Школа Гермеса

История
Фото: ТАСС

Университет имени Плеханова отмечает 110-летие, с чем МОСЛЕНТА его горячо поздравляет. Хотя при желании он вполне мог бы удлинить свою историю минимум лет на десять. Как часто бывает в таких случаях, начало его летописи довольно запутанное, но весьма показательное.

Имперская эпоха. Дитя промышленного переворота

Все началось в годы промышленного переворота, приключившегося в Российской империи в последней четверти позапрошлого столетия. Новая ситуация потребовала новых людей, имеющих познания в таких областях, как экономика, маркетинг (на языке тех лет «коммерция») и бухгалтерия. Это быстро поняли те, кто мог помочь в изучении сих сложных дисциплин, и те, кто могли это обучение организовать.

В 1897 году в первопрестольной было зарегистрировано «Московское общество распространения коммерческого образования» (М.О.Р.К.О.) по образу и подобию уже существовавших аналогичных структур в Петербурге и Киеве. Инициатива была представлена Комиссии по техническому образованию при Московском отделении Императорского русского технического общества, которая, в свою очередь, обратилась к предпринимателю и общественному деятелю Алексею Семеновичу Вишнякову с предложением взять на себя организацию означенного Общества.

Вишняков предложение принял и, при содействии старшины московского купеческого сословия Сергея Александровича Булочкина и члена правления Московского Купеческого Общества Взаимного Кредита Дмитрия Алексеевича Серебрякова, приступил к делу.

02153eb68a59cf0be6d483f37e8f9f73a00814c8
Фото: public domain

В апреле 1897 года состоялось первое собрание, на котором 122 учредителям был предложен проект Устава. К осени он был согласован и подписан, а 19 ноября в помещении Московского Купеческого Общества Взаимного Кредита произошло очередное собрание учредителей, на котором был избран комитет Общества.

Первым опытом стало открытие краткосрочных бизнес-курсов (говоря сегодняшним языком), тогда именовавшихся торговыми классами. Заведовать оными назначили Александра Николаевича Глаголева – талантливого педагога и математика, автора учебников по алгебре и геометрии. Поначалу торговые классы были открыты в шести пунктах Москвы, а через год их насчитывалось уже 90 в 12 точках города. Трудилось на этих курсах 67 преподавателей. Только бухгалтерские курсы, которых на весь город было лишь одиннадцать, посетили 463 слушателя.

Поскольку дело пошло удачно, его решили развивать, и 29 марта 1901 года был утвержден устав Мужского, а потом и Женского коммерческих училищ. Директором обоих стал все тот же А.Н. Глаголев, что говорит о преемственности системы образования – училища были логическим продолжением торговых классов.

В 1903 году на средства, собранные купцами, банкирами и промышленниками Москвы, в Замоскворечье, в Стремянном переулке, для мужского среднего коммерческого училища было построено здание. Открывшееся заведение было названо именем цесаревича Алексея. А рядом, на улице Зацепа, началось строительство корпусов для женского училища, которое открылось тремя годами позже и получило название в честь иконы Пресвятой Богородицы «Взыскание погибших».

Но тут учредители столкнулись с острым дефицитом квалифицированных преподавателей для разраставшейся сети коммерческих училищ. Для устранения кадрового голода решено было открыть Высшие коммерческие курсы, куда принимали людей уже имевших, как минимум, среднее специальное образование, и за два года готовили их для преподавания специальных дисциплин. Высшие курсы открылись почти одновременно с училищами, руководил ими профессор П.И. Новгородцев.

В 1906 году они были переименованы в Московский коммерческий институт, а 19 февраля 1907 года Приказом Министерства торговли и промышленности ему официально был предоставлен статус высшего учебного заведения.

Вот откуда взялась эта дата и день рождения института. Как вы понимаете, можно было выбрать и другой рубеж из выше перечисленных, но уж как решили – так решили. Из недолгой дореволюционной истории учебного заведения выделим еще один любопытный факт, который относится к 1911 году. Тогда Министерство просвещения, которым руководил Л.Кассо, издало циркуляр об ограничении университетской автономии и отчислении из МГУ почти тысячи студентов по политическим мотивам.

В знак протеста 130 преподавателей МГУ — профессоров, приват-доцентов и ассистентов — во главе с ректором университета А.А. Мануйловым заявили о своей отставке. Часть бунтарей, в том числе сам Мануйлов (между прочим, известный экономист, а в 1917-м министр просвещения во Временном правительстве), почти сразу были приняты на работу в Московский коммерческий институт. Естественно, это положительно сказалось на уровне образования и способствовало укреплению престижа института. Кстати, к 1917 году в нем обучалось свыше 6,5 тысяч человек, что делало Московский коммерческий институт самой крупной высшей школой экономического профиля в России.

Революционная эпоха. Причем здесь Плеханов?

Поскольку рыночная экономика в рамки социалистических идей не вписывалась, коммерческий институт после революции стал не актуален. Но его не закрыли, а переименовали в Московский Институт Народного Хозяйства (МИНХ), присвоив имя Карла Маркса. Учитывая, что он создал теорию прибавочной стоимости, его имя на стенах экономического учебного заведения выглядело достаточно уместно.

Но беда заключалась в том, что в Москве был еще и институт Маркса и Энгельса при ЦК, из-за чего постоянно возникала путаница. Тогда МИНХу стали искать другого небесного покровителя и не нашли ничего лучше, как присвоить ему имя Г.В Плеханова.

