Спасти нельзя бросить

Город
Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

Большинство горожан не питает иллюзий относительно того, как живут бездомные кошки и собаки в московских приютах. Про улицы и говорить не приходится. И многие готовы бы помочь, но как это сделать - мало кто знает: помощь собирается «всем миром» в соцсетях, в жуткой спешке, и благотворительные порывы часто теряются в неразберихе. Однако в скором времени у всех неравнодушных москвичей появится настоящая инструкция, как делать добрые дела.

В Москве прошёл первый всероссийский форум «Бездомные животные в городской среде». И на нём было решено, что один из организаторов — благотворительный фонд «Путь домой» — в ближайшее время запустит в Москве единую интернет-площадку для координации работы волонтёров и просто желающих помочь бездомным и приютским кошкам и собакам. Это совершенно новый подход не только для столицы, но и для всей России. Также фонд создаст настоящую систему экстренной помощи животным в Москве — не надо будет метаться по городу со сбитой кошкой на руках и впопыхах искать, куда её пристроить. Затем этот опыт распространят и на другие регионы.

МОСЛЕНТА выяснила, как выглядит зоозащита сейчас и почему такое решение вполне тянет на революцию в этой сфере.

Что сейчас

Помочь бездомным животным не так-то просто, как казалось бы. И в Москве, и в регионах ситуация схожая: все объявления о нуждах приютов, избитых кошках и найденных больных собаках размещаются в группах в соцсетях. Одна из самых крупных — «Общественное объединение Бонус». Организовали её две девушки из Санкт-Петербурга в память о своём подопечном — псе Бонусе. Его нашли 15 января 2011 года в Юнтоловском заповеднике: неизвестные избили и изрезали собаку, а после подвесили за задние лапы на проволоку. К сожалению, спасти пса не удалось.

Раньше вся зоозащитная деятельность шла на форумах, сейчас широкой публике известны два из них — «Пёс и кот» и «Все хвосты». И там полно подобных историй.

Ddb5b546a212aba0b89b8cadedd4efa41a4422dd
Фото: Руслан Кривобок / РИА Новости

Человек, не занимающийся этим вплотную, узнаёт о таких группах случайно. И для него все эти площадки выглядят хаотичной мешаниной фотографий изувеченных животных и криков «SOS! СРОЧНО! РЕПОСТ! помогите чем можете!», обильно приправленных паническими смайлами. При попытке разобраться, что же случилось, выясняется, что пострадавший уже давно в клинике, отвечает за него совершенно другой человек, долг за лечение вырос в несколько раз, и что теперь с ним будет — непонятно.

После лечения история обычно не заканчивается — многие животные попадают на улицы не от хорошей жизни, и перед тем, как искать им дом, их приходится учить заново доверять людям. Давайте честно — будущие хозяева ищут контактных, красивых, дружелюбных и воспитанных питомцев. Мало кто захочет брать кошку, которая в ужасе сидит в углу, боится резких движений и вдобавок имеет парочку хронических болезней. Про животных-инвалидов и вовсе говорить не приходится.

С приютами тоже всё непросто — до сих пор на слуху жуткая история приюта «Эко “Вешняки”». О том, что там отвратительно обращаются с питомцами, уже несколько лет говорили все волонтёры Москвы. А ещё приют славился крайне строгим режимом посещения — в отличие от остальных, где рады любым помощникам и активно зовут людей пообщаться со своими подопечными. Терпение неравнодушных лопнуло после того, как бывший работник «Эко “Вешняки”» сообщил на одном из форумов о массовых убийствах кошек и собак. На Аллее Первой Маёвки стали собираться неравнодушные граждане, вспыхнул стихийный митинг, а в ночь на 29 апреля начался настоящих штурм.

Полиция и прокуратура, подоспевшие только утром, нашли труп 41 животного, однако зоозащитники утверждали, что это не предел, и обнаружили множество захоронений за территорией приюта. Да и состояние питомцев, которых разобрали в тот же день по домам и передержкам, красноречиво говорило о многом — здоровых практически не было, у всех инфекции, незажившие травмы, дисфункция внутренних органов и просто истощение. Собаки не гуляли по нескольку лет и забыли, что это такое. Многие кошки болели сразу несколькими смертельными болезнями. Все отчёты о состоянии их здоровья добросовестно публиковались в группах помощи животным «Эко “Вешняки”».

