21 октября в 10:00

«Шоссе заряжаются днем, ночью светят по 8 часов»

Голландский архитектор — о ландшафтах будущего и космическом мусоре
Фото: Предоставлено Институтом «Стрелка»
Даан Розегаарде открыл конференцию «Архитектор будущего 2019» на Стрелке лекцией о будущем. На примере своих работ по созданию светящихся трасс и обработке космического мусора он рассказал, как создать мир, где дизайн и проектирование улучшат мир вокруг нас. МОСЛЕНТА публикует лекцию голландца.

Соня Эльтерман: Добрый вечер, дорогие участники конференции «Архитектор будущего 2019»! Я программный директор этой конференции, и эти два дня я буду вашей ведущей.

Эта конференция посвящена трендам и вызовам, с которыми сталкиваются современные молодые архитекторы уже сегодня. И именно о них мы будем говорить сегодня и завтра. Эта конференция — часть большой образовательной программы Архитекторы.рф, которую мы делаем уже второй год вместе с институтом развития в жилищной сфере «ДОМ.РФ» при поддержке Министерства строительства. (...)

Я собираюсь перейти к первому спикеру и заметить, что этот спикер тоже попал на эту конференцию при поддержке официального представительства голландского образования в России Nuffic Neso совместно с посольством Нидерландов. Мы привезли Даана Розегаарде — архитектора, чьи работы выставляются в галерее Тейт, удостоенного лондонской премии дизайна. И я хочу передать ему слово, потому что именно его лекция поднимет вопрос, какими могут быть ландшафты будущего и почему уже сегодня стоит задуматься об экологическом кризисе, даже если вы архитектор.

Предоставлено Институтом «Стрелка»

Даан Розегаарде: Сегодня мы поговорим о будущем, об утопии. Я полагаю, что живем мы в очень особенном мире, когда, быть может, технологий и денег вполне достаточно, но вот любопытства — недостаточно. И мы не задаем вопрос о том, как должно выглядеть будущее. В 1960-1970 архитектура была очень любопытной отраслью — у нас были ходячие города archihome, суперстудии, мы хотели полететь на Луну, отправились даже туда! Но в какой-то момент мы испугались будущего. Сегодня мы боимся, что роботы отнимут у нас работу…

Сегодня я бы хотел немножко перенаправить любопытство в сторону будущего и посмотреть, как же нам создать мир, где дизайн и проектирование улучшают его. Так вот. Я говорю «мы», потому что как архитектор, художник и дизайнер ты всегда являешься частью некоторой сети.

Вот студия в Роттердаме. И здесь команда дизайнеров, инженеров и менеджеров проектов работает вместе — такая фабрика мечты, где мы создаем прототипы, где мы творим, где вместе собираются умные люди и пытаются разобраться, как что устроено. И большая часть работы на самом деле — прикладная. Мы пробуем, мы терпим неудачи, мы шаг за шагом пытаемся улучшать наши решения.

И технологии, кстати говоря, я люблю. Я сын учителя математики, и поэтому я считаю, что технологии — замечательный инструмент, который помогает воплощать мечты. Мы издаем книжки. Это интересный инструмент, чтобы глубинно показать истории, которые мы создаем. Но меня ведет вперед именно эта мысль. Мировой экономический форум — вы видите справа вверху логотип — это важная институция, которая работает в Женеве. И они провели исследования о том, каковы те навыки, которые нам нужны, чтобы в будущем стать успешными. Я вам быстренько сейчас все расскажу — срежем этот длинный путь!

Интересно, что дело не в деньгах, дело не в технологиях. Посмотрите: номер три — креативность, номер два — критическое мышление, номер один — умение решать комплексные задачи. Робот или компьютер как-то не сильно умеют это делать сегодня. И это на самом деле очень интересно. Да, технология сейчас очень много рабочих мест оставляет в прошлом: таксисты, дворники, бухгалтеры уже так или иначе заменяются роботами.

Но станем ли мы бифштексом на столе у роботов в будущем? Нет, конечно, если мы останемся людьми, которые хотят учиться, делиться, исследовать — вот те навыки, которые нам нужны, и компьютеры плохо ими владеют.

То есть мы будем жить в мире, где креативность является нашим настоящим капиталом, потому что именно это отличает нас от роботов и машин. Это то, что роботы и машины хорошо делать сейчас не умеют и копировать тоже пока не умеют. Либо мы станем просто кормом для роботов, как писал Джордж Оруэлл.

