее. В меня это просто встроено.

Тимофей, совладелец и генеральный директор фирмы по пошиву одежды, живет в кемпинге 6 месяцев.

Жизнь здесь может показаться довольно аскетичной, но это условно потому, что мы всё-таки не в деревне живем, здесь очень близко до центров жизни и, если есть машина, то кафе и все остальное под рукой.

При этом есть возможность сбежать от урбанистического сумасшествия, пожить на одном уровне с землей и чтобы птички пели у тебя за окном. Здесь, конечно, слышен шум машин, но все равно есть ощущение природы и энергетически здесь комфортнее себя чувствуешь.

2c2fe791bb86c3cbb2f5aea0eabfde2cf11da800
Фото: Филиппо Валоти Алебарди / МОСЛЕНТА
М
Мне нравится жить на природе и аналогичных мест в Москве просто нет.

Зимой и ранней весной здесь, конечно, не очень комфортно, каждое утро приходится проходить сто метров туда и обратно до душевой на морозе, но я слишком много времени провожу на работе, чтобы беспокоится о комфорте. Если бы у меня была возможность и желание сидеть дома, смотреть телевизор – это одно. А так я встаю, иду в душ, завтракаю недалеко от работы и возвращаюсь только, чтобы переночевать.

А летом здесь здорово, в прошлом году тут даже сформировался особый мир немного оторванный от реальности, такая атмосфера похожая на коммуну или легкий дауншифтинг без отрыва от производства. Мы вытаскивали проектор и смотрели кино по ночам или просто сидели у костра, а по выходным тут доступны все преимущества парка «Сокольники» и можно было кататься на велосипеде или купаться в прудах.

В кемпинге своя атмосфера и какие-то особые люди, здесь никто не закрывает двери на ночь, мне даже потребовалось поработать над собой, чтобы перестать париться и не пристёгивать велосипед к деревьям. Здесь просто нет той атмосферы страха, что царит в Москве и люди нормально друг к другу относятся. Можно без проблем сходить к соседу за солью и не запирать домик, выйдя на прогулку.

Здесь собрались довольно приятные люди, и некоторые из них стали важной частью моей жизни, здесь я познакомился со своей девушкой Леной, которая вместе с подругой снимала летом домик, чтобы сбежать от московской жары. К тому же, наши мобильные домики – это только часть проекта и летом здесь появляется много иностранцев на своих автодомах или прицепах, и вот эти люди, которые едут из Парижа в Монголию на своих монстртраках, тоже добавляют колорита.

3e66c8261a48856c7347140c999b2ba04de4760b
Фото: пресс-служба парка "Сокольники"

Я понимаю, что для многих эти люди и этот кемпинг могут показаться неким отстранением от нормы, но мне кажется, что, наоборот, это такое начало новой нормы. Не в том, смысле, что все московские парки обустроят мобильными домиками и все москвичи буду жить в лесу, оставаясь в пределах города, а в том, что со временем будет становится больше необычных мест и форм проживания.

Раньше все работали с девяти до шести, а сейчас есть большие корпорации, которые не заставляют своих работников сидеть от звонка до звонка и дают возможность работать из дома. Тогда это выглядело бы странно, а сегодня это норма. Точно также сейчас странным выглядит такое вот нестандартное проживание в кемпинге.

Я
Я не знаю, сколько еще пробуду здесь, это как приключение, которое рано или поздно закончится.

Если заглянуть под дно этих домиков, то можно увидеть, что они мобильны, то есть сам форм-фактор предполагает, что это временный вариант проживания, просто у кого-то он растягивается на несколько лет или месяцев. Я тоже не знаю, может, я здесь лет десять проживу и украшу домик расписными занавесками, но всё-таки это совсем не то место, где можно воспитывать детей.

Забавно, я приехал из Петербурга, которым все восхищаются, потому что там более спокойные и уравновешенные жители, но Москва у каждого своя. Кому-то москвичи кажутся вечно-спешащими и суетливыми, а я знаком с совсем другими людьми, они наоборот очень доброжелательны и никуда не спешат. И я говорю не только про это место.

Николай, генеральный директор телекоммуникационной компании, живет в кемпинге 11 месяцев.

Когда я сюда заезжал, тут в домах никто не жил кроме местных рабочих и каких-то цирковых артистов. Переговоры о заселении я начал вести ещё прошлой зимой, тогда эти два домики сдавались посуточно, я сам считал, сколько это будет стоить и месяца два вел переговоры. Договорились, заселился, а потом начались бытовые проблемы.

