Ненаучный метод

Город
Фото: Максим Шеметов / ТАСС

МОСЛЕНТА не смогла остаться в стороне от обсуждения меморандума комиссии РАН, признавшей гомеопатию лженаукой (опять, но об этом позже). Конечно, эта проблема гораздо шире городского формата. С другой стороны, исторически сложилось так, что именно в крупных городах живет большинство практикующих гомеопатию специалистов и поклонников этого метода лечения.

«Пусть сильнее грянет буря!»

Напомним, что вся эта история началось около трех недель назад с Меморандума Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований (полный текст здесь), который мало кто читал, но все бросились обсуждать. Он стал катализатором процесса, хотя, по большому счету, заявление группы людей, собравшихся по собственной инициативе, бесплатно, в свой выходной день и не имеющих реальных рычагов влияния, могло бы пройти вне информационного поля. Однако сразу после публикации тихим воскресным вечером начался настоящий шторм, который обобщенно можно свести ко фразе «руки прочь от гомеопатии!».

Это как раз тот случай, когда реакция на событие куда интереснее и важнее самого события. В том, что многие врачи и академические ученые не верят в гомеопатию и считают ее лженаукой, нет ничего нового. Разговоры об этом начались еще при жизни создателя теории гомеопатии — господина Христиана Фридриха Самуэля Ганемана, которому аж в 1820 году специальным королевским указом было запрещено изготавливать и давать больным свои таблетки.

Гораздо важнее для нас не очередной виток вечного спора, а то, почему эта дискуссия вылилась в общественное пространство и набрала такую силу, что не утихает уже скоро месяц. Перефразируя классика: «если буря начинается, значит, это кому-нибудь нужно». Попробуем выяснить кому именно.

Немного матчасти

Для начала вернемся к Меморандуму. Конечно, стоит прочитать его целиком с приложениями и заключениями экспертов, но для тех, кто не располагает лишним временем, приведем основные положения. Итак, несколько выдержек из документа:

1) Многочисленные клинические испытания, проведенные в разных странах в разное время, не смогли экспериментально продемонстрировать эффективность гомеопатических средств и методов лечения;

2) Многочисленные предложенные теоретические объяснения возможных механизмов действия гомеопатии находятся в противоречии с твердо установленными научными представлениями о структуре материи, устройстве живых организмов и функционировании лекарственных средств;

3) Априорно постулированные «принципы гомеопатии» являются по своей природе умозрительными догматическими утверждениями, восходящими к протонаучному этапу развития физиологии и медицины.

9065da61739d1ec491ab2afee6be43ce195d08dc
Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Далее следуют жесткий вывод: «Настоящий меморандум констатирует, что в научном сообществе гомеопатия на сегодня рассматривается как лженаука. Ее применение в медицине противоречит основным целям отечественного здравоохранения и должно встречать организованное государственное противодействие. С учетом этого Комиссия сформулировала рекомендации различным лицам и организациям, направленные на исправление сложившейся ситуации, когда неэффективное гомеопатическое лечение занимает значительное место в отечественной системе здравоохранения».

Рекомендации (упрощенно) сводятся к двум вещам: во-первых, обязать визуально четко маркировать гомеопатические средства указанием на то, что это именно гомеопатия, а не «обычные» лекарства, а во-вторых, исключить их из государственного заказа и официальной медицинской практики. О запрете гомеопатии или иных репрессиях речь не идет. Еще раз стоит подчеркнуть, что это частное мнение членов комиссии, не более того.

И кстати, о комиссии – необходимое уточнение. Она появилась в конце 90-х по постановлению президиума РАН, инициатором ее создания был великий физик, нобелевский лауреат, академик Виталий Лазаревич Гинзбург. В комиссию входит более полусотни уважаемых людей, в основном членов академии, но есть и приглашенные по согласованию с президиумом ученые и научные журналисты. Впрочем, их всего несколько человек. Председательствует в комиссии академик Е.Б.Александров.

