Глаза незрячих

Город
Фото: УКЦ «Собаки-помощники инвалидов»

По данным Всероссийского общества слепых, более 15 тысяч инвалидов по зрению проживают в Москве. При этом, почти тысяча из них — дети и подростки. Конечно, в городе действуют программы интеграции и реабилитации. Но, несмотря на это, многие лишены свободы передвижения и живут очень замкнуто. Помочь им вести более активный образ жизни помогают социальные службы, родственники и… четвероногие питомцы. Последние становятся не просто помощниками, но и верными друзьями. МОСЛЕНТА узнала, где и как готовят лохматых проводников и пообщалась с их незрячими хозяевами.

Благодаря своим природным качествам и привязанности к людям, собаки становятся незаменимыми помощниками во многих областях нашей жизни. Есть, например, собаки-спасатели и собаки-полицейские. Работа с незрячими и инвалидами также является одной из самых важных собачьих профессий.

В нашей стране существует всего два официально действующих центра подготовки собак-поводырей. Один из них находится в подмосковном городе Железнодорожный и, по сути, является уникальным для России. В нем готовят не только собак-проводников, но и собак-терапевтов, которые работают с детьми с задержками или особенностями развития.

Безвозмездно, то есть даром

Учебно-кинологический центр «Собаки-помощники инвалидов» был создан силами волонтеров в 1999 году, а спустя четыре года был зарегистрирован как некоммерческая организация. В 2015 году УКЦ стал членом Международной ассоциации школ собак-поводырей.

Сейчас четвероногие воспитанники центра работают не только в Москве и Подмосковье, но и по всей стране. За 18 лет волонтеры подготовили к работе 138 собак-поводырей и более десяти собак-терапевтов. Очередь на получение лохматого проводника составляет почти полтора года. Что особенно важно — всех собак незрячим отдают бесплатно.

В настоящий момент в центре работает 15 человек. Основной штат — это тренеры-инструкторы (шесть человек), методист волонтерской программы, который отслеживает, как собаки растут во временных семьях, который отбирает щенков, дежурные, которые круглосуточно следят за собаками в центре, кормят их, выгуливают, совершает необходимые ветеринарные процедуры (есть еще один ветврач, который приезжает отдельно), директор центра и заместитель директора.

В
Воспитание только одного будущего помощника с учетом ветеринаров, дрессировки и питания, будет стоить от 350 до 400 тысяч рублей. При этом, в год центр может подготовить всего чуть более 20 собак-поводырей.

Первые годы центр существовал исключительно на средства активистов, но со временем ситуация улучшилась. Как рассказала МОСЛЕНТЕ заместитель директора по фандрайзингу Элина Почуева, сейчас активное участие в работе центра принимает государство и коммерческие организации. Еще ряд средств поступает в качестве частных пожертвований от обычных людей.

«Сейчас нам выделяют субсидию из федерального бюджета, но эта часть не покрывает всех расходов, к сожалению. Поэтому хорошо, что нас поддерживают коммерческие компании. В последние годы бизнес стал социально-ответственным, и компании активно участвуют в жизни общества и откликаются на предложения о сотрудничестве. Мы стараемся как можно чаще реализовывать с ними совместные благотворительные проекты», — говорит сотрудница центра.

Вырастить и выдрессировать собаку-поводыря — занятие не только энергозатратное, но и дорогое. От покупки щенка и до момента передачи собаки незрячему хозяину проходит от 8 месяцев до полутора лет. Воспитание только одного будущего помощника с учетом ветеринаров, дрессировки и питания, будет стоить от 350 до 400 тысяч рублей. При этом в год центр может подготовить всего чуть более 20 собак-поводырей.

Правильный выбор

Породы, с которыми работают в центре — лабрадоры ретриверы и голден ретриверы. Такой выбор объясняется просто. По мнению специалистов, именно эти собаки по своим качествам наиболее пригодны для работы поводырем.

«В этой породе гораздо чаще, чем в других встречаются собаки с нужным набором качеств для будущей работы. Например, отсутствие агрессии к людям, доброжелательность. Кроме того, они проще переживают расставание. Ведь сначала они живут в семьях волонтеров, а потом уже попадают к незрячим», — говорит тренер-методист центра «Собаки – помощники инвалидов» и руководитель волонтерской программы по отбору щенков Анна Чернова.

Еще один немаловажный момент, простота ухода и содержания этих пород. В отличие от эрдельтерьеров, ризеншнауцеров и даже королевских пуделей, которых активно использовали для работы со слепыми в советское время, лабрадорам и голденам не требуется специальный породный груминг.

Отбирают будущих поводырей в питомниках Москвы и Подмосковья. Какого-то утвержденного списка заводчиков нет. Но за время работы центра появились питомники, в которые сотрудники обращаются чаще. «В принципе, обратиться к нам может любой. Если это в моих силах, я обязательно доеду и посмотрю собак», — отмечает кинолог.

