«Умереть я предпочла бы в океане»

Культура
Фото: Юлия Петрик

Режиссер Елена Хазанова приступила к съемкам фильма «Один вдох», рассказывающего о судьбе самой известной в мире женщины-фридайвера Натальи Молчановой, установившей более 40 мировых рекордов. О жизни и смерти Натальи, о том, любят ли акулы людей и имеет ли человек право на ошибку, МОСЛЕНТА поговорила с первой чемпионкой России по этому виду спорта — москвичкой Юлией Петрик. И записала ее монолог.

Юлия Петрик
Я

Я несколько раз ныряла с акулами. Для меня это был вопрос профессионализма: если я человек океана — я должна принять все, что в нем есть.

Филологический дайвинг

Море я впервые увидела в 12 лет. Но, сколько я себя помню, всегда чувствовала, что оно мне необходимо. Я получила филологическое образование на филфаке Московского педагогического университета. Что общего между филологией и фридайвингом? Все очень просто: и то, и другое помогает понять все тонкости этого мира, осознать его возможности и передать эти знания людям.

Захотеть исчезнуть в бездне

Помню свое первое погружение. Это был 1999 год. Я тогда работала переводчиком и впервые попала за границу — в Португалию, где увидела океан. До этого училась нырять с аквалангом, но тут совершенно случайно оказалась на одном корабле с фридайверами. Увидела, как они исчезают в бездне, и в один миг поняла: это мое. Насколько я сегодня могу задерживать дыхание под водой? Все зависит от того, насколько глубоко нырять и насколько активно двигаться. Но вообще, наверное, пять-шесть минут максимум: это если уйти на глубину и зависнуть там на дне, например, с дельфинами.

Любой может ошибиться

В 2015 году все газеты мира написали о том, как во время погружения пропала президент Федерации фридайвинга России Наталья Молчанова. Насколько опасен наш вид спорта? Если говорить об этом именно как о спорте, то да — здесь есть опасность. Ведь профессиональные спортсмены всегда настроены на то, чтобы преодолеть себя, свои возможности ради рекорда. Что же до Натальи… Она была очень хорошей спортсменкой, одной из лучших в мире, но… Любой человек может ошибиться. У каждого бывают ситуации, когда он оказывается эмоционально или физически не готов к чему-то, а в общении со стихией всегда важно быть предельно собранным. Никто не знает, что случилось с Натальей, и я считаю это огромной потерей. И все же фридайвер — это в своем роде философ, и если бы мне предоставили выбор, как умереть, я бы предпочла, чтобы это было в океане.

Вода живая и мертвая

18db7e108ff4ab2fe8cd77833c2521ed65278cb6
Фото: Юлия Петрик

Ныряльщик знает, как достигнуть гармонии с этим миром, ведь вода прекрасно учит тому, как существовать в потоке — потоке времени, потоке машин, людей, жизни. А еще наша философия говорит о том, что есть, как в сказке, «живая» и «мертвая» вода. «Живая» — в море, реках, океанах и, конечно, внутри каждого человека. Для меня быть под водой — это такое облегчение и восторг! Другое дело, что это такая среда, в которой все время подстерегают опасности. Преодолеть их — тоже огромный кайф!

Акулы меня не замечали

Я несколько раз ныряла с акулами. Для меня это был вопрос профессионализма: если я человек океана — я должна принять все, что в нем есть. Кстати, этих акул — рифовых и тигровых — специально прикармливали, чтобы их собралось побольше.

Отчего они на меня не напали? Те, кто часто ныряют, знают, что акулы не тронут человека, если не делать резких движений и правильно себя вести, не создавая диссонанса. Они ведь в принципе не привыкли нас есть. Те акулы меня просто не замечали. Были моменты, когда они со мной сталкивались и уплывали в другую сторону. Подружиться с ними, конечно, невозможно, но соблюсти нейтралитет все-таки удалось.

Полет и красота

Что для меня фридайвинг? Первое — это, конечно, свобода, своеобразное ощущение полета. Второе — гармония, потому что именно в воде человек находит недостающую половину себя. Ведь время от времени находиться в воде заложено в нас природой. Ну, а третье… красота!