381c9747444ae25cb21d41ba3eb903d53872a9f1
Фото: Александр Щербак / ТАСС

При этом старший волонтёр приюта в то утро 29 апреля убеждала МОСЛЕНТУ, что у них всё в порядке, что их оклеветали, что в приюте живёт всего 180 зверей и за ними всеми бережно ухаживают.

Разумеется, «Эко “Вешняки”» — это исключительный и вопиющий случай. Но даже в обычном муниципальном приюте с добросовестным руководством постоянно нужны руки, еда, медикаменты и вообще любая помощь. Как правило, они перенаселены. Для примера — только в Кожуховском приюте на конец апреля этого года было 2.700 только собак. А в Некрасовке, где тоже содержатся муниципальные питомцы, их и вовсе было около 4.000. Средств хватает только на самый дешёвый корм — а это значит, что и так не слишком здоровые животные без лечебного питания будут болеть и дальше. Многим требуется специальный уход. И эти несколько тысяч сложных и проблемных «постояльцев» ложатся на плечи всего пары десятков волонтёров, от которых и зависит состояние животных.

Дыры в законе

В приютах далеко не все питомцы — жертвы живодёров. Подавляющее большинство животных попадает на улицы из-за банальной безответственности и необразованности. Кто-то не хочет лечить своего любимца и приносит на усыпление в ветклинику, ну или просто выбрасывает в подъезд в надежде, что ему помогут сердобольные. Некоторые до сих пор выступают против стерилизации, но считают гуманным убивать котят и щенков. Кто-то не убивает, а просто выносит новорожденных в коробке на улицу, но нельзя не понимать, что шансы на выживание в таком случае равны нулю. Многие свято уверены, что домашняя кошка, которая по какой-то причине стала мешать в квартире, выживет на улице — хотя это абсолютно не так, и животное может заболеть просто от стресса. Не говоря уже о том, что оно не умеет защищаться от собратьев, собак и других людей.

К сожалению, найти хозяина в таких случаях бывает практически невозможно — большинство владельцев не занимаются чипированием и регистрацией своих питомцев. Привлечь к ответственности за неподобающее отношение именно к домашним животным тоже не выйдет. На федеральном уровне такого закона не существует: законопроект «О защите животных от жестокого обращения» был отклонён ещё в нулевых, и с тех пор его так и не смогли доработать.

Привлечь за садизм можно по статье 245 УК РФ «Жестокое обращение с животными». Под неё подпадает «Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних». Максимум, что может получить ваш сосед, режущий собак — штраф до 80 тысяч рублей или полгода ареста. Если сумасшедших соседей было двое и они перед этим сговорились, им будет грозить до 2 лет тюрьмы.

E70de5e2f463507d2a07c7d4743f9fb40b856ff9
Фото: Саид Царнаев / РИА Новости

Однако зоозащитники говорят, что эта статья по сути не работает. Факт жестокого обращения легко доказуем, когда отец семейства в гневе выбрасывает собачку дочери из окна, или когда молодые садисты выкладывают в сеть видео с издевательствами. Но в случае с безнадзорными животными зачастую не удаётся установить даже подозреваемых.

18 марта 2015 года Госдума приняла во втором и третьем чтении законопроект, который закрепляет в федеральном законе право муниципалитетов на проведение отлова и содержание бездомных животных. Таким образом федеральные власти просто переложили ответственность на плечи регионов.

В Москве своего городского закона о животных нет, и все возможные взаимоотношения регулируются лишь пятой главой административного кодекса столицы: «Административные правонарушения в области обращения с животными». Для примера — за жестокое обращение, не квалифицированное как уголовное преступление, полагается штраф 2.500 рублей. В такую же сумму обойдутся опыты над ними без обезболивания, «умерщвление» без садизма и достаточных оснований и «содержание или транспортировка животного в условиях, приводящих к потере его здоровья». И это при условии, что удастся доказать все эти факты.

И всё, других регуляторов фактически нет.

«В Московской Думе очень долго висел на рассмотрении закон о защите животных, сейчас его сняли, — пояснил МОСЛЕНТЕ вице-президент Московского общества защиты животных Кирилл Горячев. — Проблема вот какая: механизмы реализации и обеспечительные отрасли подобных законов — административные, уголовные — находятся на федеральном уровне. А тема отдана на региональный уровень. И регионалы ничего изменить не могут, даже если очень захотят».

Регулирование численности безнадзорных животных в России также лежит в компетенции регионов. В Москве запрещён отстрел и практикуется безвозвратный отлов: город заключает контракт с фирмой, которая ловит на улицах бездомных животных и помещает их в муниципальные приюты.

