Самурай Урин и неверный Филин

Город
Анна Гордеева
балетный критик

Генеральный директор Большого театра Владимир Урин объявил о том, что контракт художественного руководителя балета Сергея Филина, истекающий в марте 2016 года, продлен не будет. Вряд ли это удивило хоть кого-нибудь в балетном мире. То, что так случится, было понятно уже 9 июля 2013 года, когда Урин заступил на этот пост.

Почему? Уж больно разные это люди.

Урин — человек команды. До назначения в Большой он 18 лет проработал директором Московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, и за эти годы никто не слышал ни о каких конфликтах внутри театра. До 2004 года балетом в Музыкальном руководил хореограф Дмитрий Брянцев — в свое время подававший надежды сочинитель, к концу ХХ века выпускавший спектакли, над которыми смеялась вся Москва. Постановки пересказывались как анекдоты, надо было точно что-то в театре менять — но Урин ни одного уничижительного слова или жеста не позволил себе в адрес своего балетмейстера. Вот какой есть — такому и служу, так можно было сформулировать его позицию. Когда в 2004 Брянцев погиб, и программированием театра занялась жена Урина Ирина Черномурова, стало ясно, что эта пара прекрасно себе представляет, что хорошо и что плохо. Например, в театре появились спектакли великих хореографов Джона Ноймайера и Иржи Килиана, которых пригласила Черномурова. Но до того — верность и еще раз верность своему сотруднику. Так Урин представляет себе театр. И того же требует от других.

В
В театре все чтут возможность заработать на каких-нибудь левых гастролях, но премьера всеми почитается вещью священной

Сергей Филин же в своей карьере прославился чем угодно, только не верностью. Отличный танцовщик, один из легендарной пятерки Большого (Филин, Цискаридзе, Уваров, Гуданов, Белоголовцев), он был вечной головной болью для начальства. Филин все время норовил сбежать с рабочего места на какую-нибудь «халтуру» — и его не волновало, пострадает ли выпускаемая в театре премьера из-за его отсутствия. В театре все чтут возможность заработать на каких-нибудь левых гастролях, но премьера всеми почитается вещью священной. Всеми — кроме Филина.

Собственно, непонятно, почему в 2008 году, когда Владимир Урин решил найти нового худрука балета для труппы Музыкального театра, он пригласил именно Сергея Филина, никакими менеджерскими способностями не прославившегося. Должно быть, сыграло роль обаяние и слава звезды — потому что при всех своих эскападах Филин действительно был звездой. Танцовщик ушел из Большого, начал заниматься делами в Музыкальном и раздавать интервью о верности своему новому театру.

Но весной 2011 года в Большом образовался кадровый вакуум: балетмейстер-реставратор Юрий Бурлака, человек тихий и ученый, отказался продлевать контракт с этим беспокойным местом. Претендовавший на его пост заместитель тут же прославился в порнографическом скандале. Возглавлявший тогда Большой театр Анатолий Иксанов пригласил Филина, который вот уже два года негромко руководил балетом Музыкального.

Владимир Урин понял желание Филина поменять работу: это переход с московского уровня на федеральный, другие деньги, другие перспективы. Но он был поражен тем, что его бывший сотрудник сбежал в разгар сезона. С древних времен в театре принято переходить из труппы в труппу летом чтобы никого не подводить. А тут худрук исчезает в марте и забирает с собой нужных ему артистов. Нет, конечно, самурай Урин для прессы и словом нехорошим не обмолвился, но в моменты, когда он встречался с Филиным, выражение его лица было весьма красноречивым.

Филин, вероятно, надеялся никогда больше по работе с Уриным не пересечься. Но в июле 2013 министр культуры РФ Владимир Мединский, сняв с поста директора Большого театра Анатолия Иксанова, уговорил Владимира Урина возглавить Большой. И Филин снова оказался худруком балета в театре, в котором начальник — Урин.

Б
Бывает, что худруки ошибаются в оценке дарований. Но, просматривая нынешнюю труппу Большого, можно обнаружить не одно загадочное продвижение по службе и не одну странно заторможенную карьеру

Филина при этом теперь жалеет весь театр — он сильно пострадал, когда на него напал уголовник и плеснул ему в лицо кислотой. При этом театр не верит, что заказал нападение танцовщик Павел Дмитриченко, пожелавший отомстить худруку за гадкое предложение его девушке и собирает подписи в поддержку артиста и скидывается для него деньгами.

Девушка, которую Филин не жаловал ролями и, по ее словам, предлагал стать подобрее, уволилась из Большого и мгновенно стала примой в Михайловском театре — причем балериной экстра-класса. Что ж, бывает, что худруки ошибаются в оценке дарований. Но, просматривая нынешнюю труппу Большого, можно обнаружить не одно загадочное продвижение по службе и не одну странно заторможенную карьеру. Все это не могло пройти мимо внимания Владимира Урина.

Филин, вероятно, представляется Владимиру Урину сотрудником, на которого нельзя положиться. А с такими он дел не имеет. К тому же в театр перешла жена директора Ирина Черномурова, отработав в Музыкальном полный сезон без мужа и оставив все хозяйство в идеальном порядке. Негромко, но уверенно Черномурова, лучше Филина ориентирующаяся в балетном мире и обладающая несомненными талантами дипломата, получает полномочия планирования будущих премьер. Теперь за назначениями на роли присматривает сам директор, за репертуаром — начальник отдела творческого планирования (такова теперь должность Черномуровой). Что остается худруку?

Да ничего не остается. Поэтому после окончания контракта Сергея Филина в марте 2016 года эта должность будет упразднена, а в театре появится просто заведующий балетной труппой. Полномочия и ответственность все равно не маленькие — прием в коллектив, назначения на роли. Но контроля сверху будет гораздо больше. И явно это будет человек, на которого Урин сможет положиться.