Разделяющий людей

Город
Фото: Наталья Селиверстова / РИА Новости

Московские дворы все активнее закрываются от внешнего мира шлагбаумами. Этому есть объективные объяснения, ведь автомобиль уже стал обычным городским гаджетом, доступным почти любому, а зона платной парковки, кажется, скоро перевалит за МКАД. Чтобы как-то помочь горожанам, власти упростили процесс установки шлагбаумов, но порадовало это далеко не всех. Какие конфликты возникают в закрытых дворах, на чьей стороне выступают депутаты и «Росконтроль» и при чем тут тяжелое наследие «совка» — читайте в материале МОСЛЕНТЫ.

В Марьино шлагбауму противится УК

Жители дома на Братиславской, 16 в районе Марьино столкнулись с тем, что установленный за их счет шлагбаум как минимум дважды пыталась демонтировать управляющая компания. Все началось осенью 2016 года. Как рассказывает глава инициативной группы Георгий Сытник, когда их дом попал в зону платной парковки и появилась возможность поставить шлагбаум по упрощенной схеме, они так и поступили, ведь через их двор автомобилисты постоянно «срезали», чтобы не стоять на двух светофорах. Подписи жителей были собраны, муниципальные депутаты получили весь комплект документов и согласовали их. 22 сентября шлагбаум был введен в эксплуатацию.

«И тут началось. Прибежала управляющая компания и отрезала питание шлагбаума. Мы его починили. Они снова отрезали. Мы вызывали наряд полиции. Они сняли блок управления шлагбаумом и спрятали его в машине. Это случайно заметили жильцы, — рассказал Сытник. — Мы уже фактически выставляем караулы, чтобы сохранить собственность».

По его словам, управляющей компании ПИУР были вовремя и в полном объеме предоставлены документы, но там все равно отказываются признавать шлагбаум. На стороне ПИУРа, отмечает он, пользователи нежилых помещений, которые занимают в доме первые два этажа.

«Управляющая компания утверждает, что якобы нарушаются права неопределенного круга лиц и что мы с них якобы какие-то деньги пытаемся брать. Причем они нашли собственника помещения, который вообще никакого отношения к шлагбауму не имеет, у них даже вход и разгрузка с другой стороны», — недоумевает он.

777ea4cd958292977f86b0d7171bd3fa503acf28
Фото: Алексей Филиппов / ТАСС

Позиция другой стороны

Представитель ПИУРа Галина Кирьянова заявила МОСЛЕНТЕ, что все их действия законны, и вообще их управляющая компания тем и отличается от многих других, что работает исключительно в рамках закона. Так же, считает она, должно быть и со шлагбаумом, порядок оформления которого не был соблюден. Она уверяет, что компании неизвестно, кто отвечает за подключение шлагбаума к общедомовому имуществу, кто им управляет, а двор, в котором все это происходит, вовсе не является двором.

«Данная территория относится к собственности города, она не переведена в общедомовое имущество», — говорит Кирьянова.

«Я не против шлагбаума. Мне нужно, чтобы все было сделано по закону, — подчеркнула она. — Если, например, завтра скорая помощь приедет к человеку, у которого кома, а при этом мозг отмирает в течение пяти минут, и они будут в течение пяти минут дозваниваться по телефону, то крайнего найдут быстро, это буду я. Поэтому я с себя любыми законными методами буду снимать ответственность».

Кирьянова уверяет, что управляющая компания неоднократно получала жалобы от собственников нежилых помещений на то, что им за въезд установили плату, и, таким образом, установка шлагбаума является чисто коммерческим предприятием.

«Я уже ничего не отключаю, наблюдая агрессивное поведение этой группы людей, Никаких силовых действий с моей стороны не будет, не буду доставлять им такое удовольствие», — добавила она. По ее словам, в законности установки шлагбаума будет разбираться суд.

Депутаты за жителей

Члены депутатского совета района Марьино на стороне жильцов. Как рассказал МОСЛЕНТЕ депутат Владимир Осипов, конфликт между управляющей компанией и горожанами тянется давно, а ситуация со шлагбаумом – это просто попытка демонстрации силы управляющей компании ПИУР, от которой уже пытались избавиться, перейдя к другой УК.

«Выяснилось, что председатель этого ТСЖ осуществляла только номинальные функции. Она полностью отдала управление домом управляющей компании и практически только подписывала документы. Она не участвовала в жизни дома, не была заинтересована в снижении стоимости предоставляемых услуг, в проверке качества проведенных работ, — отметил он. — Жители решили провести собрание, выбрать нового председателя ТСЖ, выбрать новое правление и после этого разобраться с управляющей компанией: либо выбрать новую, либо оставить эту». Действующая председатель ТСЖ обратилась в Люблинский суд с требованием отменить все результаты собрания, и он действительно признал их нелегитимными.

