За химаром

Город
Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости

МОСЛЕНТА открывает серию публикаций о Москве мусульманской. Пообщавшись с представительницами ислама в столице и надев химар-никаб, мы узнали, как встречает мегаполис живущих с Аллахом, что сами мусульманки думают о традиционном черном облачении и как они находят работу.

Город терпения

Сколько бы ни было на часах, в московской подземке в мой химар-никаб надолго упирался только один взгляд — собственный. Смотрю в стекло вагона: москвичи спят, заглядываются на свои айфонные зеркала, пара успевает изучить черное облачение за секунды. В два раза дольше смотрит полиция.

— Девушка, с наступающим. Глаза очень, но я бы вас переодел, — обратился ко мне московский хипстер уже на ступеньках эскалатора.

— А если она «Аллаху Акбар», — толкнул его друг и рассмеялся, пустив «шуточку» о том, что не собирается умирать молодым.

В больнице, в магазине, на работе, вечером на Тверской, в крупном книжном в центре города — похожую реакцию на девушку в химаре-никабе я встретила везде. Москва была толерантна и маскировала небольшой испуг улыбкой.

«Я в черном уже четыре года. Лицо открыто, а все остальное — нет. За это время полиция остановила раза четыре, и то потому, что три из них — по просьбе окружающих», — утверждает 22-летняя Эльмира, выпускница университета «Синегрия» на «Семеновской».

Крепкий иман без черного никаба

Когда в ноябре 2015-го парижские теракты забрали жизни 130 человек, мусульмане из разных стран мира присоединились к группе Not In My Name — «Не от моего имени». Хэштег с этими словами они ставили под публикациями, напоминая, что идеи ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации) далеки от учения об истинном исламе.

Через акцию призывали в том числе перестать идентифицировать мусульман как потенциально опасных или связанных с радикальными группировками. В Москве похожие настроения до сих пор можно уловить, общаясь с мусульманками.

E6291c2422b8f70e3ea26c3d4e22bf58580998c6
Фото: Дарья Филатова / МОСЛЕНТА

«Я очень люблю черный никаб. Если увижу в метро, сначала подумаю — классно, а потом и сама испугаюсь. Можно понять людей, которые к черному относятся негативно. Остальные цвета воспринимают нормально. В черном и пойти устроиться на работу не получится», — делится со мной Ириза, 26-летняя хозяйка салона красоты Sisters Beauty Lounge, родившаяся в Ингушетии.

Мастер маникюра за соседним столиком одета в зеленое платье и кофейный платок. Сама Ириза, в светлом платке и черном платье, напоминает, что крепкий иман, то есть прочная вера, это прежде всего чтение, а «правильного» цвета у повседневной одежды нет.

Мусульманки постарше к тем, кто носит темное облачение, относятся с уважением и без претензий. Правда, для прогулок по московским улицам советуют пользоваться альтернативной палитрой.

«Тех, кто полностью в черном, в связи с терактами опасаются. И правильно, мало ли что на уме, — рассказывает продавщица Аля из ТЦ «Дубровка» в белой пашмине, расшитой белыми бусинами. — Наши девочки сейчас стараются ходить в розовых, персиковых платочках, бирюзовые берут. Черных почти не продаем».

«Здравствуйте» от мусульман и МВД

Приветственное «Ас-саляму алейкум, сестра» кружилось вокруг меня и прилетало с разных сторон все дни. Даже если ты не видишь мусульманку, ее мирное слово обратится к тебе вне зависимости от места встречи, цвета и фасона твоего облачения.

83d6f0bcf1d1b432682a06b410dd99d4274ebf3e
Фото: Антон Белицкий / Коммерсантъ

Кроме мусульман, с большой вероятностью, особого приветствия можно ждать от сотрудников МВД России. Справедливо, что после того, как я надела химар-никаб, меня у подьезда подкараулил участковый по району Нагатинский затон Виталий Викторович.

— Яна, садитесь в машину, у меня разговор долгий, — посоветовал капитал.

Мы обошлись добрым разговором дома и переписью паспортных данных. Виталий Викторович объяснил, что сейчас по всей столице идут проверки квартир мусульман — борются с нелегально живущими.

— А, если не секрет, вам это зачем и в каком месяце вы стали верующей? — интересовался Виталий Викторович, которому нельзя было просто ответить словами Эльмиры — «есть воля Божья, иншалла, все с Божьей помощью; я когда-то услышала азан и поняла, что моя религия — ислам».

Работа в платке

О проблемах с поиском работы мне рассказывали многие из женщин. В Москве три основные точки, где трудятся мусульманки, — ТЦ «Радуга» на «Таганской», ТДЦ «Баракат» на «Теплом стане» и ТК «Дубровка». Женщины здесь продают одежду, украшения и мелкие товары — электронные четки, арабские духи и косметику. Почти все они знакомы друг с другом и знают, как работается сестрам в этих местах.

«Четыре года назад в Москве было около 10 магазинов мусульманской одежды, сейчас — около 150 с парфюмерией и косметикой. Плюс к ним прибавляются шоурумы, которые можно найти через соцсети», — рассказывает Эльмира о стремительной экспансии «мусульманской моды» в столице.

Среди ее знакомых русских девушек за последние два года многие перешли в ислам. По словам Эльмиры, большинство рисует эскизы для одежды и продает ее под собственным брендом или просто привозит в Москву из других городов: зарабатывать так стало и модно и прибыльно. Самую простую модель — абаю — можно сшить за 400 рублей, а в магазине продать за 1,5 тысячи.

С другой работой, по заверениям сестер, очень сложно: женщине в платке в столице часто отказывают в трудоустройстве. Правда, мусульманки не обижаются. Скорее, просто дорожат полученной работой, потому что сидеть дома по несколько месяцев надоедает.

«Не всех берут. Например, я пробовала устраиваться в разные клиники по профессии — как стоматолог. Обратилась в несколько, взяли только в Перово», — объяснила Ириза. — Сначала работала в шапке, через неделю одела платок, а там и платье до пола. Никто замечаний не делал».

Для чистоты эксперимента я сама попробовала стать мастером ногтевого сервиса, визажистом и парикмахером в платке. Семь из 10 работодателей согласились принять такого сотрудника. Лишь бы гражданство или прописка были здешними. В остальных случаях стоп-кран — это необходимость носить корпоративную форму, например, с коротким рукавом.

Засидеться дома можно только в первый год после свадьбы — когда мужья традиционно советуют женам заниматься домашними делами.

«Дальше они отпускают трудиться — подмечает Ириза, — если доверяют. Но это в России, а в Египте, например, там даже женскую одежду продают мужчины, а женщины болтаются по торговым центрам. Правда, есть и те, которые нормальные должности занимают — в банках и так далее. В Москве работающие женщины-мусульманки — это нормально и для 20-летних, и для совсем взрослых».