26cadf507c22bd99c985c70a3ed43b01fc36af0a
Фото: Филиппо Валоти Алебарди / МОСЛЕНТА

Уже почти год у меня не работает кондиционер, хотя он входит в цену, электричество тут так хорошо проведено, что если одновременно включён рукомойник и батарея, то пробки вышибает, а когда у меня случились проблемы с канализацией, то мне предложили обратиться к производителю автодома.

В итоге, самому пришлось поехать в магазин и все починить - обратная связь здесь почти не работает, никому нет дела до нужд клиента. Хорошо хоть здесь администратором стала Юля, она здесь постоянно живёт и знает обо всех проблемах.

Но, конечно, это всё мелочи и подобные бытовые проблемы меня совсем не пугают. У меня все жизнь в командировках и раньше бывало, что приходилось больше полугода жить в степи Байконура в полевых условиях.

К тому же в моём домике есть, в принципе, всё. Тут только два таких, где есть полноценная спальная, кухня, туалет. Когда есть проточная вода, то есть даже душ и стиральная машина. Но это тоже не проблема. Для меня это такой дачный дом, в котором я живу постоянно.

Причём, мне есть, где жить - у меня квартира на 29 этаже на улице Подбельского, есть квартира на Арбате, есть дача в трех километрах от Москвы. Но это не то, там таунхаусы и сплошное царство заборов.

Н
Нет таких квартир, которые меня бы устроили больше чем кемпер

Здесь кругом лес и до работы мне пятнадцать минут на велосипеде, при этом машина и мотоцикл находятся постоянно под присмотром охраны. Мои дети живут тут недалеко, но они у себя в этом бетонном мешке не высыпаются, они нормально высыпаются только здесь. Приезжают, точнее, приходят, когда пожелают, поэтому одна спальня у меня в качестве детской выступает.

0ada80713d149cc834773ff8cae9ba46fc917e20
Фото: пресс-служба парка "Сокольники"

Ещё хорошо, что это довольно маленький дом и само пространство вынуждает тебя больше времени проводить на улице, заниматься физической активностью, или просто общаться.

Э
Это место учит тебя тому, что тебе нужно гораздо меньше вещей, чем ты думал, что вокруг очень много излишеств.

Поэтому все, кто здесь живет, - далеки от общества потребления. И они куда более общительные, открытые люди, чем остальные жители города. Тут все друг друга знают, обратиться за помощью можно по любому вопросу.

Все друзья мне жутко завидуют, тут обычно нет отбоя от желающих приехать на шашлыки или просто посидеть на природе - не у всех есть возможность иметь свою дачу в центре города.

Но не все решаются сюда переехать, все-таки в большинстве современных семей решение принимает женщина, это типично для общества потребления - оно женское. Здесь же, наоборот, более аскетичный, мужской образ жизни. И можно даже заметить, что те немногие женщины, которые здесь живут, по поведению похожи на мужчин.

Никита, водитель, живёт в кемпинге 7 месяцев.

Мне всегда нравились тихие места. И главный для меня плюс в кемпинге - это то, что я могу заниматься гимнастикой, бегать, тренироваться. Вот, например, надо сходить зимой за водой - я вышел, побежал по нечищеному льду через всякие горки до туалета, а потом обратно тоже самое с двумя пятилитровыми канистрами. За зиму я очень хорошо так набегался и даже ни разу не замерз, не заболел, хотя всё время хожу в легкой куртке.

317eaca6f976e491dc5db15d1d41896d45faea6c
Фото: Филиппо Валоти Алебарди / МОСЛЕНТА
Я
Я здесь всегда в движении и таком приятном напряжении.

В Москве нет более живого места - от нас и до самого МКАДА сплошной лес. И хотя я прожил всю жизнь в достаточно «зеленом» районе Нагатино-Садовники, когда приехал сюда – сразу почувствовал чистый воздух, а первые недели отсыпался за четыре часа.

Это место для меня что? Сложить вещи, переодеться и лечь спать – это не рабочее пространство, я не провожу здесь весь день, поэтому то, что домик маленький меня совсем не беспокоит. Главное, что тут есть койка, шкаф и отопление.