Все члены комиссии работают в ней бесплатно и добровольно. Меморандум о гомеопатии имеет порядковый номер два, а первый был посвящен дерматоглифическому тестированию детей — выявлению способностей по рисунку ладони. Бесспорно лженаучному, но весьма прибыльному.

Лучшая оборона – нападение

Меморандум трудно назвать объявлением войны — скорее, это была констатация давно очевидных для классических ученых и врачей фактов. Однако противниками это было воспринято именно как начало боевых действий. Или как провокация, на которую необходимо молниеносно ответить огнем из всех имеющихся видов оружия, вроде гляйвицкого инцидента или убийства в Сараево эрцгерцога Фердинанда.

На первый взгляд, это странно: гомеопатам бы постараться минимизировать огласку меморандума, а они сами в бой бросились. Мол, обижают нас, бедных, академики. Сразу стали сравнивать ситуацию с теми временами, когда лженаукой называли генетику с кибернетикой, и постарались с гордо поднятой головой встать рядом. С Петриком, которого та же комиссия в свое время развенчивала, почему-то рядом встать не захотели.

Cad997259bbdbf181a67de24ea040205ea3d2add
Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Не обошлось и без традиционной в таких случаях откровенной лжи: многие стали говорить о том, что гомеопатию предлагается вообще запретить, о чем речь не шла. Дошло до оскорблений: так, профессор ВШЭ Марк Урнов публично назвал членов академической комиссии «группой олигофренов» и «дебилами». О том, что творилось в разнообразных ток-шоу на телевидении, умолчим, поскольку там взаимные оскорбления заложены в формат и всячески приветствуются.

Научный, в принципе, спор для некоторых его участников завершился трагически. Один из авторов меморандума, ведущий научный сотрудник Центрального научно-исследовательского института организации и информатизации здравоохранения Денис Рощин сразу был уволен с работы. Инициатором внезапного расторжения контракта стал директор института и бывший министр здравоохранения Владимир Стародубов. Кстати, в приложении №3 к уже упомянутому меморандуму, которое посвящено истории внедрения гомеопатии в отечественное здравоохранение, Стародубов — один из главных персонажей.

Гомеофобы и гомеофилы

Но сквозь шум битвы, в котором стороны не желали слышать аргументы друг друга, порой пробивались и голоса разума. Благо здравомыслящие люди нашлись и среди «гомеофилов» и среди «гомеофобов». Кстати, интересно, что разделение это произошло не по существующим социальным, политическим или экономическим группам общества, а как-то «по диагонали». Поклонники и противники гомеопатии нашлись как среди патриотов, так и среди либералов, среди богатых и не очень, среди коммунистов и монархистов, да и вообще вне какой-то социальной логики, что тоже весьма показательно.

Даже среди врачей, не признающих гомеопатию (а таких подавляющее большинство), оказалось достаточно людей, не отрицающих ее положительное влияние на людей. Пусть с оговорками и только в определенных случаях. И почти все сошлись на том, что вреда в сладких шариках точно нет, только если косвенный: уверовав в их всемогущество, человек может пренебречь другими методами лечения.

С другой стороны, люди и без гомеопатии зачастую пренебрегают лечением. Человек вправе выбирать свою судьбу, и к методам лечения это относится весьма опосредованно. Другое дело — прямой обман, когда гомеопатия выдается за проверенное и надежное «доказательное» лекарство.

D54c0860fd857101486a144dc1fbf8f3360b35dc

Гомеопатия, взирающая на ужасы Аллопатии.

Фото: public domain

Разумные гомеопаты тоже оказались готовыми к нормальному диалогу. Многие согласились, что лечебный эффект не всегда ярко выражен, что грамотное лечение требует серьезной работы врача с конкретным пациентом и тщательного подбора препарата для данного случая. Иногда приходится перебрать несколько разных средств, почти всегда необходимы дополнительные уточнения по приему, режиму и диете. То есть необходима серьезная кропотливая работа профессионального специалиста в каждом отдельном случае.

Чтобы понять точку зрения обеих сторон, стоит вновь обратиться к матчасти.