Свой первый «экзамен» на профпригодность щенки проходят в возрасте трех месяцев. К этому моменту у них уже сделаны все прививки, они приучены к поводку и улице. Анна внимательно изучает, как щенок себя ведет один и в компании своих братьев и сестер, как реагирует на городской шум и прохожих, насколько быстро адаптируется к незнакомым ситуациям и местам. Как правило, из десяти щенков только два или три смогут в будущем стать собакой-поводырем.

«Есть моменты, которые закладываются генетически, а есть те, которые зависят от владельца питомника. Мы предпочитаем брать тех щенков, с которыми уже минимально занимались. То есть, к моменту нашего появления щенок уже знает свою кличку, знает, как вести себя с людьми, умеет ходить на поводке. И самое, наверное, главное, щенок должен быть контактным. Вот этот минимальный “набор” дает хорошую стартовую позицию. На все остальное я смотрю уже в процессе обучения», — поясняет Чернова.

Сейчас в центре находится 17 молодых собак. Еще 12 щенков только готовятся «к поступлению» в школу и живут у волонтеров.

Добрые дела и домашнее воспитание

Желающих воспитать будущего поводыря, как оказалось, в Москве немало. Люди ежедневно присылают заявки на участие в программе. Кто-то хочет таким образом помочь инвалидам, для кого-то это способ попробовать свои силы перед покупкой собственной собаки, кто-то просто отправляет заявку, что называется, в порыве.

Правда, попасть в программу, могут не все. К семьям, в которых будут расти лохматые проводники, существует ряд требований. Например, надо обязательно жить в городе и иметь относительно свободный график, чтобы много и часто гулять.

«Никаких загородных домов! Таким мы отказываем сразу. Нам нужно, чтобы собака жила в естественной городской среде, ведь потом ей придется ежедневно ходить по улицам, водить хозяина по магазинам, на рынок, в аптеку и даже на работу. Щенок с детства должен все это знать», — объясняет Чернова.

Все расходы по воспитанию собаки, берет на себя центр. А их, на самом деле, немало: корм, снаряжение, игрушки, миски, ветеринарное обслуживание и клетка-домик, чтобы щенок мог оставаться один без ущерба для квартиры. Впрочем, как говорится на официальном сайте центра, «мы не станем возражать, если Вы возьмете некоторые из этих расходов на себя».

Чтобы стать волонтером, надо просто заполнить специальную анкету и ждать, когда с вами свяжутся. Именно так и сделали наши герои.

Маргарита с мамой Екатериной и Чарли

16-летняя Рита с детства инвалид по зрению. Некоторое время назад она встала в очередь на получение собаки-поводыря и в ожидании 18-летия (именно с этого возраста можно получить собаку-помощника) решила сама воспитать четвероногого проводника.

В
Вообще, видно, что он не простая собака, а особенная, которую специально выбирали.

«О собаках-поводырях мне рассказала мама. Нет, я, конечно, знала, что они существуют, но не думала, что в нашей стране такие тоже есть. Мы очень заинтересовались центром. Ведь я почти никогда не хожу одна по городу, плохо вижу. Были ситуации, когда меня чуть не сбивала машина. Поэтому мама решила, что мне нужна собака-поводырь. Тем более через год я поступлю в институт и надо будет посещать лекции.

Сначала мы просто приехали в центр посмотреть, как это работает. И уже там узнали, что можно взять на воспитание щенка. Я как раз последние два года хотела завести свою собаку, и мама решила, что это очень хороший вариант — я смогу кому-то помочь, и собаку получу. Вышло очень классно, потому что Чарлика нам привезли буквально перед Новым годом.

Воспитывать его очень легко. Но были, конечно, свои нюансы. Инструктор, например, сказала, что выгуливать его надо 4-5 раз в день, а по факту первое время мне приходилось выходить раз восемь. Сейчас он молодец, уже терпит и подстраивается под меня, слушается. Вообще, видно, что он не простая собака, а особенная, которую специально выбирали.

Не могу сказать, что волонтерство накладывает на меня какую-то особую ответственность. Да, с ним надо заниматься, работать над выдержкой, нельзя разрешать запрыгивать на кровать, надо следить, чтобы он ничего не подбирал на улице, палки не ел. Я, правда, из-за зрения не всегда могу вовремя увидеть. Еще иногда я с трудом встаю на утреннюю прогулку, но просто потому что люблю поспать. Тем не менее, это полностью моя собака.

Я совершенно спокойно отношусь к мысли о том, что его надо будет отдать. Меня все спрашивают, как же ты с ним расстанешься? А я почему-то не вижу в этом ничего плохого. Уверена, что буду следить за его судьбой, когда он станет настоящей собакой-поводырем».