Но я хочу поговорить о новых мирах. О тех вызовах, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Это глобальные вызовы: поднимающийся уровень мирового океана, загрязнение воздуха и так далее. Все это является знаками плохого дизайна, плохого проектирования. Мы все это сами «задизайнили», будучи человеческими существами. Это не мать-природа придумала, это люди придумали.

Когда мы думаем о будущем, нужно помнить о двух вещах. Мы можем, конечно, грустить, спрятаться в чулане, кого-то обвинять во всем и ждать, что будет дальше. Либо мы можем сказать: «Раз уж мы "задизайнили" эту ситуацию, давайте "задизайним" как-то выход из этого положения».

Предоставлено Институтом «Стрелка»

И это тот сценарий, о котором я хочу поговорить с вами сегодня. Когда чистый воздух, чистая вода, чистая энергия, чистое пространство. И не только пространство, в котором мы живем, но и космическое пространство являются будущими ценностями, которые находятся в ядре всего, что мы создаем и представляем, когда мы творим будущее. Покажу вам примеры, например, чистой воды. Мы знаем, что это очень важно. В то же время повышается уровень моря, и по-прежнему кажется, что все это какая-то далекая абстракция. Мы знаем, что уровень моря повышается, но как-то это не ощущается пока. Но я из Голландии, и мы живем ниже уровня моря! Большая часть нашей страны находится рядом с морем и ниже уровня моря, но благодаря выдающейся изобретательной системе различных насосов, мельниц и так далее мы как-то выживаем. Но когда мои китайские друзья видят мою страну, они говорят: «Вы что, с ума сошли?! Вы живете в очень опасных условиях! Бегите! Бегите в горы, на холмы!». Но мы не бежим, мы остаемся. И мы используем дизайн и технологии для того, чтобы создать наш прекрасный собственный дом. Но иногда даже голландцы забывают о том, с какими проблемами они сталкиваются.

И поэтому мы создали то, что называется Waterlicht. Это комбинация линз, которая показывает, насколько высок был бы уровень моря в будущем, если бы мы прекратили инвестировать в новые идеи, если бы принимали жизнь такой, какая она есть, задаром. И мы бы начали заполнять и затоплять общественные пространства по всему миру. (...)

Стоит ли нам, например, создавать летающие города или как-то генерировать энергию на основании меняющегося уровня моря — приливов, отливов? То есть мы можем даже не то чтобы бояться будущего, но испытывать любопытство в отношении будущего и создавать пространство для удивления и интереса.

Это путешествующая выставка — в следующем месяце она будет в Австралии и Нью-Йорке. И мы активно работаем для того, чтобы эта работа была показана и в Москве на будущий год.

Итак, продолжим. Чистый воздух. Не менее важен, чем вода. Наши города стали аппаратами, машинами, которые нас убивают. И это действительно правда жизни. Если вы живете в весьма плотном населенном городе, то вы буквально вдыхаете 17 сигарет пассивно каждый день без удовольствия и никотина — вот такой у нас грязный воздух. Ничего хорошего.

В один прекрасный день, работая и живя в Китае, я проснулся и посмотрел в окно. И я увидел… Вот — слева погожий день, справа — пасмурный день. Такой загрязненный день справа, что я даже не мог реально увидеть, что там в городе. И вот я смотрю и вижу разницу.

И в этот день я вдохновился смогом в Пекине. Вот так и случилось. И, к несчастью, я не министр, я не могу сказать: «Значит, ребята, 20 миллиардов долларов сейчас тратим на зеленые энергии! Все будет хорошо!». Я не во власти это сделать, я могу лишь проектировать, я могу создавать инженерные проекты.

Так вот, вдохновившись и задумавшись о смоге, я думал в душе через два дня… Я играю, как мальчик с пластиковым надувным шариком… Я натирал шарик надувной на дне рождения — его натираешь, и он электризуется, знаете? И волосы на руке притягиваются к этому шарику. И я подумал, как было бы здорово, если бы мы могли использовать этот принцип, чтобы сделать самый большой в мире пылесос, который бы засасывал грязный воздух, очищал и выпускал его.

Studio Roosegaarde

Мы только начинали и хотели стать настоящими экспертами. И через год мы создали вот такую башню. Она всасывает 35 тыс. м³ грязного воздуха и выпускает чистый воздух. И в парках воздух гораздо более чистый, чем в других частях города. И если город стал машиной, которая нас убивает, — одновременно это машина, которая может и вылечить нас. Это очень интересно. А выглядит он как настоящий космический корабль. Не знаю, почему так вышло, но очень здорово.