Медицина «времен Очакова и покоренья Крыма»

Поскольку многие толком не понимают, о чем идет речь, позволим себе краткий ликбез относительно происхождения и сущности гомеопатии. Создателем концепции был уже упоминавшийся немецкий врач Ганеман, родившийся в 1755 году. Время в данном случае важно.

Сам термин происходит от греческих слов ὅμοιος — «подобный» и πάθος — «болезнь», что вполне точно описывает метод, подразумевающий лечение «подобного подобным». Основополагающая идея гомеопатии следующая: если вещество в больших количествах способно вызывать те или иные симптомы, то в малых количествах это вещество может такие же симптомы излечить. Метод состоит в том, чтобы исходное вещество тщательно измельчить и многократно разбавить, вплоть до разведения в 50 тысяч раз.

Исходное вещество может иметь разное происхождение: растения и грибы, минералы, выделения змей, живые организмы и животные (пауки, пчелы и т.д.), главное, чтобы оно вызывало в организме человека те или иные изменения, способствующие излечению от различных болезней. Самое популярное сырье для гомеопатических препаратов — это апис, арника, белладонна, графит, йод, камфора, фосфор, туя, траумель, гидракс, пульсатилла, эхинацея. А популярный препарат «Оциллококцинум» делают из экстракта печени особого вида уток.

Впрочем, по мнению противников гомеопатии, источник совершенно не важен, поскольку концентрация его столь ничтожна (одна молекула на десятки тысяч или даже миллионы таблеток), что никакого действия он оказать не может.

C1fa4c7fd87336265117f8613f81c9f512b40cdb

Основатель гомеопатии Христиан Фридрих Самуэль Ганеман, 1841 год.

Гомеопатию в дискуссионном угаре часто путают с лечением травами или фитотерапией, но это неправильно. Разница в методе, то есть в количестве используемого вещества, даже если оно одинаковое. Настой лекарственной травы или целебного плода — это не гомеопатия, даже если он разведен несколько раз.

Гомеопатия стала относительно популярной в позапрошлом веке, когда медицина была еще на зачаточном уровне. И, по сравнению с лекарствами того времени, гомеопатические средства были, как минимум, гуманными — если не помогали, то и не вредили. Но с тех пор медицина прошла огромный путь, а гомеопатия по-прежнему руководствуется постулатами Ганемана, разве что диапазон исходных веществ немного увеличился.

Сейчас лагерь гомеопатов делится на две партии. Большинство придерживаются «классического» принципа, что общение врача с пациентом более важно, чем лекарство. Врач должен досконально разобраться во всем, прописать диету и режим, являющиеся необходимым условием гомеопатического лечения, персонально подобрать препараты. Так работают специальные клиники и специализированные гомеопатические аптеки.

Но есть и другая «партия», которая готова пренебречь общением с пациентами и производить универсальные гомеопатические препараты миллионными тиражами. Пусть это идет в разрез с принципами Ганемана, зато современно и коммерчески привлекательно. И, похоже, это противостояние внутри гомеопатического мира гораздо принципиальнее и важнее, чем конкуренция его с аллопатической (традиционной) медициной.

Коммерсанты от гомеопатии

Вернемся к комиссии РАН. Классических гомеопатов, которые делают и продают свои препараты в специальных гомеопатических аптеках, а приемы ведут в особых клиниках, рекомендации меморандума не затрагивают вовсе. Они всегда маркируют свои лекарства и с государственными структурами почти не общаются. Это особый мир, куда ходят те, кто верит в гомеопатию и готов за это платить. Осознанно и добровольно. Другое дело — коммерческая гомеопатия.

Появилась она уже в ХХ веке, во второй его половине. Кому-то пришла в голову мысль зарабатывать огромные деньги на гомеопатии, благо она не запрещена и достаточно неплохо известна в мире. Не запрещали ее в силу безвредности, хотя и приравнена к классической медицине она никогда не была. Но главным было то, что изготовление и продажа гомеопатических средств не требовали прохождения многочисленных клинических испытаний и получения фармакологического разрешения. К тому же лекарства изначально очень дешевы, ведь для их производства нужны спирт, вода, сахар и ничтожное количество начального вещества. Это же настоящий Клондайк!