C7d3254bf6a2d3d56f5235ec05b88ed8e92894fb
Фото: PhotoXPress.ru

«Суд полностью отыграл то, что сделали депутаты, что сделали жильцы, — говорит Осипов. — Есть признаки полагать, что председатель ТСЖ и управляющая компания — это аффилированные лица». По его словам, позже была подана апелляция, которую суд отклонил. Им самим по данной ситуации направлены многочисленные депутатские запросы, но пока исполнительная власть района помочь ничем не смогла. Также, по его словам, не смогли помочь и другие инстанции ЮВАО — прокуратура, Мосжилинспекция и префектура.

Исчерпав все свои полномочия, депутат намерен обратиться к мэру Сергею Собянину. Кстати, так же поступит компания ПИУР: Кирьянова сообщила, что уже направила градоначальнику письмо, в котором изложила все доводы против незаконного, на ее взгляд, шлагбаума. Более того, она уверена, что жильцы дома могут стать фигурантами уголовных дел. Шлагбаум тем временем работает.

В Замоскворечье – штрафные баллы за пропуск «чужих»

Интересный способ контролировать ситуацию во дворе с помощью шлагбаума придумала управдом в районе Замоскворечье. По словам москвичей из дома на Космодемианской набережной, 46/50, она ввела для них систему «штрафных баллов» за пропуск чужих машин и блокирует брелоки провинившихся.

Под ее горячую руку попал местный житель Петр Арановский. Он считает, что действия «главной по шлагбауму» нарушают его права, даже если он действительно кого-то пропускал. Он и не отрицает того, что открывал шлагбаум «чужим».

«Есть в нашем дворе мастерская по ремонту аудиоаппаратуры, с которой я сотрудничаю. Она им не продала брелоки, хотя они предлагали их купить. Сначала был один тип брелоков, который можно было клонировать, и я так и сделал, они им пользовались. Через какое-то время сделали систему, которую клонировать в принципе невозможно», — вспоминает москвич. После этого, рассказывает он, работникам мастерской пришлось искать другой способ попадать во двор, к месту своей работы. Однако наказания от управдома Ольги Вильчицкой Петру избежать не удалось.

«19 января это случилось, я хотел ехать в магазин за продуктами, подъезжаю к шлагбауму, а брелок у меня не работает. Звоню парню, который у нас вроде как занимается техническими вопросами, а он говорит — у тебя заблокирован брелок, потому что по твоему брелоку проезжали другие люди», — возмущается Арановский.

12176ab218227e30c3d794a205897d9570d94d26
Фото: Красильникова Наталия / PhotoXPress.ru

По его словам, брелоки заблокированы еще у нескольких жильцов. Теперь ему и его товарищам по несчастью приходится пристраиваться за другими соседями, а те уже и сами боятся помогать провинившимся.

«Бывает, что я останавливаюсь у шлагбаума и тупо стою, блокируя проезд, пока меня не пропустят», — добавляет Петр.

По его словам, он уже обращался в полицию, и там почему-то решили, что он просит возбудить уголовное дело, в чем ему было отказано. Следующей инстанцией стала Замоскворецкая межрайонная прокуратура. Там по обращению провели проверку и признали, что ограждающие устройства во дворе дома ограничивают право собственности жильцов в части пользования жилыми и нежилыми помещениями. В контролирующем органе пришли к выводу, что шлагбаумы по этому адресу препятствуют проезду машин экстренных и коммунальных служб.

«По результатам проверки на решение Совета депутатов муниципального округа Замоскворечье […] принесен протест», — говорится в ответе прокуратуры (копия есть в распоряжении МОСЛЕНТЫ).

Коллективная жалоба на действия Вильчицкой также была направлена депутатам, которые «настоятельно попросили» «рассмотреть и принять мирное соглашение» с жильцами и арендаторами, не ограничивать их в правах. Однако пока брелоки «оштрафованных» жильцов не заработали.

Связаться с Ольгой Вильчицкой МОСЛЕНТЕ не удалось — по предоставленному жильцами номеру управдом не сняла трубку.

Психология из прошлого

О конфликтах вокруг шлагбаумов сообщают достаточно часто. То стоматолог голыми руками сломает устройство, мешающее ему проехать к месту работы, то в Замоскворечье москвичи пожалуются на шлагбаум, установленный против их воли (письмо жильцов двора между Люсиновской, Большой Серпуховской, Павла Андреева и Серпуховским переулком пришло в редакцию МОСЛЕНТЫ). Всего же, по сведениям издания «Ъ-Деньги», за два года в столичные суды поступило 150 дел, связанных со шлагбаумами.

Как считает социальный психолог Алексей Рощин, все эти проблемы говорят о том, что москвичи до сих пор не избавились от тяжелого груза советского прошлого, не научились договариваться между собой, действовать сообща, чему в демократических странах учатся с детства.

«В обществе очень плохо работает механизм согласования интересов. В советское время все было просто, все было под тотальным государственным контролем, и власть отвечала в том числе на вопрос, что кому положено, а что не положено. Когда это давление отчасти ослабло в 90-е годы, многие почувствовали себя крайне неуютно. Стало неясно, как справляться даже с банальными приступами зависти, стало непонятно, что им положено и что можно, а что нельзя», — рассуждает психолог.