Александра с дочерью Ириной и Липси

Александра — тифлосурдопереводчик. Человек, который переводит и комментирует слепоглухим людям, что говорят зрячеслышащие люди. А еще она один из создателей Школы взаимной Человечности для взрослых, которая объединяет обычных людей и людей с проблемами слуха и зрения. Узнав о программе, Александра решила, что это прекрасный шанс оценить свои силы в воспитании собаки.

П
Понимаешь, что она должна стать спокойной, внимательной и умеющей себя контролировать. Ведь в ее лапах будет жизнь и здоровье человека.

«Когда я узнала о программе, то подумала, вот он шанс понять, как в нашей семье, в которой все хотят собаку, будут заботиться о щенке. То есть эдакая демоверсия собаки. Рассказала на семейном совете, все с радостью согласились. Заполнили анкету и стали ждать. Позвонили нам в декабре 2016. Говорят, у вас же раньше кавказская овчарка была, значит с 9-месячной девочкой лабрадора точно справитесь. Оказалось, что наша-ненаша Липси немного “сложная”. Ее надо было приучить к выгулу. К тому же, 9-месячный щенок лабрадора — это уже довольно сильная активная собака. Так что нам сразу сказали, что ее надо будет воспитывать.

Растить любвеобильного собачьего подростка оказалось непросто. Ну как быть строгим, когда перед тобой воплощение радости и счастья? Но приходится. Понимаешь, что она должна стать спокойной, внимательной и умеющей себя контролировать. Ведь в ее лапах будет жизнь и здоровье человека. Думаешь об этом и не даешь прыгать на людей на улице, особенно на детей, а она от них просто без ума. Намордник приходится носить, иначе она обязательно постарается все попробовать на зуб.

Основной воспитатель, конечно, моя 19-летняя дочь. У нее хватает терпения обучать Липси всему необходимому. Например, делать свои дела на улице. Еще Липси выучила команду “Сидеть!” и “Дай лапу!”.

То, что придется расставаться, мы, конечно, помним и стараемся не привязываться. Пока сложно предсказать свои чувства после ее переезда в питомник, но надеюсь, обойдется без слез.

На самом деле мне очень нравится идея вот такого щенячьего волонтерства. Потому что возможность держать собаку постоянно есть не всегда, а очень хочется этого общения с маленьким комочком неугомонной энергии и безусловного доверия к тебе».

Когда жизнь становится проще

Основная задача собаки-поводыря — запомнить постоянные маршруты и водить по ним своего слепого хозяина, не давая сбиться с пути. При этом, путь человека с тростью должен быть безопасным. Поэтому четвероногих помощников учат не только помнить дорогу до аптеки, магазинов или банка, но и обозначать опасные участки в пути. Например, ямы на тротуаре, шлагбаумы, ступеньки. Препятствия на дороге лохматый проводник должен обозначать остановкой. Курс обучения собаки-поводыря длится 6-7 месяцев. Но, как говорят инструкторы, все зависит от индивидуальных особенностей собаки. Кто-то обучается быстрее, кто-то дольше.

Обучают в центре не только собак, но и их будущих незрячих владельцев, которые проходят в центре специальный двухнедельный курс. Многим приходится не только учиться доверять собаке, но и просто ходить по улице. «Не все люди, несмотря на свои особенности, умеют ориентироваться в пространстве. Кому-то просто страшно, кто-то давно не выходил из дома, а кто-то никогда не ходил по городу один. Так что мы учим и людей. Кроме основ ухода, содержания и дрессировки собак, объясняем им, на что стоит обращать внимание во время прогулки, как искать контрольные точки и ориентиры. Да что там, многим приходится именно у нас учиться пользоваться тростью», — рассказывает Чернова.

Случаев, когда незрячий и собака по каким-то причинам не подошли друг другу, почти не бывает. Потому что, как говорят сами владельцы собак-поводырей, привыкаешь, что с четвероногим другом жизнь становится намного проще.

Любовь и Рейчел

610d4d654fe70a2e3d82f0b181baa272ded08865

Люба со своей любимицей собакой-поводырем Рейчел

Фото: из личного архива

До 29 лет Люба была человеком со стопроцентным зрением. Привыкнуть к своему новому положению она смогла не сразу. Процесс был сложным, но с собакой-поводырем жить стало легче. А еще, благодаря своей лохматой помощнице, Люба познакомилась со своим супругом.

Н
На улице нас часто останавливают, удивляются: “Собака-поводырь! Неужели они бывают настоящие!?". В общем, не верят, что у нас в стране есть собаки-помощники.