При таком уровне рентабельности на раскрутке и продвижении можно было не экономить, а тем, что средство «не запрещено», а не «рекомендовано», удалось пренебречь. Способов нейтрализации чиновников от медицины достаточно, были бы деньги. Используя славу гомеопатии классической, гомеопатия коммерческая стала развиваться семимильными шагами. Французский Boiron Lab («Буарон» — производитель Оциллококцинума), немецкие Biologische Heilmittel Heel GmbH (Траумель) и Bionorica Arzneimittel GmbH (Мастодинон) стали мировыми концернами. Мир гомеопатии обзавелся своими институтами, научными журналами, рейтингами, ассоциациями, позже, сайтами и порталами. Теперь они сами рекомендовали, сами проводили исследования и т.д.

8899050c1b02001bb99ba391038db706c8db5031
Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

В СССР вход коммерческой гомеопатии в обычные аптеки был закрыт (хотя классические гомеопатические аптеки существовали), но как только в начале 90-х дверь приоткрылась, изделия появились на наших прилавках. На сегодня в России «гомеопроизводитель» № 1 — это отечественная компания «Материа Медика», производящая такие препараты, как «Импаза», «Афала», «Анаферон» и др. Концерн, возглавляемый Олегом Эпшейном, сосредоточил до 40 процентов всего гомеопатического коммерческого рынка.

Яблоки из чужого сада

Парадокс: если вы посмотрите на рекламу таких средств, как «Анаферон» или «Импаза» (а она весьма многочисленна и агрессивна), то вы не увидите указания на то, что это гомеопатия. Более того, даже на упаковке это не написано. На происхождение намекает лишь код (например, С200), что означает, что действующее вещество (в анафероне это антитела к гамма-интерферону человека) разведено в 100 в 200-й степени раз. Для простоты восприятия: одна молекула действующего вещества содержится примерно в ста миллионах таблеток!

Слово «гомеопатия» и его производные можно найти в дальних уголках инструкции, и даже провизоры в аптеках не всегда знают, что в действительности продают вам гомеопатическое средство. Оговоримся, что на иностранных лекарствах, например, на «Оциллококцинуме», гомеопатическая маркировка на упаковке есть.

Возможно, дело в невысокой популярности этого сегмента препаратов в нашей стране: в разных аналитических отчетах гомеопатия занимает от одного до четырех процентов рынка лекарств в России. И увеличить эту долю производителям трудно, если не продвигать гомеопатию как метод.

Возникает логичный вопрос: «Куда смотрит Минздрав?». И ответ в одесском стиле, вопросом на вопрос: «А куда он смотрел в 2012 году, когда включал тот же Анаферон в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов?». И лишь когда начался страшный скандал, препарат исключили «по просьбе производителя».

Как рассказали МОСЛЕНТЕ источники в медицинских кругах, обладатель патентов на «Анаферон» и другие лекарства из той «компании» полгода назад прошел в члены-корреспонденты РАН по секции фундаментальной медицины. Состоят в Академии и несколько бывших медицинских чиновников, способствовавших проникновению гомеопатии в сферу официального здравоохранения. Имен источник не назвал.

7490f18d8ec0b844909a313d0bbf422b031a3fa8
Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

Однако общественная дискуссия сфокусировалась вовсе не на действиях коммерсантов от гомеопатии, а свелась к вечному спору о результативности метода. Защищать гомеопатию (якобы от запрета) были вынуждены люди, к которым нет претензий у авторов меморандума — честным классическим гомеопатам, работающим на своем поле и в обычную медицину не вторгающимся. А дельцы как бы остались в стороне.

Сейчас проблема ушла под ковер. Минздрав обещает создать комиссию, которая примет какие-то решения.

К слову, все что работающие в России иностранные концерны не скрывают, что их изделия — гомеопатические. Это мировой опыт – во многих гомеопатия не запрещена, но не считается лекарством и подлежит обязательной маркировке. И по сути именно к этому и призывает российское ученое сообщество, а вовсе не к очередным запретам.