Амнистия вызовет рост преступности

Город
Михаил Виноградов
криминалист, психиатр

Российские власти объявили о приуроченной к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне масштабной амнистии. Общее число амнистированных может достичь 350-400 тысяч человек. Амнистия не распространяется на совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, а также особо опасных рецидивистов. Однако рост преступности все же возможен.

Главная проблема в том, что амнистированные могут перемещаться по стране совершенно свободно. Никакого наблюдения за выпущенными на свободу заключенными не ведется.

В советские годы контроль был достаточно строгим. Во-первых, амнистированные могли селиться только за 101-м километром от Москвы. Такая же «зона отчуждения» была организована вокруг Ленинграда и столиц союзных республик — Киева, Минска, Еревана и других. Во-вторых, жестко отслеживалось место жительства амнистированного. Сейчас стоит заключенному выйти за ворота колонии — и делай что хочешь.

При этом я совершенно не против самой амнистии. Несколько лет назад бывший министр внутренних дел Рашид Нургалиев публично озвучил ошеломительную статистику: по его словам, до 30 процентов заключенных «сидят зря». Кроме того, без амнистии, учитывая грядущую дату, обойтись просто невозможно.

В советское время амнистии традиционно объявляли по случаю юбилеев Октябрьской революции. Так, в честь 70-летия революции в 1987 году из тюрем выпустили 60 тысяч человек. Из них к 1990 году снова попали на зону 16 тысяч. В брежневские времена к этому списку прибавилась и сохранилась до сих пор традиция амнистировать зэков в честь юбилеев Победы над Германией. Самой масштабной за время существования независимой России стала амнистия в честь 55-летия Победы в Великой Отечественной войне: в 2000 году были амнистированы 206 тысяч человек. Около 20 тысяч из них имели реальные сроки.

Я убежден, что выпуская осужденных на волю, мы должны обеспечить за ними контроль.

В США, например, система наблюдения за амнистированными очень строгая. Там четко предписано, куда может ходить освобожденный и куда он ходить не может. Если амнистированный нарушает правила, то он возвращается в колонию.

Но в России такого пока нет. У нас отсутствуют необходимые технологии, необходимая законодательная база. Очевидно, что многие бывшие зэки поедут в крупные города, в первую очередь — в Москву. Здесь легче затеряться, легче сделать быстрые деньги. В таких условиях легко прогнозировать, что результатом амнистии станет рост преступности по стране в целом и в столице в частности.