«Границы города начали размываться»

Урбанистика
Фото: Максим Шеметов / Reuters

В преддверии Московского Урбанистического Форума МОСЛЕНТА поговорила с Габриэлем Лафранчи, директором городских программ в CIPPEC и основателем программы MetroLab в Массачусетском технологическом институте, который примет участие в пленарной дискуссии «Экономика мегаполиса будущего. На что делать ставку?» Лафранчи рассказал, какие параллели он видит в развитии Москвы и Буэнос-Айреса, что за проблемы стоят сегодня перед большими городами по всему миру и реально ли уже в ближайшем будущем увидеть появление городов с населением в 100 миллионов человек.

Габриэль Ланфранчи
директор программы городов CIPPEC, основатель MetroLab
В

Вызовы нашего времени выводят на первый план такое качество, как пластичность, гибкость. И проявляться она должна не только на личном уровне, в каждом из нас, но и на уровне сообществ и правительств.

Неравенство, потепление, диджитализация

Добрый день. Как независимый эксперт, на какие Московские вопросы и проблемы вы можете обратить внимание?

В прошлом году у меня была возможность посетить ваш фантастический город впервые. Именно тогда я открыл для себя культурное наследие, общественные пространства и амбициозные градостроительные планы Москвы. Однако мне еще многое нужно узнать о ней, чтобы давать экспертную оценку по тем или иным вопросам.

9ddc6e8ba3dfba33c0bd9d9780e711f10ccb0ff5
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

В целом могу сказать, что Москва сталкивается с теми же проблемами, которые встают в наши дни перед всеми большими городами, и все они пытаются решить их как можно скорее. Это — растущее неравенство, адаптация к изменению климата, диджитализация городов и внедрение новых механизмов управления ими.

Хотя в России неравенство не так ярко проявлено, как в других странах, все же отмечу, что именно неравенство стало одной из основных проблем этого века. Согласно данным программы ООН по содействию устойчивому развитию населенных пунктов, эта проблема усилилась в трех четвертях городов за последние 20 лет. В каждом городе это проявляется по-своему: где-то отсутствует доступ к транспорту, где-то не хватает общественных пространств или они низкого качества, а где-то не хватает таких объектов инфраструктуры, как школы и больницы. Наконец, одной из главных проблем в данной области является дороговизна жилья. В таких городах, как Нью-Йорк, арендаторы отдают до 50 процентов своего дохода за аренду жилья. Но слишком дорогие, недоступные (с финансовой точки зрения) города со временем теряют стабильность. Чтобы этого не случилось с Москвой, нужно проводить активную и взвешенную государственную политику в данной области.

Другая проблема - изменение климата, ей я в этом году занимался особенно активно, так как координирую рабочую группу по изучению воздействия на климат в T20 (Независимая неправительственная «Экспертная двадцатка» объединяет мировые экспертные центры и исследователей — ред.). Города производят 70% парниковых газов и, в то же время, продолжают расти быстрее, чем когда-либо. Принимая во внимание, что выброс 36 процентов всех парниковых газов происходит в процессе строительства, мы получим удручающую картину. И нам сейчас нужно быстро менять всю парадигму строительства и в целом использования городов. Мы уже наблюдаем серьезные изменения климата, и если к 2050 году мы не добьемся уменьшения глобального потепления на два градуса, как это было предложено Парижским Соглашением, то столкнемся с катастрофическими последствиями.

9a72944128193efa6f1cd52132fc59a888cb8ff4
Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Наводнения и засухи, волнообразные потепления и похолодания уже происходят, уничтожая урожаи, разрушая города и забирая человеческие жизни. Исследования Массачусетского технологического института показали: если мы будем применять все необходимые для этого меры, нам потребуются 70 лет, чтобы вернуться к климатическим условиям 1990 года. Я не так оптимистичен. Я считаю, что только очень хорошо скоординированные действия национальных и местных правительств могут способствовать смягчению последствий.

Третья тенденция, диджитализация, также развивается с огромной скоростью из-за того, что технологии дешевеют, а смартфоны появляются даже в семьях с низким доходом.

Эти устройства дают гражданам очень мощный инструмент для преобразования их реальности. Их появление и распространение привело к революции, связанной с раскрытием данных государственных учреждений, а также к возникновению поддающихся трансформации дебатов в частном секторе, как это произошло в этом году с Facebook.

Бизнес-модели, основанные на совместном потреблении, интернет вещей, сенсоризация города и распространение технологии блокчейн приводят нас к новому пониманию определения общественных пространств, частной собственности, управления данными, а так же различий между потребителями и производителями.

D197d5fe131f66a41be205a01d853226e933dcdd
Фото: Андрей Теличев / РИА Новости

Таким образом, мы сейчас являемся свидетелями самых радикальных перемен городского пространства со времен появления автомобиля, полностью изменившего саму логику функционирования мегаполиса. Ведь всего 100 лет назад улицы предназначались в первую очередь для встреч граждан и обмена товарами.

Все эти проблемы вызывают серьезные перемены в управлении городами, которые заключаются в том, как общество решает свои основные вопросы в рамках существующей организационной структуры. Говоря об этом, важно не путать такие понятия, как управление и правительство. Усложняется сама система управления мегаполисами, что требует создания новых структур, способных координировать участвующих в этом процессе «игроков»: правительства и агентства разных уровней; муниципалитеты, входящие в агломерацию; основные компании и объединяющие их организации, которые формируют основные сектора экономики; общественные организации, СМИ, академии. Поэтому Москва сейчас пересматривает отношения, которые существуют между городом, периферией и национальным правительством. Президент России был вовлечен в городское управление, и он понимает важность этих проблем. Что-то подобное происходит сейчас в Аргентине, где действующий президент был последним мэром Буэнос-Айреса.