«Зрения я лишилась четыре года назад. И привыкать к этому было сложно. Первое время я вообще не ориентировалась в пространстве. Ко мне приезжала кинолог из центра и учила меня ходить с тростью. Пройти восемь подъездов туда-обратно занимало около часа, долго и мучительно. А сейчас я хожу с Рейчел и с ней не так страшно. Хотя, признаюсь честно, как человек, который большую часть жизни был зрячим, я все равно трусиха и стараюсь далеко не ходить. Ноги трясутся до сих пор. Самое главное для меня даже не то, что я могу благодаря Рейчел выходить на улицу, а то, что у нее есть апортировка. Постоянно что-то падает, а увидеть и поднять я не могу. Она поднимает все, вплоть до мелкой монетки. А еще, с ней некогда скучать и грустить и всегда есть, чем заняться.

Я очень переживала, что мы с Рейчел не сойдемся характерами. Во-первых, у меня никогда не было собак, я больше кошатник. А во-вторых, ведь это не маленький щеночек, которого ты выбираешь сам. Рейчел было почти два года, когда мы с ней познакомились. Я постоянно мучила своего инструктора вопросами, как же я могу взять большую собаку, смогу ли я ее полюбить, а она меня? На что получила ответ: не волнуйся, все будет хорошо. В общем-то так и случилось. И хотя я привыкала к ней где-то месяц-два, сейчас я ни капельки не жалею. Это моя самая любимая девочка. Люблю ее безумно.

Представить, что со мной кто-то решит познакомиться, было сложно! Поэтому, когда ко мне подошел Саша, я удивилась. Сначала, правда, он увидел Рейчел, потому что до безумия любит собак, а потом уже и меня. Сейчас мы гуляем, как говорится, всем табором: я, Рейчел, Саша и его пес породы русский черный терьер. Кстати, на улице нас часто останавливают, удивляются: “Собака-поводырь! Неужели они бывают настоящие!?". В общем, не верят, что у нас в стране они тоже есть.

Дома Рейчел — самая обычная собака. Когда она у нас появилась, то была девушкой стеснительной. Но где-то через полгода окончательно одомашнилась и поняла, что ее все любят. Поэтому сейчас может радостно и на диване раскорячиться и у стола попрошайничать. Нас, конечно, предупреждали, чтобы мы ее не раскармливали, но иногда невозможно отказать».

Супруги Алексей и Евгения и Зена

359904300b146b1dc51e523fafbced84dd5d9dbd

Евгения с собакой-поводырем Зеной

Фото: предоставлено УКЦ «Собаки-помощники инвалидов»

Алексей и Евгения оба потеряли зрение. Раньше в их семье жил поводырь по кличке Черчилль. К сожалению, собачий век не так долог, как человеческий, и Черчилля в прошлом году не стало. Алексей и Евгения тяжело переживали потерю питомца, который стал полноценным членом их семьи. Но в декабре 2016 года, перед самым Новым годом, они получили свой главный подарок, у них появилась Зена.

С
Сейчас на человека с собакой-поводырем прохожие и продавцы реагируют намного спокойнее. А вот лет 6-7 назад все было куда печальнее.

«Центр делает огромное доброе дело. На самом деле, даже сложно оценить, насколько важна их работа. Когда мы впервые решили, что нам нужна собака-поводырь, то сначала обратились в центр Всероссийского общества слепых в Купавне. И почти сразу отказались от этой идеи. Очередь на собаку там может быть до 5 лет! При этом, необходимо в очередной раз пройти экспертизу на инвалидность, собрать тонну бумаг и справок. Но главное, что там собака должна быть вписана в индивидуальную программу реабилитации инвалида и только по рекомендации врача. Мы решили, что это слишком сложно и заводить собаку-поводыря передумали. Тем более, что жить без нее мы привыкли.

А потом мы узнали про УКЦ «Собаки-помощники инвалидов». Удивительно, но там с документами никаких сложностей не было. Сотрудники центра сами приехали, взяли ксерокопии справки об инвалидности, все оформили за нас. Даже не представляете, насколько это ценно для инвалида. В общем, мы только заявку подали, а потом просто ждали своей очереди.

Конечно собака-поводырь — незаменимый помощник. Особенно заметно для нас это стало, когда умер Черчилль. Поэтому мы даже как-то не сомневались и почти сразу подали еще одну заявку. Ощущение, что Зена у нас появилась почти сразу же, хотя подождать пришлось несколько месяцев.

Несмотря на то, что у нас уже была собака-поводырь, к Зене все равно пришлось привыкать. Она по другому ходит, ведет себя не так, как Черчилль, и выглядит совсем по-другому. Да что там говорить, она даже по размеру меньше!

Сейчас на человека с собакой-поводырем прохожие и продавцы реагируют намного спокойнее. А вот лет 6-7 назад все было куда печальнее. Попасть в магазин, например, или в аптеку, иногда было невозможно, потому что охранники не пропускали. Хотя сейчас мы сами лишний раз стараемся не конфликтовать. Если идем в магазин, то Зену оставляем на выходе. Но это ничего, не все же любят собак».