Конечно, для большинства москвичей это будут спартанские условия потому, что ни санузла рядом нет, ни кухни под боком, зимой холодно, а электричество не выдерживает, но меня всё устраивает. Хотя первое время было сложно ко всему этому привыкать, и я постоянно искал какие-то другие варианты.

Приходилось адаптироваться не только к бытовым проблемам, но и к другой обстановке, например, к отсутствию шума. Когда долго живешь в многоквартирном доме, то привыкаешь к тому, что постоянно есть какое-то движение, а тут в лес выходишь ночью и страшно - там нет никого.

Б
Бывает, что за стенкой тишина и к этому нужно привыкнуть.

Но человек ко всему адаптируется, главное знать, зачем ты это делаешь.

Своей кухни у меня здесь нет, домик-то всего шесть квадратных метров, но общей я тоже не пользуюсь. У меня особое питание, я не просто не ем мясо, я даже запах его не переношу. И вот допустим мне надо всего лишь сварить себе рис с овощами, а на кухне до этого кто-то борщ варил. Находиться неприятно, приходится проветривать, терять время.

Поэтому мне проще купить себе мультиварку и готовить у себя тут в уголке. Общим холодильником я тоже не пользуюсь, вместо этого у меня есть ящик, который я просто кидаю под домик, и он там промерзает. Летом думаю вкопать его в землю, в старину же так и делали – хранили продукты в погребе.

После городской жизни это трудновато – здесь как в селе. Живешь как на отшибе, сидишь как в провинции – до магазина ближайшего минут двадцать пешком, а до круглосуточного еще дольше. Но для большинства жителей это не постоянное место жительства – для кого-то это перевалочный пункт, а кто-то квартиру сдает, копит на что-то.

Е
Если бы не нужда, я бы тут не оказался, наверное.

Но из-за семейных проблем я остался без жилья. У меня родители в разводе, а с новыми родственниками не сложилось, и я остался без квартиры. В итоге, я стал перед выбором: либо уезжать из Москвы, либо снимать квартиру, либо заехать сюда за одиннадцать тысяч в месяц. И последнее для меня лучший вариант потому, что снимая квартиру, ты натягиваешь на себя такой тяжелый рюкзак, который тянет тебя вниз, который ты еле-еле тащишь. Для меня в этом смысле лучше напрячься немного физически - где-то помёрзнуть, где-то побегать, а не жить и работать себя в напряг.

У меня уже было так. Я и в автосервисе работал, и на подборе автомобилей, и на производстве препаратов, но везде меня обманывали. А я так не хочу, я хочу работать на себя и понять, чем заниматься дальше. Не куда меня хочет запихнуть общество, семья или друзья, а куда я хочу.

Поэтому на наследство я купил себе машину и теперь работаю водителем сам на себя. У меня график свободный, чуть ли не произвольный, в основном, это такие разовые заказы, когда кому-то надо что-то перевести или на дальняк съездить. Вот недавно, например, отвез человека на Северный Кавказ и заодно сам побывал у знакомых, которые давно меня туда звали. Но эта работа, кончено, временная, так – перебиться.

1a852c3e2b7b7d99f7f8f364f9f5e0b4da5a2497
Фото: пресс-служба парка "Сокольники"

О самом кемпинге я узнал от знакомых. Один раз услышал, второй, третий, потом приехал на тренировку к Косте, пару раз позанимались с ним, домики приглядел и понял, что это самый подходящий вариант для меня. Костя – это такой местный житель и тренер, он занимается проблемами с опорно-двигательным аппаратом, ведет такое авторское ОФП [общая физическая подготовка] с элементами восточных единоборств.

А я, как и любой коренной москвич, был с кучей проблем, когда к нему пришёл в первый раз, то вообще ничего не мог - плечи не работали, не гнулся совсем. А сейчас все изменилось и иногда я ловлю себя на мысли: «Да я же так не умел!». При этом Костя тренирует не только тело, он помогает сформировать некий каркас жизненных ценностей, отчасти именно поэтому я оказался здесь. Но большинство моих друзей не поняли моего выбора.

К
Когда знакомые узнали, что я сюда переезжаю, то покрутили у виска и даже перестали поддерживать со мной связь.

Для некоторых я как будто престал существовать. Как в Америке, когда друзья бросают человека, потерявшего свой социальный статус. Для них я потерянный человек, раз не живу обычной материальной жизнью, раз не пытаюсь взвалить на себя груз по крутой квартире и красавице жены, когда мне это не нужно.