Один в поле

Город
Фото: Александр Замараев / Фотобанк Лори

Из-за планов застройщика Москва может потерять один из уникальных памятников европейского модернизма (иногда его относят к так называемому «интернациональному» стилю) — дом Центросоюза на Мясницкой улице, построенный известным архитектором ХХ века Ле Корбюзье. Самого страшного пока не случилось, но обстоятельства оптимизма не внушают. МОСЛЕНТА разбиралась с подробностями.

«Что имеем — не храним, потерявши — плачем»

По совершенно необъяснимой причине дом Центросоюза является не федеральным памятником, а имеет лишь региональный охранный статус. Из-за этого он не был внесен в список мирового художественного наследия ЮНЕСКО, куда входят практически все постройки Ле Корбюзье независимо от места их расположения. На экспертном уровне его московский шедевр в список, конечно, входил, но в окончательный не попал — ЮНЕСКО никогда не включает в мировой список памятники, не имеющие государственного (федерального) уровня. Считается, что если государство не хочет памятник охранять, то никакая международная организация здесь не поможет.

Вопрос об изменении статуса памятника не раз поднимался, но в Едином Государственном реестре объектов культурного наследия в графе «категория охраны» по-прежнему написано «местный». Это не меняло неприкосновенности самого здания Центросоюза, но серьезно влияло на охранные зоны.

35b0fe3c8ee385e91a63dc47a38919094bef69c1

Вид на дом Центросоюза с Мясницкой улицы.

Фото: Валерия Попова / Фотобанк Лори

В 2016 году вокруг исторического здания началось движение. Активность стал проявлять владелец участка, прилегающего к дому Центросоюза, а именно ООО «ФИН.КОМ». Поначалу этот участок (владение 41, строения 6 и 7) с двумя дореволюционными доходными домами относился к ведению Долгоруковской квартирно-эксплуатационной части Министерства обороны РФ, но в 2005 году в рамках инвестиционного контракта был передан ООО «Астин-Ком» для строительства бизнесцентра с подземным паркингом. То, что территория входит в объединенную охранную зону объектов культурного наследия № 61 девелоперов не смутило. Еще некоторое время спустя участок передали «ФИН.КОМ».

Новый владелец 15 ноября 2015 года заказал (и, видимо, оплатил) в мастерской историко-культурных исследований №20 Моспроекта-2 имени М.В. Посохина независимую экспертизу в отношении уже упомянутой зоны № 61. В результате был вынесен следующий вердикт:

«В связи с огромными переменами, произошедшими в последние четверть века в архитектурном облике «дублера» Мясницкой улицы: преувеличенный масштаб застройки; смена образных архитектурных элементов, состоящих большей частью из типовых конструктивных модулей, модернистские объемы частей зданий, привела к тому, что часть исторической застройки, расположенной на исследуемой территории и не отнесенной к исторически ценным градоформирующим объектам, устарела физически и морально. Ее воссоздание или приспособление для современного использования неадекватно как нормативным строительным правилам, так и сильно изменившей «архитектурной школе» зданий и сооружений, выстроенных по четной стороне проспекта Академика Сахарова».

Документ имеется в открытом доступе. Основной вывод сводится к следующему: часть участка № 61, на котором стоят те самые два дома (владение 41, строения 6 и 7), следует исключить из охраняемой зоны и разрешить на нем любое строительство, в том числе высотное. Под актом стоят подписи дипломированных экспертов Татьяны Кудрявцевой, Андрея Никифорова и Элеоноры Шевченко.

Небоскребы, небоскребы…

По замыслу застройщика, доходные дома 1897 года постройки должны быть снесены, а на их месте вырастет 58-метровое офисное здание с подземными гаражами. Новый проект охранных зон это разрешает. Сами по себе ветхие доходные дома памятниками не являются и ценности не представляют, но дело не в них. Подписи экспертов фактически приговаривают потенциальный памятник мирового культурного наследия если не к гибели, то к резкому понижению его значимости, что неизбежно произойдет, если в непосредственной близости от него вырастет небоскреб.

Даже если все монтажно-строительные работы будут проведены предельно аккуратно и здание Центросоюза физически не пострадает от грандиозной стройки, целостное восприятие его будет нарушено. Когда Ле Корбюзье проектировал Центросоюз, он сознательно вписывал его в застройку района. Предполагалось, что его здание вместе с построенным несколькими годами ранее домом Госторга (архитектор Б.М. Великовский) станут «камертонами новой столичной архитектуры», будут возвышаться над общей застройкой района. Этим отчасти мотивировались сложные геометрические формы здания, ломаные линии и изгибы, которые «играют» лишь на расстоянии.

Замысел удался, и сооружения по сей день доминируют в общем восприятии квартала. Но если рядом возникнет более высокое строение, логика замысла будет утрачена. Новый дом неизбежно нарушит привычную глазу гармонию, к тому же, линии самого здания Ле Корбюзье будут восприниматься с несравнимо большим трудом.

