Треугольные тарелки Адабашьяна

Культура
Фото: Антон Буценко / ТАСС

Об этой стороне жизни Адабашьяна известно немногим, однако вот факт: в далеком уже 1962 году он поступил в Московское высшее художественно-промышленное училище. И, по признанию актера, рисовать никогда не прекращал, хотя и не особо это увлечение афишировал.

Нынешняя выставка — кажется, первая в его биографии. И при этом рассчитана она, конечно, в первую очередь, на детей: все представленные здесь графические работы – это карандашные рисунки-иллюстрации к написанной Адабашьяном совместно с режиссером Анной Чернаковой детской же повести «Хрустальный ключ, или Жили-были мы».

Вначале была книга

Адабашьян признался МОСЛЕНТЕ, что судьба у этой книги весьма непростая.

С
Сначала вместе с Анной Чернаковой мы написали сценарий и предложили его одной кинокомпании. Но он там никому не понравился.

«Конечно, мы расстроились. Но тут известный всем по программе „Городок“ Юрий Стоянов, услышав о нашем провале, предложил нам на основе сценария написать книжку — мол, чего добру пропадать», — рассказал он.

Так и случилось: сначала родилась книга, а следом Александр Артемович создал к ней иллюстрации – причем, вполне себе профессионального качества. Все двести рисунков на выставке выстраиваются по порядку, так что даже человеку с сюжетом незнакомому, легко понять, о чем тут идет речь.

А речь о приключениях 12-летнего мальчика Темы, попадающего в прошлое своей семьи и двигающегося все дальше и дальше из поколения в поколение в поисках таинственного хрустального ключа. Зачем? Чтобы судьбу своей семьи слегка подкорректировать.

Ebf271fc94729ec043d7b852a19c80d4b0655f42
Фото: www.ast.ru

«В отличие от героев книжки Адабашьяна, я бы в истории своей семьи точно ничего менять бы не захотел, — признался МОСЛЕНТЕ пришедший на открытие выставки новоиспеченный худрук Театра киноактера, режиссер Никита Михалков. — А вот в своем собственном прошлом… Думаю, время от времени такое желание возникает у каждого, и я — не исключение. Но подробнее о своих желаниях я рассказать не могу: сами понимаете — это очень личное».

О современных детях

Между тем, сам Александр Артемович, поглаживая седые усы, отбивался от окруживших его детей. А, отбившись, наконец, немного пооткровенничал с МОСЛЕНТОЙ.

С
Современные дети мало что знают, между нами говоря.

«Поэтому в книге „Хрустальный ключ“ мы с Анной решили попробовать привить им хотя бы немного любопытства и интереса к истории нашей страны. Мы, например, объясняем, откуда возникло название Потешного полка, как был поднят Александрийский столп… Причем, повествование тут идет от лица ребенка, который сам ничего не знает о времени, в которое отправляется».

Актер признался, что собственное детство вспоминает чаще, и до сих пор ему кажется, что тогда и снег был белее и искрился по-другому, и летом всегда было тепло, без всякой слякоти, и люди были очень милы и доброжелательны. Улицы города казались широкими и светлыми, и жизнь была абсолютно безоблачной. Не было ни драк, ни оскорблений.

Н
Но я не отчаиваюсь! И даже пытаюсь как-то повлиять на нынешних детей, сделать их жизнь лучше. Как? Вот, пишу детские книги и снимаю детское кино

«Говорят, что это нерентабельно, — продолжает собеседник МОСЛЕНТЫ. — Но ведь и Тарковский, которого боготворит весь мир, тоже ведь не был кассовым. Но параллельно с его фильмами снимались ленты, приносившие бешеную прибыль! Потому что если ваш завод выпускает нечто ширпотребное, то вы можете иметь маленький экспериментальный цех, который будет выпускать нерентабельные, но эффектные треугольные тарелки».