Управление гневом

О чем говорят
Фото: Антон Уницын / РИА Новости
Мариам Новикова
журналист, колумнист МОСЛЕНТЫ
Н

На прошедшей неделе в одной из московских школ случилось ЧП: старшеклассники в раздевалке избили одиннадцатилетнего четвероклассника, сломав ему обе руки. В комментариях к этой новости читатели предлагали посадить виновных в тюрьму без скидки на возраст, наказать их родителей, наказать школу; удивлялись тому, что подобное случилось в столичном образовательном учреждении, имеющем хорошие отзывы от родителей.

Кто же виноват и кто несет ответственность в подобной ситуации? Безусловно, в случае конкретной драки ответственность лежит на школе, поскольку именно учебному заведению родители передают ответственность за несовершеннолетнего ребенка на все время, пока он находится на уроках.

В то же время, сама по себе проблема детской и подростковой агрессивности не решается наказаниями и не связана исключительно со школьной обстановкой, как показывают исследования. Корни этой проблемы лежат глубже.

Согласно статистике ВОЗ, в глобальных масштабах 83 процента жертв убийств среди молодежи в возрасте 10-19 лет являются представителями мужского пола, и убивают их также мужчины. На каждого убитого подростка при этом приходится около 20-40 случаев серьезных травм. Как отмечают врачи, насильственные действия, не приводящие к смертельному исходу, все равно значительно увеличивают число случаев преждевременной смерти, травм и инвалидности, а кроме того, оказывают серьезное и часто пожизненное воздействие на психологическое и социальное функционирование личности.

А
Агрессивность свойственна человеческой особи от природы. Особенно взрослеющей мужской особи, находящейся под воздействием нестабильных гормонов — указанное подтверждает мировая статистика.

Бороться с подростковой агрессивностью надо начинать заранее, еще с детского сада. В мире существуют разработанные программы, позволяющие заметно снизить уровень детской агрессивности. Например, разработанную программу по снижению подростковой агрессивности для школ можно скачать с сайта ЮНЕСКО (в том числе на русском языке). Но стоит понимать, что к средней школе время уже во многом упущено - по-настоящему, учить управлять своим гневом надо начинать с детского сада, как это и делают в большинстве развитых стран.

Но для начала этому надо научить взрослых. Оглянитесь вокруг: много ли вокруг людей, способных обсуждать волнующую их проблему спокойно? Людей, не срывающихся на крик и оскорбления при первом услышанном возражении?

Популярная психология часто определяет не в меру нервных людей как «травматиков» - то есть тех, кто перенес в прошлом некую травму, вызвавшую непереносимые душевные страдания. Эти люди ушиблены тяжелым детством (или тяжелой юностью) до такой степени, что на любой раздражитель выдают негативную, агрессивную эмоцию. Мыслительный процесс при этом почти не включается: «травматик» в ответ на раздражающий его аргумент предъявляет не встречный аргумент, а свою травму.

Е
Если таковы взрослые, то какого умения управлять собой мы ждем от детей в самом сложном возрасте?

Родители в России прикладывают чудовищное количество сил, чтобы вырастить здоровое успешное потомство. Жертвовать собой ради ребенка в нашей стране практически считается нормой (во всяком случае, для женщины). Однако ситуация такова, что в вопросах воспитания родители сегодня вынуждены действовать вслепую.

На многих родительских форумах эти вопросы обсуждаются. И видно, что ответа родители сами не знают. Вот например:« Мою двухлетнюю дочку ударил чужой двухлетний мальчик и отнял ее совочек, как мне надо было поступить?».

Ответы демонстрируют полную растерянность: «сказать ей, чтобы в следующий раз сама била в ответ!»; наорать на чужого ребенка; отнять у мальчика совочек и врезать ему; наорать на его мать и велеть ей забрать ребенка с площадки; больше не ходить на эту площадку.

Эксперты ВОЗ отмечают, что факторы, усиливающие вероятность насилия в детской среде, имеют комплексный характер. Они включают в себя и особенности развития личности. У ребенка могут быть поведенческие расстройства, связанные с дефицитом внимания, гиперактивностью, последствием употребления алкоголя или наркотиков, проблемы с успеваемостью из-за низкого интеллекта, проблемы, связанные с насилием в семье.