С 1999 по 2008 годы в столице действовала программа ОСВВ (Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат): бездомных собак ловили, стерилизовали, прививали и возвращали обратно в городскую среду. Отличить таких животных можно было по биркам в ухе. Однако власти решили перейти к системе безвозвратного отлова после нескольких случаев нападения стерилизованных собак на людей. Проблема в том, что многие уличные животные дичают, и мыслят они уже скорее как волки, нежели как соседская такса.

C3ed4569f6c14a6448b501be9a572130a7817aec

Во время отлова собакам иногда приходится вводить успокоительное при помощи дротиков

Фото: Сергей Ермохин / РИА Новости

К сожалению, подобные случаи привели к образованию догхантерского движения — это организованные неформальные сообщества людей, уничтожающих бездомных собак «подручными средствами».

Догхантеры утверждают, что основной их целью является борьба с агрессивными животными, но по факту их жертвой может стать любая собака, даже домашняя. А среди сторонников этого движения очень много настоящих садистов. В Москве догхантерство сформировалось примерно в 2008-2009 годах. Эти люди регулярно проводят свои «чистки» — разбрасывают на улицах мясо или колбасу с ядом. Причём таблетки, заставляющие животных мучительно задыхаться, можно купить в любой аптеке. Но некоторые сторонники этого движения в целях экономии просто подмешивают битое стекло в мясо.

Кошки целью догхантеров не являются, но тоже часто погибают из-за отравленной еды. Отдельного движения «истребителей кошек» нет — их травят просто так, мол, «нечего разводить антисанитарию», или случайно, когда разбрасывают крысиный яд, или замуровывают в подвалах. С подвалами, кстати, всё не так однозначно, как хотелось бы: по закону, управляющую компанию могут оштрафовать за отсутствие решёток на проходах в подвал и за животных там. В то же время коммунальщики не имеют права «замуровывать» кошек, так как это попадает под статью уголовного кодекса «Жестокое обращение с животными».

Существуют научные исследования, которые обосновывают необходимость существования на улицах города бездомных собак и кошек — ведь они являются частью экосистемы, регулируют количество грызунов, например. Однако зоозащитники выступают категорически против. И после всего вышеперечисленного становится понятно, почему.

Всем миром и централизованно

«Отдельному приюту нельзя помочь, просто привезя, например, тонну мяса – кто её будет разгружать, где её хранить? Необходима система помощи, чтобы волонтеры могли объединять усилия», – пояснил на форуме председатель благотворительного фонда «Путь домой» Андрей Богомолов.

На новой интернет-площадке, которая была анонсирована на форуме, будет собираться информация о конкретных нуждах приютов и календарь благотворительных акций. Каждый желающий сможет выбрать и заранее сообщить, к какой из них присоединится.

Площадка решит и проблему экстренной помощи животным. «Мы бы хотели выстроить цепочку слаженных действий, начиная от обнаружения и лечения до размещения в приюте, а лучше сразу дома. Мы будем заниматься взаимодействием с ветклиниками, договоримся о наличии дежурных свободных мест для экстренных случаев. Скорее всего, разместим в них депозиты по нескольку тысяч, чтобы не пришлось срочно искать эти деньги в случае чего» — поясняет Богомолов.

578a91d23c602eecd734ad0db6a8afbf55d53bc9
Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

Также фонд возьмётся за аккредитацию городских передержек — мест временного содержания животных. Как правило этим занимается неравнодушный человек, готовый разместить найдёныша у себя в квартире и за умеренную плату или корм заботиться о нём. То, что за их работой начнут следить — серьёзный шаг: каждый из зоозащитников хотя бы раз слышал истории о мошенниках, которые берут деньги за содержание животных, а фактически устраивают настоящий концлагерь. К сожалению, нередки случаи, когда волонтёрам не удавалось спасти своих подопечных после таких «чёрных ручек». Или животному требовалась после пережитого долгая реабилитация и социализация, что сводило его шансы найти дом практически к нулю.

Кроме того, Агентство стратегических инициатив (АСИ) — ещё один организатор форума — готово работать над созданием единой системы помощи бездомным животным в России на всех уровнях, вплоть до федерального. И пообещало, что сайт форума теперь превратится в место обсуждения новых идей и предложений. Такое в России тоже происходит впервые.

