Как выжить на приеме у стоматолога

Город
Дмитрий Копылов
главный врач частной стоматологической клиники

Смерть пациента в стоматологическом кабинете — случай исключительный, но все же произошел в Москве 25 июня. Но бояться лечить зубы все равно не надо: стоматологов учат, как спасать пациентов.

За 15 лет практики у меня ни разу не было такого случая, и предугадать его мы, к сожалению, не в силах. Тем не менее вопросы о возможности опасных для жизни состояний у пациента возникают у нас каждый день.

Когда приходит пациент, мы не просто так собираем анамнез и выясняем, есть ли у человека аллергия на лекарственные препараты, пищевые компоненты, что угодно еще. Ведь у аллергической реакции есть такая непредсказуемая и коварная стадия, как анафилактический шок. Человек теряет сознание, в его сосудистом русле катастрофически падает давление, кровяное снабжение ухудшается, и головной мозг, лишенный подпитки кислородом, просто погибает через пять минут. Если есть какие-то подозрения, лучше перестраховаться и провести перед операцией аллергопробы.

Пару лет назад к нам пришла пациентка, которая сказала: у нее аллергия на новокаин и лидокаин. Это старые препараты, мы уже их не используем, но меня это насторожило. Мы выдали ей пять ампул разных анестетиков и отправили в лабораторию сдавать анализы. Выяснилось, что у нее есть аллергия только на один из наших препаратов, поэтому его просто ей не давали.

На аллергопробы мы направляем в единичных случаях, потому что каждый раз делать пробы на все подряд просто невозможно. Стоматологи используют, наверное, тысячу разных веществ каждый день, и на каждый из них — начиная от тех, что содержатся в стерилизующих салфетках, и заканчивая полировочными резинками для реставрации — у пациента может быть аллергия.

Если у человека периодически возникает слезоточивость, сонливость, кожный зуд, отечность мягких тканей или насморк непонятного происхождения, надо обязательно попытаться выяснить причину.

Есть такое понятие — «сенсибилизация организма». Когда вещество вводится впервые, организм вырабатывает к нему чувствительность. В первый раз реакции может не быть вовсе. Если в следующий раз организм выдаст аллергическую реакцию, скорее всего, она будет слабой: сыпь, слабость, отечность слизистых оболочек. При третьем-четвертом введении препарата повышается вероятность анафилактического шока. Вот почему пациенту стоит внимательно отслеживать реакции своего организма, выяснять причины плохого самочувствия и рассказывать об этом стоматологу.

Конечно, в современных стоматологических клиниках имеются аптечки неотложной помощи. У врачей есть пошаговые алгоритмы действий и при обмороке, и при сосудистом коллапсе, и при анафилактическом шоке. И эти инструкции не просто хранятся в голове с институтских времен, а прописаны на бумаге. Мы регулярно — в нашей клинике стараемся раз в год — проходим тренинги по проведению реанимационных мероприятий на специальных манекенах, имитирующих, например, асфиксию. Но если очень быстро — в идеале через пять минут — к нам не приедет скорая помощь, при том же анафилактическом шоке пациент может умереть.

Кроме аллергических реакций, введение анестетика может стимулировать другие опасные состояния. Часто человек приходит к стоматологу в психологически напряженном состоянии. Это может привести к повышению давления, а введение в такой ситуации препарата с адреналином (он обычно бывает в анестетиках) грозит нарушением артериального давления, которое затем может закончиться обмороком или коллапсом.

Если у человека есть соматические заболевания сердца, печени и почек, ситуация может оказаться еще хуже. Вот почему пациент обязательно должен давать полную информацию о состоянии своего здоровья под роспись.

«Ультракаин», который был введен вчера пациентке незадолго до ее смерти, — один из самых безопасных анестетиков на сегодняшнем рынке. Чаще всего аллергия, возникающая у пациента при его введении, вызывается не активным веществом, а содержащимися в препарате консервантами. Компании-производители тщательно контролируют качество препарата, но «Ультракаин» настолько популярен, что его часто подделывают. Я не утверждаю, что так было в этом случае, ведь мы даже не знаем причину смерти. Но недавно в Россию, насколько мне известно, попала партия «Ультракаина», на которой стояла пометка «для продажи на территории Белоруссии». Это значит, у нас есть нелегальные пути распространения непонятно откуда взявшихся медицинских препаратов, в том числе, возможно, контрафактных.