13 апреля 2017 в 12:23

Жизнь в невесомости и притяжении

Российские космонавты о жизни на МКС, видах Земли, космическом салате и жестком приземлении
Сергей Рыжиков и Андрей Борисенко
Shamil Zhumatov / Reuters
Почти полгода на Международной космической станции (МКС) трудились российские космонавты Сергей Рыжиков и Андрей Борисенко. За это время они выполнили приблизительно 50 экспериментов, в том числе — вырастили несколько ингредиентов для салата, который сами же и смогли съесть (раньше растения выращивали только для исследований), а еще провели медицинские и биотехнологические исследования. МОСЛЕНТА побывала на встрече с покорителями внеземного пространства и узнала о том, какой бывает посадка на Землю, видах планеты с борта МКС и покорении Марса из первых уст.

Почти полгода на Международной космической станции (МКС) трудились российские космонавты Сергей Рыжиков и Андрей Борисенко. За это время они выполнили приблизительно 50 экспериментов, в том числе — вырастили несколько ингредиентов для салата, который сами же и смогли съесть (раньше растения выращивали только для исследований), а еще провели медицинские и биотехнологические исследования. МОСЛЕНТА побывала на встрече с покорителями внеземного пространства и узнала о том, какой бывает посадка на Землю, видах планеты с борта МКС и покорении Марса из первых уст.

Встретиться с журналистами в Подмосковье космонавты смогли уже через полтора дня после приземления — в День космонавтики 12 апреля.

«Врач у них строгий, поэтому долго говорить не смогут», — шепчет сотрудница пресс-службы центра подготовки космонавтом имени Ю. А. Гагарина за несколько минут до входа космонавтов в зал.

Праздник Сергей Рыжиков и Андрей Борисенко проводят в «рабочем режиме»: так говорят сами космонавты, приземлившиеся только 10-го.

«С утра мы уже провели несколько послеполетных экспериментов», — признается Сергей Рыжиков — командир транспортного пилотируемого корабля «Союз МС-02», прилетевшего с МКС.

Кроме новых экспериментов, в праздничном расписании есть пункт «передача мощей Серафима Саровского в храм Преображения Господня в Звездном городке». Святыня облетала Землю вместе с космонавтами.

Reuters

Вижу Землю

«Земля действительно завораживает. В полете меня не отпускало ощущение того, что Земля маленькая, когда летишь по орбите, есть точки, где время перелета между континентами составляет порядка 10 минут. Гигантские расстояния на самом деле очень маленькие, и если что-то случается на одном континенте, то аукается на другом, поэтому давайте беречь нашу планету», — ответил Андрей Борисенко на вопрос о мыслях, которые приходят в голову, когда случается остановиться у иллюминатора.

А Сергей Рыжиков предупредил — воспоминаниями поделится, но добавит ложку дегтя: «Глядя на Землю, не нарадуешься, восторгу нет предела. Даже улетая, когда уже времени нет, мимо иллюминатора пролететь не получается, хочется взять в руки фотоаппарат. Но на нашей планете есть места, которые заставляют не только порадоваться, но и погрустить. Я имею ввиду экологические моменты, воздействие на природу».

Жалко расстыковываться

Расстыковываться и улетать с МКС, как признался командир корабля «Союз МС-02», не хотелось. «У меня сложилось ощущение, что я уже здесь был, это не связано с тренировками, просто внутреннее ощущение», — объяснил Сергей Рыжиков.

Космонавты провели на станции 173 дня, поэтому почти не удивительно, что к МКС они привыкли.

Reload
1 / 4

Баннер напротив центра подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина

Фото: Яна Кремнёва / МОСЛЕНТА

«Есть ощущение, что покидаешь какое-то родное для тебя место, но и чувство надежды, что это не последний раз работы на станции», — поделился бортинженер Андрей Борисенко.

Следующие полеты космонавтов возможны только через два – два с половиной года. Пока впереди полугодовая реабилитация, а после — комиссия, которая определит готовность к другим полетам.

Эксперименты и политика на МКС

Воспоминания космонавтов об МКС, конечно, связаны не только с чарующими видами планеты и необычными ощущениями от присутствия на станции. Жить здесь – значит ежедневно работать для российского сегмента МКС, и проводить исследования с астронавтами других стран.

В экспедиции 49/ 50 российские космонавты провели приблизительно 50 экспериментов: по биологии, медицине, биотехнологии, в области физико-химических процессов и другие.

«Если в прошлый раз мы вырастили растения и потом их исследовали, то в этот раз мы на зуб пробовали настоящий космический салат, который полностью выращен на МКС», — рассказал журналистам Андрей Борисенко.

А вот Сергей Рыжиков отметил, что исследования могли бы быть значительнее.

«Можно сравнить с тем, что выполняли наши партнеры, поскольку в ряде экспериментов мы принимали участие, и по степени, масштабности, комплексности, у них это больше. Надеемся, что полеты наши внесли что-то положительное в развитие цивилизации, но хотелось бы увеличить их значение», — прокомментировал космонавт.

Но одно дело — обсуждать с соседями биологические эксперименты, а другое – например, политику, тем более, когда большая часть полета пришлась на послевыборный период: экипаж стартовал 19 октября, а шумные 58-ые выборы президента США прошли в начале ноября.

По словам российских космонавтов, они просто наблюдали за переживаниями американских астронавтов, но о политике старались не говорить, она — среди тех тем, которые «обсуждать не стоит».

Яна Кремнёва / МОСЛЕНТА

Авария «Прогресс МС-04»

Заметной даже с Земли историей, которая произошла во время пребывания на МКС экспедиции 49/ 50, стала авария грузовика «Прогресс МС-04». На нем к станции должны были прилететь топливо, вода, системы дозаправки и даже оранжерея «Лада-2» для выращивания перца. «Прогресс МС-04» был потерян над Тувой 1 декабря 2016 года, и его большая часть сгорела в атмосфере.

«Основное сожаление — по поводу аппаратуры, которая не была доставлена: выращивание растений в рамках эксперимента «Лада», — объяснил Андрей Борисенко. — И по поводу технического эксперимента по переработке урины в воду. Мы должны были эту установку опробовать, но этим будет заниматься другой экипаж».

Радости притяжения

Возвращение из экспедиции, а точнее приземление бортинженер Андрей Борисенко назвал «условно мягким» и сравнил с американскими горками:

«Это гораздо хуже, чем перевернуться на машине, удар достаточно сильный. Внутри мы очень хорошо притянуты, никуда не делись, хотя бортдокументацию я не смог в руках удержать как в прошлый раз», — признался космонавт, для которого эта посадка стала второй.

Впервые на Землю садился капитан — Сергей Рыжиков, ответивший сдержано: «Для меня посадка особо не запомнилась, чуть поболтало, покрутило и все нормально. Самый интересный момент возвращения — адаптация вестибулярного аппарата в первые часы. Это радости земного притяжения. Но уже первая ночь проходит нормально».

На Марс

Полтора дня на Земле и уже на вопрос журналиста «вы готовы первыми вступить на поверхность Марса?» космонавты отвечают «да».

«Конечно, готовы», — отрезал Сергей Рыжиков, имея ввиду готовность психологическую.

«Летим, конечно, летим, — повторил Андрей Борисенко. — Но надо понимать, что это будет не чисто национальная программа какой-либо страны, конечно, это будем международный экипаж. Хочется надеяться, что на Марс одновременно вступят 2 или 3 человека из тех стран, которые будут принимать в этом участие».