Afbbaf098260e1bf8b68e3aa2f9ff9c792953f69
Фото: Алексей Филиппов / ТАСС

Советская власть, рассказывает он, тщательно разбивала все попытки людей к самоорганизации, враждебно относилась к самодеятельным объединениям, в которых видела угрозу себе. Общественные организации либо уничтожались, либо сами становились частью вертикали власти. В 90-х люди столкнулись с возможностью и даже необходимостью договариваться, действовать самостоятельно, и эта самостоятельность многим показалась непривлекательной. Оказавшись неспособными решить простейшие организационные проблемы, они «радостно побежали обратно к «вертикальному» обществу, где есть авторитеты, власти, чиновники, которые должны все проблемы решать и всех успокаивать».

То же самое, считает Рощин, происходит и в «шлагбаумном» вопросе. С одной стороны, люди ощутили острую необходимость в организации парковочного пространства и даже получили механизмы для этого, но с другой, не имея опыта коллективного решения простейших проблем, либо самоустранились, ограничившись голосом «за» или «против» шлагбаума, либо, недовольные результатом, перешли к кляузам и раздуванию конфликтов.

«Навыка горизонтального взаимодействия нет. А когда его нет, или жалобы сразу идут, а жалобы это опять-таки, попытки привлечь вертикальную структуру, или вторая реакция, – простая, не рассуждающая агрессия. – Отмечает психолог. – Начала самоорганизации в этом не прослеживается».

При этом Рощин все же отмечает, что встречаются и позитивные моменты, когда за дело берутся люди с коллективистским началом. Однако часто это может означать лишь создание «как бы общественных» организаций, попыткой встроиться в вертикаль, что, по сути, тоже плоть от плоти «совка».

Комментирует «Росконтроль»

Впрочем, психология или нет, но в Москве действует вполне понятное законодательство. И в первых двух описанных историях оно, скорее всего, на стороне жильцов. Так считает начальник юридического отдела общественной организации «Росконтроль» Игорь Доренков. «Не увидев документы, в соответствии с которыми установлен шлагбаум в каждом случае, нельзя дать абсолютно точный ответ. Но, скорее всего в первом случае, исходя из общего контекста истории, жильцы абсолютно законно приняли решение и установили ограничения, – считает Доренков. – Управляющая компания не обладает полномочиями что-либо запретить в данной сфере».

По словам эксперта, законодательство не запрещает жильцам определять специальный порядок проезда коммерческого транспорта для погрузки или разгрузки. Что же касается пропуска коммунальных машин и автомобилей экстренных служб, то это тоже компетенция именно жильцов, а не управляющей компании.

«Потому действия работников УК „ПИУР“ можно квалифицировать как самоуправство, а если при этом было повреждено оборудование, приобретенное на деньги жильцов — то как минимум этот ущерб должен быть возмещен», — уверен он.

05be63f6c2b02f7efed92fcbc37c4a0c9da1a143
Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

Что касается случая на Космодамианской набережной, то решение о пропуске или запрете на въезд работников ремонтной мастерской могли принимать только жильцы, но никак не управдом, считает эксперт.

«Если жильцы, например из-за ограниченной вместимости парковки, приняли решение не пропускать автомобили ремонтной мастерской, то действовать будет именно такой порядок», — уверен Доренков.

Он напомнил, что решение об установке шлагбаума принимается общим собранием владельцев помещений в доме. Причем для этого требуются не менее 2/3 голосов, и владельцы офисов, магазинов и мастерских могут принять участие в голосовании, высказать свои пожелания о порядке проезда. К примеру, если за каждый въезд взимается, скажем, 1000 рублей, скорее всего, суд отменит или снизит эту плату.

«То есть владелец квартиры или нежилого помещения в судебном порядке может оспорить и отменить (изменить) крайне обременительные для себя условия», — подытожил эксперт.

Порядок установки

Если все, что написано выше, вас не пугает и вы желаете установить шлагбаум на въезде в свой двор, то сделать это достаточно просто. Подробная пошаговая инструкция размещена на официальном сайте мэра Москвы.

Сперва нужно провести общее собрание собственников помещений в доме (или домах, если речь идет об одном дворе на несколько адресов), причем в нем учитываются голоса как обитателей жилых квартир, так и собственников нежилых помещений, в которых размещены магазины, стоматологические кабинеты и т.д.

На собрании большинством голосов надо принять решение об установке одного или нескольких шлагбаумов, определить схему их размещения (не обязательно вымерять все до сантиметра, главное — чтобы было понятно, где конкретно они будут ограничивать движение), а также избрать ответственное лицо или группу лиц, которые будут в дальнейшем заниматься вопросами его установки.

Когда собственники до всего договорились, они направляют заявление в муниципальный Совет депутатов, не забыв приложить протокол общего собрания и схему размещения шлагбаума. Народные избранники должны сказать «да» или «нет» в течение 30 дней.

После этого нужно собрать средства, обратиться в любую подходящую коммерческую организацию и после установки шлагбаума сохранить акт приема-передачи работ. Этот документ будет нужен для получения субсидии в размере 50 тысяч рублей, на которую могут рассчитывать жители всех районов с платной парковкой.