Отрезвляющая история

О чем говорят
Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

В Московской городской думе уже несколько раз звучали предложения вернуть вытрезвители. Депутаты считают, что при этом следует опираться на опыт Советского Союза. МОСЛЕНТА решила перенестись в прошлое и узнать, как приводили в чувство любителей Бахуса — не только во времена СССР, но и в дореволюционной России.

Рассол, стрихнин, гипноз

115 лет назад — в 1902 году — в Туле по инициативе городского Попечительства о народной трезвости открылся «Приют для опьяневших». Цель этого заведения, существовавшего за счет городской казны, врач Федор Архангельский сформулировал следующим образом: «Дать бесплатное помещение, уход и медицинскую помощь тем лицам, которые будут подбираемы чинами полиции или иным способом на улицах города Тулы в тяжелом и бесчувственно пьяном виде и которые будут нуждаться в медицинской помощи».

Кто попадал в приют? Кто угодно: рабочие, представители средних сословий и даже солидные господа. Но об этом прегрешении им на службу не сообщали, как после «лечения» в советских вытрезвителях.

В штате тульского вытрезвителя было всего две должности – кучера, который разъезжал по городу и подбирал пьяных, и фельдшера, приводившего их в чувство. Для «поправки» клиентам давали рассол, делали гипноз, вводили водный раствор нашатырного спирта, а также совершали подкожные вспрыскивания стрихнина и мышьяка. Пьяниц даже развлекали – заводили граммофон.

Стоит отметить, что услуги в тульском приюте были бесплатными. До 1917 года работали вытрезвители и в других городах России – Саратове и Ярославле. А вот в Санкт-Петербурге и в Москве подобных услуг не существовало. В Белокаменной хмельных граждан доставляли домой городовые – пешком или на извозчике.

Деньги за «ночлег»

Первый вытрезвитель в Советском Союзе появился спустя почти пятнадцать лет после революции. «Пионером» стал Ленинград – в 1931 году в городе на Неве открылось заведение на улице Марата. Оно находилось в ведении наркомата здравоохранения.

Все было просто и буднично — машина с надписью «Спецмедслужба» подбирала пьяных на улицах или в скверах. В вытрезвителе их отправляли под холодный душ, а затем укладывали в постель. Утром бедолаг осматривал фельдшер и отпускал на все четыре стороны. Иногда сердобольные медики наливали горячего чайку страдающим от тяжкого похмелья и брали деньги за «ночлег».

Но самое страшное было то, что из вытрезвителя, как уже было сказано, отправляли «телегу», то есть обличающее письмо на работу. Это грозило пьющим выговором, лишением премии и даже товарищеским судом. Тех, кто «отличался» неоднократно, могли снять с очереди на получение квартиры или уволить с работы.

44f3044616fd4ef65d4c4e069f980bca56197e92
Фото: Лыженков Андрей / PhotoXPress.ru

Если человек попадал в вытрезвитель несколько раз в течение года, его направляли на лечение в наркологические отделения больниц. Если и потом ничего не менялось, он мог «загреметь в ЛТП — лечебно-трудовой профилакторий. Там «заключенные» « предприятие было закрытое и находилось под охраной милиции – принудительно лечились и трудились. Обычно там оставались на год или больше.

В 1940 году вытрезвители по приказу наркома внутренних дел Лаврентия Берии были выведены из ведения наркомата здравоохранения и подчинены НКВД, а затем — министерству внутренних дел.

30 мая 1985 года вышел приказ МВД СССР «Об утверждении Положения о медицинском вытрезвителе при горрайоргане внутренних дел и Инструкции по оказанию медицинской помощи лицам, доставляемым в медицинские вытрезвители». Согласно этому документу, туда доставлялись лица, находившиеся в общественных местах в средней или тяжелой степени опьянения, «оскорбляющей человеческое достоинство и общественную нравственность».

Дамы под градусом

В Москве было 18 вытрезвителей. Одним из первых, если не первым в столице появилось заведение на углу Серебряного переулке близ Арбата. В тридцатых годах там построили баню для метростровцев. Потом ее преобразовали в «Медвытрезвитель» №2, которые лишал покоя жителей окрестных домов. По вечерам туда доставляли клиентов. Милицейские машины ревели, пьяные и стражи порядка матерились, и вся эта вакханалия продолжалась до поздней ночи.

Утром протрезвевших мужчин — встречались и женщины, но об этом чуть позже – взяв штраф, выставляли за дверь. И они, помятые, морщась от стыда и головной боли, направлялись к метро. Ну а те, у кого уцелел рубль-другой, спешили опохмелиться в ближайшей закусочной на Арбате…

D59df574c6723f77c75be9453f1fab1447756b5a
Фото: Валерий Бушухин / ТАСС

На Плющихе были не только «три тополя», давшие название известному фильму, но и женский вытрезвитель (еще один находился на Каланчевской улице). Туда свозили со всей Москвы дам под градусом. Среди них оказывались не только простые москвички, но и известные – киноартистки, певицы, жены министров и партийных деятелей.

Некоторые сходу начинали угрожать милиционерам: «Сейчас позвоню своему благоверному, он вам устроит хорошую жизнь!» Они звонили, и «свой» приезжал. Пряча глаза от стыда, он грузил свою даму в авто и бормотал извинения. Некоторым «vip-персонам» приходилось делать это не раз…

«Приятно все же, что нас тут уважают»

В вытрезвители попадали не только граждане СССР, но и иностранцы. Для одних это было шоком, другие вспоминали визит в отрезвляющее заведение как необычное приключение. Зарубежных гостей помещали в отдельные палаты, да и обхождение с ними было более вежливым. Не зря же один из таких «туристов» наутро благодарил работников вытрезвителя: «Спасибо за интересную встречу и теплую атмосферу. Я с новой стороны открыл вашу замечательную страну». Трудно сказать, чего больше было в этих словах – иронии или искренности.

