Психологи из билетных касс

Город
Анна Гордеева
театральный критик

Сначала генеральный директор московских театральных касс заявил, что их в городе все уберут. Потом глава департамента торговли пообещал, что их станет больше. Театральный критик Анна Гордеева размышляет, зачем нужны городские кассы и кассиры, и приходит к выводу, что каналов сбыта билетов должно быть больше, а не меньше

Вчера к вечеру по московским театрам разнеслась весть: московские власти велели дирекции театрально-зрелищных касс снести почти все эти самые кассы — уже через три месяца вместо 140 киосков в столице должны остаться только семь. Об этом сообщил «Интерфаксу» генеральный директор касс Виталий Виноградов, получивший соответствующее распоряжение и сразу задумавшийся над тем, как, собственно, теперь будет работать его предприятие. Сразу вздрогнули и директора театров: когда департамент культуры настаивает на том, чтобы московские театры все увеличивали продажи билетов (поддержка будет зависеть от успешности этой работы), а каналы распространения этих самых билетов уменьшаются, — проблемы очевидны. Директора решили обратиться к Сергею Собянину; но сегодня утром пришла свеженькая новость от московского департамента торговли и услуг: нет-нет, начальник касс все не так понял. «В метрополитене, где стоят 29 касс, проводятся работы по ремонту части павильонов, и им сказали временно выехать для того, чтобы отремонтировать и впустить обратно. Никто их количество не сокращает», — заявил глава департамента Алексей Немерюк. Отбой воздушной тревоги?

Будем надеяться, что так. Но вот что важно в этой истории: когда принималось первоначальное решение, в расчет совершенно очевидно шел только молодой житель Москвы, свободно пользующийся интернетом и привыкший к самостоятельному анализу и выбору. Остальные ее граждане и гости столицы учтены не были. Не по злонамеренности, разумеется, но по простому алгоритму «мне так удобно — значит, удобно всем».

С
Советы этих дам в кассах — чистое золото; ни один рекомендательный сервис не сможет быть настолько внимательным к личности покупателя

Вероятно, предполагается, что основные продажи билетов должны перейти в интернет, где их и так покупают именно относительно молодые жители Москвы. Но тут отсекается значительный слой публики, которая с сетью до сих пор по-настоящему не дружит. Нет уж, пожалуйста, не закатывайте глаза — я помню этот старый анекдот: «В результате опроса, проведенного в интернете, интернетом в России пользуется 100 процентов граждан». Дамы к 60 и старше отказываются считать себя пенсионерками, вполне успешно пашут в бухгалтериях, магазинах, троллейбусах и метро. И как раз они регулярно вытаскивают мужей (а если тех не удалось поднять с дивана, то подруг) на комедии, трагедии, мюзиклы, да хоть и на Стаса Михайлова, их право. Они — подходящие к кассе МДТЗК и изучающие афишки на ней, решающие, куда выбраться в свободный вечер, — значительная часть московской публики. Именно по ним бы ударил снос касс — а такую обиду они ничем не заслужили.

Отсекается и та публика, которая еще не знает, точно ли она хочет пойти в театр, и совсем не представляет себе, в какой. Понаблюдав за любой кассой пять минут, непременно застанешь сценку, когда возможный покупатель (или покупательница) вступает в долгую беседу с продавцом. Дамы в кассах — психологи и знатоки, соль земли. (По словам генерального директора МДТЗК Виталия Виноградова, большинство из них работает по 20 лет и более). Задав всего пару вопросов, они понимают, кого стоит послать в театр, где принцу Гамлету построят замок в натуральную величину и оденут призрак в латы, а кого — в тот, где Гамлет окажется во вращающемся кубе и будет периодически превращаться то в Полония, то в Офелию. Кто хочет просто повеселиться и забыть про квартальный отчет, кто хочет вывести в театр подростка и не утомить его, кто с замиранием сердца ждет, что театр его встряхнет и заставит на что-то в жизни взглянуть по-новому, а кто просто хочет поглядеть живьем на теле- или кинозвезду. Советы этих дам в кассах — чистое золото; ни один рекомендательный сервис не сможет быть настолько внимательным к личности покупателя.

С
Советы этих дам в кассах — чистое золото; ни один рекомендательный сервис не сможет быть настолько внимательным к личности покупателя

Еще одна важная часть публики, которая пострадала бы, если бы кассы снесли, — туристы. Не европейцы или японцы, приобретающие, как правило, билеты в Большой вместе с турпакетом, а наши дорогие сограждане, решившие выбраться в столицу. Те самые сограждане, на которых московские театры могли бы зарабатывать так, как лондонские — на своих провинциальных визитерах. В центре Лондона сплошь и рядом уголки с разноцветными афишами, где тебе готовы рассказать, чем один спектакль отличается от другого, и продать билеты в последнюю минуту дешевле, чем они стоили в предварительной продаже (кстати, вот что не мешало бы сделать и в наших кассах — но понятно, что это решают театры, отдающие им билеты на продажу).

Если житель города может планировать свой поход в театр заранее и купить билет в сети, то разглядывающий купола и витрины турист натыкается на будку, заинтересовывается и принимает решение. Разговоры о том, что Москве нужно заниматься туризмом идут не первый год; было бы странно принимать конкретные решения «против» туристов, когда стратегия обозначена вроде бы «за».

Ну вот теперь про всех заинтересованных лиц быстро вспомнили. Директора перевели дух, тетушки-кассиры, что могли лишиться работы, убрали свой валидол подальше, и все снова должно быть в порядке. Конечно, выдвигая любую идею на городском уровне, хорошо бы сразу помнить о том, что в городе живут и в него приезжают самые разные люди, а не только те, что похожи на молодых продвинутых чиновников. Но это следующий этап работы.