Перечисленные проблемы не могут быть решены только на уровне местных правительств, так как требуют изменений законодательства и соглашений, которые во многих случаях включают международные соглашения или связаны с межнациональными компаниями. В то же время эти проблемы часто могут быть решены только на местном уровне, муниципалитетами. Так что, несомненно, мы будем наблюдать преобразования в механизмах управления мегаполисами.

Параллели: Москва - Буэнос-Айрес

Мегаполисы мира во многом схожи, у них общие алгоритмы развития и идентичные проблемы. Какие параллели и общие больные точки вы видите в развитии Москвы и Буэнос-Айреса?

Ba35f9a1564925c2ccacc41bcc09feec1d3c206d
Фото: Marcos Brindicci / Reuters

Население агломерации Буэнос-Айреса составляет сегодня 16 миллионов человек, что сопоставимо с населением Москвы. И проблемы, с которыми сталкиваются наши столицы, часто очень похожи. Например, управление городом в ситуации, когда он постоянно расширяется, очень важно в обоих случаях. Границы города начали размываться и требовать новой структуры, которая связывает системы серой инфраструктуры (мобильность и основные центры притяжения), зеленой инфраструктуры (общественные пространства и биоразнообразие), синей инфраструктуры (вода и ее очистка), и белой инфраструктуры (технологии и инновации). Эта инфраструктура должна быть ясно сформулирована в «ментальной карте» мегаполиса, которая помогает нам понять новое значение каждого места в городе, которое определяется тем, как мы его воспринимаем и используем.

Джентрификация - так и не решенная проблема, пришедшая в большие города в XX веке, замещена теперь еще более комплексной проблемой обеспечения доступности. Чтобы решить их обе, нужны активные государственные политики, которые в состоянии наладить лучшее распределение городских доходов на общественные нужды.

Кроме того, еще одна большая проблема современности – это миграции. Для Аргентины период, когда они происходили наиболее интенсивно, остался уже в прошлом, и сейчас она далека от центров, которые порождают основные миграции в регионе. Но Москва вполне может столкнуться с динамичными миграциями в будущем. В такой ситуации необходимы в первую очередь планирование и развитие толерантности.

C408edf604c32232f2524cbddccd32c4e88cc555
Фото: Adam Berry / Getty Images

Диджитализация приводит к появлению новых сценариев занятости в условиях экономической модели совместного потребления. И, например, у нас, в Буэнос-Айресе, это вызвало очень сильное обострение отношений между таксистами и водителями с цифровых платформ типа Uber. Подобная конфронтация развернулась у нас и между владельцами квартир, которые сдают их туристам через разные системы и платформы. Важно, чтобы города начали регулировать такие сферы, поощряя их модернизацию, и при этом принимая во внимание особенности такого переходного периода.

Все более широкое использование искусственного интеллекта в промышленности и сфере услуг, в результате чего множество людей в будущем лишится тех рабочих мест, на которых они заняты сегодня, также является проблемой, которой правительства должны начать заниматься прямо сейчас.

Все эти вызовы нашего времени выводят на первый план такое качество, как пластичность, гибкость. И проявляться она должна не только на личном уровне, в каждом из нас, но и на уровне сообществ и правительств.

На что делать ставку

На Московском урбанистическом форуме Вы будете участвовать в сессиях: «Экономика мегаполиса будущего. На что делать ставку?» и «Город на сто миллионов жителей. Антиутопия или управленческая реальность?» Какие основные тезисы вы приготовили к этим сессиям? Как они проецируются на Москву?

На панельной сессии, посвященной экономике будущего, мы сфокусируемся на проблемах, связанных с будущим трудоустройства и его влияния на городскую экономику. Кроме того, мы обсудим уместность создания новой инфраструктуры, которая могла бы обеспечивать развитие города в этой области и возможные способы ее финансирования. И поговорим о том, каковы необходимые параметры глобально конкурентоспособной экономики мегаполиса, о влиянии новых моделей совместного потребления и их влиянии на город и привычный образ жизни.

D62865e8a580d2e51fb0e34acff8acdc1bab0aab
Фото: Moscow Urban Forum

Тема второй сессии — «Город на 100 миллионов жителей» — очень интересна, и касается той реальности, с которой мы можем столкнуться после 2050. И пускай сейчас такой огромный мегаполис или агломерация кажутся чем-то фантастическим, мы уже видим, как появляются первые подобные модели, например, так называемый Большой Сан-Паулу (Macro Metropolitan Region of San Pablo), включающий в себя четыре прилегающие урбанизированные области, в результате чего его суммарное население превышает 30 миллионов человек.

Подобный пример можно наблюдать сегодня и в Китае, где создание крупнейшей сети высокоскоростных поездов, объединяющих города этого региона, привело к появлению в дельте Жемчужной реки так называемого «супер городского организма». Третий по скорости роста город планеты в наши дни — это Лагос в Нигерии. Причем модель его развития существенно отличается от двух предыдущих и может обозначить тенденцию развития других африканских городов в будущем.

Я не сомневаюсь, что в нескольких местах в Европе, Мексике и США мы вскоре увидим подобные процессы. Что же касается Буэнос-Айреса и Москвы, то из-за того, что поблизости нет других больших городов, с которыми они могли бы слиться, то с подобным этапом развития они столкнутся позже.

Нейл Бреннер (профессор урбанистики в Гарвардской школе дизайна — ред.) уже говорит о планетарной урбанизации. Это дает основание для того, чтобы в наши дни размышлять о новом типе организации городской жизни, выстроенном на новых отношениях между природой и искусственной средой, которые, похоже, уже скоро переменятся раз и навсегда.