Эксперты мотивируют свое предложение тем, что на Мясницкой улице и проспекте Сахарова де-факто уже существуют высотные дома Лукойла и банка ВТБ, как бы ломающие прежнюю схему застройки. Но, во-первых, эти сооружения находятся ближе к Бульварному кольцу, довольно далеко от здания Центросоюза. А во-вторых, спорные решения прежних городских властей не повод, чтобы продолжать бесцеремонное уничтожение московских памятников.

Дом света в темном царстве

Для того чтобы оценить катастрофичность возможных последствий, коротко вспомним о том, кто такой Ле Корбюзье и каково его место в мировом архитектурном процессе.

Если предельно упростить, то это выдающийся архитектор, один из величайших зодчих ХХ века. Причем, ценны не только его постройки, но даже в большей степени, его идеи. Он заложил основы современного градостроительства, на его тезисах в той или иной степени строится вся современная урбанистика. Им сформулированы пять принципов или пять отправных точек современной архитектуры. Ле Корбюзье с легкостью создавал архитектурные стили и менял их, умудряясь совмещать абсолютную творческую свободу и рационализм.

Ле Корбюзье это творческий псевдоним, на самом деле мастера звали Шарль-Эдуард Жаннере-Гри. Он родился в небольшом швейцарском городке Шо-де-Фон, но еще в молодости, сразу после первой мировой войны, переехал в Париж. Корбюзье не только строил, но и рисовал, занимался дизайном, графикой.

Здание Центросоюза Ле Корбюзье придумал в конце 1920-х годов. Был объявлен конкурс, в котором участвовали несколько виднейших советских мастеров, среди которых были братья Веснины, Борис Великовский, Сергей Чернышов и другие. Всего рассматривалось почти три десятка проектов. В итоге победил швейцарец, причем согласно легенде, отечественные архитекторы сами попросили организаторов конкурса, чтобы ему предоставили возможность построить это здание. Коллеги понимали значение каждой работы талантливого мастера.

D014db9b8a94835223fba6f68720c7239a0c5453

Пандусы в доме Центросоюза.

Фото: Александр Поляков / РИА Новости

Здание Центросоюза совершенно уникальное, на много десятилетий обогнавшее время. Оно переполнено неожиданными конструкторскими и дизайнерскими идеями: пандусы вместо лестниц для спуска и постоянно действующие открытые лифты (петерностеры) для подъема, единое свободное пространство на столбах, сплошное остекление и т.д.

Но самое важное в нем сам замысел – это первый в мире офис нового типа. Не привычные тогда министерские кабинеты-клетушки с узкими коридорами, а единое пространство для работы нескольких тысяч человек, подчиненное общему замыслу — удобству сотрудников и свободной циркуляции по зданию людей и воздуха. Сейчас такая организация работы больших компаний кажется нормой, но тогда это было абсолютное новаторство, даже некоторое хулиганство. На него смотрели как на чудо — кто-то скептически, кто-то восторженно. Для СССР этот опыт оказался слишком смелым, но через десятилетия мир вернулся к идеям маэстро Корбюзье.

Практически все постройки великого швейцарца (хотя он чаще называл себя французом) считаются памятниками мирового культурного наследия и входят в соответствующий список ЮНЕСКО. Дом Центросоюза бесспорно тоже должен был войти в него, если бы не уже упоминавшийся местный охранный статус. При этом, общественное и культурное значение памятника ни у кого не вызывает сомнения — не случайно государство недавно вложило огромные деньги в качественную реконструкцию здания (ему фактически возвращен первоначальный облик), а перед ним установлен памятник самому Ле Корбюзье.

820d4a06da2c4cebf2cff2cbaa6af7f70b53cf7d

Памятник архитектору Ле Корбюзье перед домом Центросоюза.

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

В поисках здравого смысла

Проект новых охранных зон пока не принят. В Москомнаследии МОСЛЕНТЕ сообщили, что соответствующая заявка к ним не поступала.

Город, несомненно, должен развиваться, но не ценой утраты уникальных памятников архитектуры. В конце концов, творение Ле Корбюзье в Москве одно, а новых офисных зданий — хоть отбавляй, и половина сейчас стоит пустыми.

Вариантов решения этой проблемы много. От изменения статуса памятника, что сделает невозможным строительство в охранной зоне, до выбора другого проекта, который не будет игнорировать ценность окружающих зданий. Самым логичным видится снос обветшавших жилых зданий на спорном участке и создание на их месте какого-то удобного для людей не застроенного пространства, например, сквера. В конце концов, почему бы городу не выделить застройщику место в другом районе столицы и, таким образом, снять все вопросы. Хочется верить, что так и произойдет. А Мослента будет пристально наблюдать за развитием событий.