Для некоторых визит в вытрезвитель имел познавательное значение. Помните, как в фильме Георгия Данелия профессор Хансен спрашивает Бузыкина: «Как называется дом, где я спал? Трезвователь?». Поскольку датчанин приехал в нашу страну изучать русскую литературу, его заинтересовал «фольклор» местных адептов Бахуса: «Я узнал много новых слов… Я алкач?».

Тема вытрезвителя нашла отражение и в некоторых литературных произведениях, например, в повести Василия Шукшина «А поутру они проснулись…». Действие начинается во тьме. Кто-то кричит, стонет. Потом вспыхивает свет: «И видно стало, что это — вытрезвитель. И лежат в кроватках под простынями восемь голубчиков... Смотрят друг на друга – век не виделись. Открылась железная дверь, и в комнату вошел дежурный старшина…».

27b72ced0c940a0f1da5f1afdc9a3fb08aa414cd
Фото: Сергей Метелица / ТАСС

В стихотворении Владимира Высоцкого «Милицейский протокол» есть такие слова: «Приятно все же, что нас тут уважают. / Гляди — подвозят, гляди — сажают. / Разбудит утром не петух, прокукарекав, / Сержант поднимет как человеков».

Между прочим, начальником вытрезвителя в Столярном переулке в районе Пресни был майор Владимир Дмитриев – интеллигентный, рассудительный человек, раньше работавший в уголовном розыске. Так вот, его подчиненные обращались с клиентами на удивление культурно. Сам майор в интервью рассказывал автору этих строк, что милиционеры могли войти в положение — не оставлять слегка подвыпившего человека на ночь, а отпустить домой. Причем даже без штрафа.

Признаться, я не очень поверил этому. Тогда Владимир Александрович показал мне тетрадку, похожую на книгу жалоб и предложений в магазине или книгу отзывов на вернисаже. В ней было немало благодарностей и даже панегириков в честь милиционеров – не только в прозе, но и в стихах. Под каждым сочинением стояли разборчивые подписи с адресами и телефонами…

Назад, в будущее

1 января 2010 года президент РФ Дмитрий Медведев объявил недействительным приказ МВД СССР от 30 мая 1985 года. С тех пор медвытрезвители перестали существовать как специальные учреждения внутренних дел. В 2011 году их закрыли — везде, по всей стране.

Теперь в полицию выпивших граждан забирают только в случае, если они нарушают общественный порядок. Когда они ведут себя тихо, их везут в отделение — писать протокол, выписывать штраф. Если страж порядка оказывается сердобольным — правда, такое бывает редко, — то человека отпускают на все четыре стороны.

Да, это гуманно. Но вдруг с ним что-то случится? Скажем, присядет он на скамейку, задремлет, и его ограбят. Или того хуже — изобьют. Может замерзнуть несчастный, или его настигнет сердечный приступ. Так что лучше человека забрать в учреждение, где его приютят, обогреют и, если надо, окажут медицинскую помощь.

Сейчас многие сходятся во мнении, что вытрезвители необходимо вернуть. Так считает, к примеру, главный нарколог министерства здравоохранения России Евгений Брюн: «Такие отделения должны быть в структуре наркологических учреждений», — говорит он. При этом врач отметил, что будет правильно, если в каждом регионе страны сами решат, к каким структурам будут относиться вытрезвители — к министерству внутренних дел или медицинскому ведомству.

652ba39f86cf48190c4dea38998885e43c6d1730
Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

Новое пришествие

Возвращение вытрезвителей власти могут приурочить к чемпионату мира по футболу 2018 года, поскольку на стадионах будет разрешена продажа пива. После матчей болельщики наверняка захотят «продолжить» – выпить за победу своей сборной или хлебнуть с горя после поражения. «Многие болельщики приезжают в другую страну или город на игру и могут вообще на стадионе ни разу не показаться, а сразу идут в бар», — с иронией говорит президент клуба болельщиков Russia Unities («Россия объединяет») Эдуард Латыпов.

О новом пришествии вытрезвителей заговорили и в Московской городской думе. Недавно председатель парламента Алексей Шапошников предложил обсудить предложение о создании учреждений на коммерческой основе на «кругом столе».

Депутат столичной думы Людмила Стебенкова считает возвращение вытрезвителей необходимым шагом. По ее мнению, можно использовать опыт аналогичных учреждений, которые действуют в различных регионах страны. Вытрезвители работают, в частности, в Тюмени, Нижнем Новгороде, Белгороде.

P.S. За рубежом тоже есть вытрезвители. В Лондоне они находятся на балансе министерства здравоохранения, а не полиции, и работают только в праздничные дни. Если человек находится в сильном подпитии, полицейские обязаны сразу, минуя участок, доставить его в больницу. Во Франции существуют так называемые «камеры протрезвления» — они находятся в каждом полицейском участке. В них помещают тех, кто не очень пьян, и даже несовершеннолетних подростков.

В Белоруссии власти закрыли подобные учреждения в феврале 2003 года. Но очень быстро поняли, что поторопились, ибо граждане республики меньше пить не стали. И через восемь месяцев (!) тамошние вытрезвители вновь открыли двери для своих клиентов.


Валерий Бурт