Влияют социальные факторы: бедность оказывает на ребенка отрицательное воздействие, как бы родители не пытались пожертвовать собой, чтобы его нивелировать.

Влияет среда, где воспитывается ребенок. Среди таких факторов ВОЗ отмечает легкий доступ к алкоголю и нелегальным наркотикам, неравенство в распределении доходов в стране, бедность страны в целом, качество управления (этот пункт касается законов и уровня их соблюдения, а также политики в области образования и социальной защиты).

С
Снижать агрессивность в подростковой среде также следует комплексными мерами. И это не посадка всех детей-агрессоров в тюрьму и не «массовые расстрелы», согласно расхожему представлению, а нечто прямо противоположное.

Это снижение социального напряжения в обществе. Это повышение здоровья в обществе в целом, включая детское здоровье — особенно в отношении ранней алкоголизации детей и подростков. Это специальные программы для дошкольников, обучающие выработке навыков по управлению эмоциями и разрешению конфликтов, и школьные программы по предупреждению случаев травли и издевательств.

Сегодня в нашей образовательной системе такие программы отсутствуют, и в результате обстановка в классе зависит от конкретной личности учителя. При этом порой достаточно, чтобы всего один взрослый, авторитетный учитель поддерживал травлю или выступал против нее, чтобы склонить чашу весов на ту или иную сторону.

Приведу в пример собственную школу. В начальных классах у нас была заслуженная, пожилая учительница (через три года ушедшая на пенсию), которая за что-то возненавидела мать одного из мальчиков.

П
Помню себя в тех первых классах: я была настроена полностью доверять взрослому человеку, который по своему положению был поставлен надо мной начальником.

Учительница прямым текстом говорила классу, что этот наш одноклассник — идиот, а его мать — сумасшедшая шизофреничка. Не было дня, чтобы она не насмехалась над ним. Не то, чтобы она была сильно добрее к другим детям, но этого ребенка она травила всерьез. И своего добилась: на перемене компания наших мальчишек срывалась его бить — если он не успевал сбежать из класса и спрятаться в ту же секунду, как звенел звонок.

В четвертом классе появилась новая классная руководительница и схватилась за голову. «Вы были похожи на стаю волчат», — вспоминала она потом. Первым делом она произнесла речь на тему избиений и травли, обратившись к одному из предводителей компании «избивателей». Вторым делом приучила нас обращаться друг к другу по имени, а не по фамилиям и кличкам, как было принято до этого. Третьим - повезла в экскурсию по Золотому кольцу. В общем, что говорить, сил она в нас вложила много, всем бы так везло с учителями, как нам с ней.

Что показательно: хватило ОДНОГО разговора со стороны учителя, чтобы избиения прекратились. Хватило единственного, внятного высказывания со стороны авторитетного взрослого. И если в школе нет учителей, способных на такое высказывание, то это плохая школа. Если обращение к директору или обсуждение на родительском собрании не помогает и обстановка в школе остается опасной для здоровья ребенка, надо обращаться выше — в окружное управление образования или городской департамент образования.

В
Важно понимать, что никакие знания не стоят искалеченной психики, и терпеть плохого педагога ради хороших знаний по английскому языку или химии в нынешних условиях бессмысленно.

Сегодня мотивированный ребенок со здоровой психикой скорее выучит языки сам по иностранным сериалам или фильмам. (А химия ему может никогда в жизни не пригодиться). Главное, что должна обеспечить школа - это безопасность ребенка и поддержание в нем мотивации для учебы.

При этом стоит понимать, что случаи, подобные тому, что произошел на прошлой неделе в московской школе №1488, все равно будут происходить. Потому что в отсутствии дошкольных программ по управлению гневом и при наличии множества негативных факторов, действующих в обществе в целом, агрессия школьников по отношению друг к другу — системное явление, а не единичный ужасный случай.

Конечно, сразу обе руки сразу детям в школах ломают редко, но травля, издевательства, унижения человеческого достоинства ребенка происходят в школах массово. Этот результат высокого уровня насилия, существующего в обществе, который сложно снизить без продуманных государственных программ, образовательных и социальных.