Перерождение Вари

Город
Арслан Хасавов
востоковед

Казалось, история студентки философского факультета МГУ Варвары Карауловой, несколько месяцев назад задержанной на турецко-сирийской границе, забыта, как страшный сон. Выяснилось же, что за прошедшие месяцы она не только не одумалась, но и усугубила собственное положение — продолжила виртуальное общение с вербовщиками, более того, и сама стала осуществлять деятельность по распространению идей «Исламского государства».

Теперь Варвара арестована — максимальный срок заключения по предъявленному ей обвинению составляет ни много ни мало десять лет лишения свободы.

Кажется, теперь уже никто не призывает к милосердию по отношению к обманутой девушке: адвокат говорит, что, возможно, выйдет из дела, в интернете — сплошные проклятья, а отдельные представители общественности даже призывают ужесточить законодательство и расстрелять ее.

Да, возможно Варвара Караулова попадет, что называется, под горячую руку, и приговор по ее делу окажется максимально строгим, но, с другой стороны, быть может, эта история удержит от падения в эту пропасть десятки других наших соотечественников?!

Ясно одно — мир столкнулся с новой угрозой, вирусом, с невиданной скоростью расползающимся по миру. Он полностью порабощает, ставит себе на службу даже, кажется, здоровую личность и, не останавливаясь, движется дальше.

Как бы там ни было, уверен, что нынешний финал для Вари — по-своему благополучен. Она замыслила преступление, которое, слава богу, не успела осуществить. А в наказании главное, как известно, не само страдание, которое оно причиняет, а возможность для перерождения личности.

За несколько поколений в нашей стране произошло четкое расслоение людей на беспробудно маргинальных и вроде бы получивших зачатки образования. Последние, в рамках обучения, в теории были одарены способностью рассуждать самостоятельно. Нас учили запомнить это и принять как данность.

Варвара Караулова до определенного момента существовала в рамках комфортной, сытой жизни. Ходила на лекции, брала умные книжки в библиотеке. Ездила с нами в метро. Болтала с подружками в перерывах между парами. Могла за глаза осуждать своих сокурсниц, которые весело напивались по выходным и водили знакомства со взрослыми мужчинами. Банальная история.

Мы привыкли к тому, что вербовка, агентурная деятельность и самодельные бомбы случаются по ту сторону общественной стены. За иллюзорными баррикадами находятся эти бедные оборванные мальчишки с Северного Кавказа, через Турцию убегающие за лучшей долей. У нас же — университеты, урбанистика и преображение центральных улиц. С нами и нашими соседями по офисной кормушке такого случиться не может. Не вербуют наших занудливых младших сестер, перефразирующих Платона под статусы для социальных сетей. Мы не такие.

Имеем ли мы дело с историей болезни, близкой к умопомешательству, или же причина в прекрасно отлаженной вербовке? На мой взгляд, оба предположения в корне неверны. Вероятная причина лежит на поверхности, но не попадает под лупу общественного внимания.

Неопытная девушка может быть легко очарована поверхностным, однобоким, извращенным толкованием ислама. Покорность в обмен на отсутствие необходимости принимать решения самостоятельно? Привлекательный обмен для инфантильного характера, прижатого к стенке страхом делать собственный выбор. Покорность в обмен на отсутствие необходимости работать и ежедневно испытывать стресс от конкурентной борьбы? Привлекательный обмен для неустойчивой психики, низко оценивающей свой потенциал.

Сколько молодых женщин, воспитанных в одной вере, забывают о ней для того, чтобы закрыться и принять чужие адаты? Кому из них доводилось открыть Коран и прочесть его от корки до корки, чтобы хотя бы на шаг приблизиться к пониманию философии исламского мира? Сколько молодых женщин согласились бы надеть платок в обмен на обещание в любых обстоятельствах содержать и поддерживать общих детей? Сколько молодых женщин готовы сделать все, что угодно, ради того, чтобы доказать выбранному мужчине, что именно они достойны его любви?

Статистика врет всегда. Эти вопросы останутся без ответа. Ранее мы могли цинично предполагать, что на войну чаще уходят ради денег, но это время прошло. Перед нами в жанре documentary раскручивается пример одной отдельной Варвары. Он вряд ли будет единичным.