Достоверно неизвестно, кому принадлежала эта идея, но с юмором у человека точно было все в порядке. Дело в том, что богатой отечественной истории трудно найти персонажа столь далекого от коммерции, экономики и народного хозяйства, как Георгий Валентинович. Он был пламенным революционером, философом, писателем, историком, но никак не хозяйственником или экономистом. В молодости участвовал в народнических «Земле и воле» и «Черном переделе», после чего почти сорок лет провел за границей. В эмигрантском революционном движении его уважали, хотя считали чистым теоретиком.

Плеханов не поддержал Ленина в 1917-м, а «апрельские тезисы» вождя публично называл «бредом». Но вскоре ветеран скончался от туберкулеза, после чего немедленно был включен в пантеон легендарных революционеров. Институт увековечил его имя, а Георгий Валентинович подарил институту знакомое всем прозвище – «Плешка».

06c3213abab8f510db42d1cf04ed52f18e788646

Георгий Валентинович Плеханов

Фото: РИА Новости

С другой стороны, присвоение имени славного народовольца вполне соответствовало несколько опальному положению института в послереволюционную эпоху. До войны он подчинялся то Наркомторгу, то Наркомснабу, то Наркомпищепрому, то Наркомату внутренней торговли... Несколько раз в вузе отказывались от факультетов и переходили на обучение по специальностям, и снова возвращались к факультетам.

Часть факультетов института отделились, и на их базе возник целый ряд известных ныне высших учебных заведений — Московский энергетический институт, Московский химико-технологический институт мясной промышленности, Московский институт пищевой промышленности, Институт промысловой кооперации (в дальнейшем — Институт советской кооперативной торговли), Московский экономико-статистический институт. Зато во время Отечественной войны МИНХ стал единственным вузом, не покинувшим столицу.

Эпоха развитого социализма. От академиков до уголовников

После войны жизнь института стала постепенно входить в нормальное русло. Народному хозяйству понадобилась теоретическая основа, а для этого нужны были грамотные кадры. Экономика социализма постепенно превращалась в особую науку, которая дискутировала и конкурировала с зарубежной рыночной экономикой. Последнюю, кстати, тоже активно изучали, хотя бы для грамотной критики.

Многие из виднейших теоретиков народного хозяйства прошли через «Плешку», например академики Л. Абалкин, А. Аганбегян, В. Маевский, Л. Гранберг, В. Макаров, П. Бунич, В. Ивантер, член корреспондент РАН Р. Гринберг и многие другие. Не счесть тех, кто работал на руководящих должностях в народном хозяйстве и торговле. Достаточно вспомнить члена Политбюро ЦК Михаила Суслова, первого заместителя председателя Совмина СССР Михаила Первухина или первого зама министра торговли Петра Кондрашова.

Институт стал одним из самых престижных в столице, конкурс в него был почти как в МГИМО и повыше, чем в МГУ. Для «чужих», не входящих в особую сформировавшуюся в те годы корпорацию, путь на некоторые факультеты «плешки» был практически заказан.

59c1d93c482d5ee533c5676c01db8b0fc70151b7
Фото: Борис Бабанов / РИА Новости

Но параллельно шла и другая слава института, который в 60-70 годы в народе стали именовать не иначе, как «кузница советских уголовников». Дело в том, что коммерческий талант и глубокие знания некоторых выпускников «плешки» не укладывались в жесткие рамки и правила советской системы хозяйствования, а попадали в категорию экономических преступлений.

Зачастую это были даже не преступления в чистом виде (во всяком случае, по сегодняшним меркам), а, скорее, поиски оптимизации и умение найти лазейки в заскорузлых советских нормах и правилах. Но в те годы любая коммерция или бизнес были вне закона. Немало выпускников института ушли в полулегальное цеховое движение, многие стали фигурантами громких уголовных дел. Зато в 90-е все коренным образом изменилось.

Эпоха капитализма. Как рыбы в воде

1991 год стал переломным для многих выпускников института. Хотя можно сказать, что они сами этот перелом и осуществляли. Символично ведь, что осенью того судьбоносного года Руслан Имранович Хасбулатов (тогда и по сей день профессор РЭУ) был председателем Верховного Совета РСФСР, первым главной законодательной власти в независимой России, а выпускник «плешки» Григорий Явлинский в то же время писал последнюю экономическую программу разваливающегося СССР для М.С Горбачева. С первых дней «капиталистической революции» экономическую программу определяли выпускники РЭУ министры А.Лившиц, Я.Уренсон, М.Задорнов.

С началом эпохи экономической свободы выпускники бывшего коммерческого института оказались как рыбы в воде. Они были едва ли не единственные в стране, кто понимал что и как нужно делать в новых условиях. И в сфере вышедшей на свободу торговли, и в вопросах приватизации, и в становлении невиданной в СССР банковской системы.

Посему нужно ли удивляться обилию выпускников РЭУ среди руководителей крупнейших компаний России и в списке миллионеров из журнала «Форбс». Достаточно вспомнить Михаила Гуцериева («Русснефть»), Олег Дерипаску (Базовый элемент) или Михаила Ходорковского (бывший ЮКОС). Последний, правда, из списка и выбыл, но мы ведь говорим только о деловых качествах, которые закладывались именно в «плешке».

3e4c55cbec1da363aff63a460596136a69659a27
Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Войдя в новую эру в статусе института, «плешка» успела побывать Академией (с 1991), а потом доросла до Университета (с 2010). Видимо, перманентное повышение в чине это тоже дух времени. И выпускники его в соответствии с историческим моментом, сейчас все больше в среде чиновнической: Татьяна Голикова, Максим Топилин, Андрей Бельянинов, Максим Ликсутов.

Сейчас Университет переживает настоящий «золотой век» и сколько он продлится, зависит лишь от удачи и милости бога коммерции Гермеса. Древние эллины не преминули бы в честь юбилея принести ему достойную жертву. Боги, как известно, капризны, а боги бизнеса – особенно.