ЕГЭ как чудо

Образование
Татьяна Краснова
старший преподаватель МГУ

Лето в разгаре. Пропахшие валокордином родители, очумевшие от предэкзаменационной гонки учителя, похудевшие нервные выпускники... Настает тот день, к которому готовились, позабыв обо всем, включая образование. Три последних школьных года - ЕГЭ, великий и ужасный.

«Я не сдам ни за что», — рыдает моя лучшая ученица Верочка, умница и отличница. - «Я вас опозорю, я точно что-нибудь перепутаю!»

Коллега Верочки по имени, скажем, Вася — невозмутим и отважен. Вася, по его собственному меткому выражению, «пинал балду» весь год, и спасти его может только чудо, а перед лицом чуда суетиться неловко.

Накануне экзамена до меня доносится грохот отдаленных сражений — хакеры бьются насмерть с министерством образования. Двоечник Вася клянется мне, что только что из Владивостока ему прислали самый достоверный КИМ (контрольно-измерительные материалы, они же экзаменационные задания для ЕГЭ — прим МОСЛЕНТА), который как раз завтра и ляжет на стол перед потрясенными соискателями. Вера в чудо непобедима, и ночь перед ЕГЭ мы с Васей проводим над переснятым чьим-то мобильником экзаменационным вариантом. Вася верит в чудеса. Я — в то, что повторенье — мать ученья.

Наутро выясняется, что Минобрнауки победил хакеров, КИМ был хоть и похож, да не тот. Но Васина поразительная наглость почти уравняла его и Верочкины шансы, и он получает ничем не заслуженные, скажем, 65 баллов вместо законных 40, а Верочка — скажем, 75, вместо заслуженных 90.

Но вот все позади, выпускники станцевали свой первый вальс, поплакали на плече у классной руководительницы и превратились в абитуриентов, перейдя на новый уровень большой компьютерной игры, которую мы для них затеяли.

А пока вузы, включая и родной МГУ, считают ЕГЭшные баллы и выдумывают хитрые «внутренние» экзамены, чтобы отсеять фальшивых отличников, я мечтаю о том, как оно было бы устроено, если бы министром назначили меня.

В МГУ на факультет, скажем, журналистики, приняли бы всех, кто принес аттестат и выразил желание постичь премудрость.

Всех. И бесплатно, или за какие-то совсем символические деньги. С одним только условием: никто ни о ком больше не заботится. Книжек не выдает, общежитий не предоставляет, не следит тщательно, чтобы всем всего хватало. Хочешь учиться в Москве, в первом вузе страны — заработай себе денег на первый, самый трудный семестр. Выложись до конца, расшибись в лепешку, докажи мне, злому преподу, что ты способен учиться, готов вкалывать, умеешь и хочешь бороться за свое будущее.

И тогда первая зимняя сессия (пусть она будет самой трудной за все 4 года бакалавриата) отсеет примерно семьдесят процентов напрасно записавшихся на эту интеллектуальную каторгу. А из оставшихся тридцати выделит те десять, которым государство предоставит и общежития, и стипендии, причем не смешные, а настоящие, на которые можно жить. И из них будет растить ту самую смену, которую мы с коллегами почтем за честь учить.

Но министр, как вы понимаете, не я.

И мне остается только пожелать удачи Верочке, Васе, и всем, для кого это лето станет одним из самых важных в жизни.