По следу Нобеля

Культура
Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Вчера директор РАМТа Софья Апфельбаум поделилась новостью: ее театр, первым среди всех российских театров, попробует внедрить новую модель финансовой поддержки своей деятельности — формирование целевого капитала. О том, как будет действовать новая модель и в чем ее преимущества, она рассказала в интервью МОСЛЕНТЕ.

— Подобная инициатива, понятное дело, возникла не на пустом месте.

Конечно. Хотя проблемы у РАМТа точно такие же, как и у любого другого театра: это недостаточное финансирование и необходимость постоянного поиска дополнительных средств. Мы уже давно думали о том, как это сделать.

— И придумали…

Да, придумали создать так называемый целевой капитал. Это не что-то совсем уж новое и никому не знакомое. Так за рубежом живут многие организации в сфере науки, образования и культуры. Самый же известный в мире пример целевого капитала - Нобелевская премия, на выплату которой тратятся деньги не с самого завещания, а идущие с первоначального вклада проценты. Так живет и Гарвардский университет…

— А в России?

В России таких целевых капиталов порядка ста. Другое дело, что из учреждений культуры им пока может похвастаться только Эрмитаж. В театральной же сфере такая история в нашей стране вообще еще не случилась, так что мы, можно сказать, выступаем в роли новаторов и первопроходцев.

6d585c11651866baf7422153fe23c204e77901b5

Директор РАМТа Софья Апфельбаум.

Фото: Геннадий Хамельянин / ТАСС

— Как все будет выглядеть технически?

Мы хотим создать целевой капитал через так называемый Клуб друзей, в который попробуем привлечь не только крупных меценатов, но и наших зрителей. Стать членом этого Клуба не сложно: достаточно внести на счет сумму не менее трех тысяч рублей. Как это сделать? Все просто: пока не собранная основная сумма целевого капитала (а по нашим законам она должна составлять три миллиона рублей), мы не может делать так называемый «публичный сбор» в интернете. Поэтому каждый, кто хочет пожертвовать свои деньги, пока должен приехать в театр, обратиться к администратору, подписать договор и получить карточку члена Клуба.

—Что она дает, кроме морального удовлетворения?

Целый ряд привилегий. Это и скидки при покупке билетов, и приглашения на различные наши внутренние мероприятия.

— Есть ли у вас и у художественного руководителя РАМТ Алексея Бородина хотя бы приблизительные задумки, на что пойдут первые деньги?

Конечно. Но надо понимать: пока собранная сумма не достигнет отметки в 100 миллионов, проценты от нее будут не такими уж большими. А, значит, до этих пор нам вряд ли удастся реализовать крупные проекты. Но мы непременно станем вкладывать деньги в наши образовательные проекты – лекции, зрительские клубы, выпуск собственной газеты. Еще – в постановки маленьких экспериментальных спектаклей молодыми режиссерами.

— Членами труппы РАМТа или приглашенными со стороны?

Всеми, кто предлагает действительно интересные и не особо затратные идеи.

— О какой сумме идет речь?

Под «не особо затратным» я имею ввиду спектакль, на постановку которого нужно примерно 500 тысяч рублей. А сумма в 100 тысяч покрыла бы наши расходы на образовательные проекты.

Fedc1e5a3e025a3c6df32884a84a9bf6f78135f3

Сцена из спектакля Кролик Эдвард.

Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

— О чем вы еще мечтаете?

Если бы у театра появилось дополнительно 10 миллионов рублей в год, мы могли бы позволить себе играть порядка двадцати благотворительных спектаклей для детских домов и социально-незащищенных групп населения. Мы делаем это и сейчас, но, увы, никуда не можем деться от того, что нам, в первую очередь, нужно зарабатывать, а с бесплатными постановками это сделать невозможно.

— Звучит все красиво. Но вот вопрос: будут ли ваши траты прозрачны для членов Клуба?

Механизм целевого капитала подразумевает очень строгую отчетность. Смотрите: мы собираем средства, затем передаем их управляющий компании (специальному подразделению банка), и после получаем лишь проценты с общей суммы. А куда будет расходоваться этот процент, станет решать специально созданный Совет, в который войдут известные и уважаемые люди, а также те, кто пожертвует театру большие суммы. И. конечно же, на сайте театра мы обязательно будем вывешивать отчеты, подробно расписывающие, на что уходят деньги. Так что, поверьте, все окажется под строгим контролем!

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Кирилл Крок
Театральный общественный деятель, директор Государственного академического театра им. Евг. Вахтангова
С

Сказать, что эта затея однозначно перспективна, я, увы, не могу: в нашей стране достаточно сложная экономическая ситуация, и я сомневаюсь, что найдется много людей, готовых вкладывать свои деньги в театр.

На сегодняшний день бюджет любого московского государственного театра складывает по одной и той же схеме. Это – средства, которые выделяет учредитель, собственные заработанные средства от показа спектаклей на своей площадке и на гастролях, пожертвования спонсоров, доходы от реализации рекламной продукции и сдачи имущества в аренду. Все это – уставные виды деятельности. Однако понятно, что в театре деньги лишними не бывают. Именно поэтому я всячески приветствую то, что сделал РАМТ, став в деле создания целевого капитала настоящим пионером.

Здорово, что театр думает о своем будущем! Уверен: лет через 15-20 имена тех, кто осуществляет такую реформу, будут вписаны в «Красную книгу почета», если такая будет существовать. Более того, я бы посоветовал многим столичным заведениям культуры перенять инициативу Софьи Апфельбаум. Но…

Сказать, что эта затея однозначно перспективна, я, увы, не могу: в нашей стране достаточно сложная экономическая ситуация, и я сомневаюсь, что найдется много людей, готовых вкладывать свои деньги в театр.

Что же до Театра имени Вахтангова, директором которого я являюсь… Мы пока о подобном нововведении не думали, потому что я исповедую другой принцип: пока мы можем, пока мы на подъеме, мы должны как можно больше играть и зарабатывать именно игрой.