«Надо начинать заниматься выработкой лучшей модели регионального законодательства, лучшей модели организации приюта уже сейчас — и мы подумаем об общественном контроле за ходом этой работы в регионах, – сообщила на форуме руководитель направления «Социальные проекты» АСИ Светлана Чупшева. — Мы готовы стать площадкой для выработки правовой базы, чтобы объединить всех, кто готов включиться в работу. Нам очень хочется, чтобы в России появилась лучшая в мире практика отношения к бездомным животным на государственном уровне».

Уроки доброты

Сколько приютов ни строилось бы в Москве, ситуация не изменится, пока горожане не начнут ответственно относиться к своим питомцам. Разумеется, законы нужны и важны, но ограничиваться наказательными мерами нельзя, уверены общественники. Нужно менять ещё и отношение хозяев к животным.

Сотрудник Психологического института Российской академии образования Марьяна Григорьева рассказала МОСЛЕНТЕ, что многие хозяева склонны слишком очеловечивать своих питомцев. И это иногда приводит к плачевным последствиям: не добившись желаемого поведения от кошки с помощью уговоров или пугаясь агрессии собаки, люди просто выбрасывают их или сдают в приют. «Люди не готовы принимать животных как «других», «иных». Они подсознательно воспринимают их как людей и обращаются с ними как с людьми, желая в ответ осознанности, ожидая, что кошка или собака будет понимать язык и вести себя правильно с точки зрения человека. Но у них же другие особенности восприятия, другие эмоции», — поясняет ученый.

Также Марьяна отмечает, что «Уроки доброты» в начальных школах и детсадах Москвы, на которых детей учат правильному отношению к живой природе, работают плохо. Причина — отсутствие практики, т.е. контакта с животными. «Это примерно то же самое, что рассказать о вкусе малины - пока не попробуешь, не узнаешь» - объясняет она.

Однако представитель международного благотворительного фонда «Дарящие надежду» Светлана Сафронова убеждена, что эффект от уроков всё же есть. «Когда два года назад мы пошли в детсады и начальные школы, дети в основном слушали. Сейчас на вопрос о том, откуда берутся бездомные животные, они сами, без подсказок отвечают „Плохие дяди и тети выбрасывают на улицу собачек”», - поделилась она.

69b59ba5141d357faa2522e4606f136d5fdddc19
Фото: Михаил Почуев / ТАСС

Фонд работает над изменением общественного сознания не только в школах. Именно его волонтёры провели первую в Москве выставку бездомных животных «Хочу домой!» три года назад. Для первой выставки они выбрали 30 приютских кошек, очень волновались — кому же нужны взрослые, беспородные животные с непростой судьбой. «Но к часу дня кошек уже не было, а желающие всё шли, — рассказывает Сафронова. — Да, обычно люди боятся ездить в приюты — всё-таки атмосфера там гнетущая, мало кто хочет видеть несчастные глаза за решётками. Но интерес есть. И такие выставки — тоже способ работать с общественностью. За три года выставок «Хочу домой» мы раздали более 1000 кошек и 300 собак. Люди не просто так приходят - они интересуются, как помочь, откуда берутся животные. И наши волонтеры им с удовольствем рассказывают обо всем».

Ещё один важный социальный проект в ближайшем будущем хотят реализовать в Агентстве стратегических инициатив — представитель АСИ Екатерина Лукаш рассказала об одной идее, предложенной участниками одной из социальных программы Агентства «Голос детей».

«Дети 10-16 лет предложили новый проект об изменении отношения общества к бездомным животным и сформировать новые практики отношения к ним в городах. Один из них — проект «Хозяин будущего». Предложили открытые обучающие площадки при городских приютах, где можно будет всей семьей обращаться с животными и обучаться ответственному отношению. Мы обсуждаем дальнейшее внедрение этого проекта с парками Москвы и одним из благотворительных фондов», — рассказала она.

Председатель фонда «Путь домой» Андрей Богомолов на прощание поделился с МОСЛЕНТОЙ наблюдением, что в Москве ситуация в сфере защиты животных не лучше и не хуже других городов и регионов России. Просто в нашем огромном мегаполисе и проблем больше, и приютов хоть и много, но всё же недостаточно.

«Что касается того, насколько москвичи лучше или хуже относятся к бездомным животным — думаю, количество “хороших” и “плохих” людей примерно одинаковое как в регионах, так и в столице, — уверен он. — Говорить стоит про культуру общества в целом. Наверное, у нас в России она ещё не очень развита. Хотя, вы знаете, есть статистика, что 60-70% семей в России имеют домашнее животное. И, по-моему, невозможно, имея домашнее животное, плохо относиться к безнадзорным».