К нам обратились китайцы, спрашивали, сколько это стоит. И мы стали помогать им в их борьбе со смогом. Это очень интересно. С одной стороны, архитектор постоянно присутствует в городе — нужно больше деревьев, больше велосипедов. Но ведь так много времени требуется, для того, чтобы все это настроить, — 10-15 лет. И я стал думать, что же мы можем сделать прямо сегодня. Мне хотелось поменять этот мир, создавая подобные парки с чистым воздухом. Люди могут почувствовать разницу. И мы показываем абсолютно новую реальность. Было очень здорово, было очень приятно создавать подобные общественные пространства и в Китае, и в Мексике, и в Нидерландах.

Или вот, посмотрите, в Польше. Когда вы создаете подобные проекты, вы всегда знаете, что происходит что-то, что не поддается вашему контролю. Видите собачек на фотографии? Это Краков, Польша — один из самых загрязненных городов в Европе. Видите собачек справа? Они выглядят очень довольными, не правда ли?

В день открытия мы увидели подобных собак с моим проектным менеджером. Я у него поинтересовался, как идут дела. И все было готово к открытию. Вы видите — выпал снег. А потом я заметил, что там гуляет множество собак. Их действительно было очень много. Такое ощущение, как будто бы у них там была встреча, как в каком-нибудь фильме Дэвида Линча.

Я поинтересовался у своего проектного менеджера: «А что происходит? Почему там собаки? Непонятно. У нас есть три часа свободного времени, давай выясним». Собственно, это мы и сделали. Через какое-то время мы поняли, что собаки — у них ведь очень хорошо развито обоняние, гораздо лучше, чем у человека, в 20 раз лучше, чем у человека, — страдали от воздуха, загрязненного смогом. А потом, когда появилась наша башня в парке, они почувствовали, что там воздух чистый. Поэтому они бросали своих хозяев и бежали в наш парк.

И вы видите, они очень довольны. Но та, которая справа, слишком маленькая, она не очень довольна. Но она старается. Если животные чувствуют, что для них хорошо, то люди не обладают такой способностью. Это любопытно. А вот это смог из Пекина. Это то, что собиралось в наших башнях. И у нас в студии стоят целые ведра с подобным составом.

И как-то утром — было восемь утра — мы на них посмотрели и решили: «Черт возьми! С ними нужно что-то сделать!». Потому что у нас нет лишних материалов, это все круг природы. И мы посмотрели на этот состав — он выглядит действительно отвратительно. И под микроскопом мы обнаружили, что примерно 32 процента  — это углерод. А мы все знаем, что углерод под высоким давлением — это что? Это не риторический вопрос, отвечайте! Да, алмазы! Спасибо!

И таким образом мы поместили их под высокое давление и создали вот такое кольцо — кольцо чистого воздуха. И очень любопытно все вышло. Вот у меня есть пример… Не беспокойтесь, предложение я делать никому не буду. Можно пустить это кольцо по рядам.

Studio Roosegaarde

Это смог из Роттердама. У меня есть смог из Пекина, из Праги и из Кракова. Все дело было не в машинах, не в технологии, не в науке. Дело в том, что из-за технологий мы становимся ленивыми, мы полагаемся на технологию и ничего не делаем. А таким образом, создавая подобные кольца, мы сделали нашу борьбу со смогом личной. Мы поместили этот проект на фандрайзинговую программу, и смог помог нам активировать этот проект. Как я сказал, дело ведь не в недостатке денег, а дело в том, что у нас не достает подчас творческого воображения.

Вот, посмотрите. Это абсолютно реальная фотография — она появилась в The New York Times. Молодой человек сделал предложение своей девушке, используя наше кольцо. Потому что это символ красоты, символ надежды. И они отправили эту фотографию нам и сказали, что это реальная фотография. Мы совершенно не ожидали, что нечто подобное может произойти. Она согласилась выйти за него замуж, и я очень рад. Я иногда, знаете, проверяю, все ли с ними в порядке. Да, они все еще женаты! Я чувствую некую ответственность за их семейную жизнь! Ну, на самом деле нет, конечно.

Мне кажется, что подобные события позволяют нам поверить в реальность всего этого, потому что технологии — это одно, а люди — это другое. Все это должно стать частью нашей жизни, должно быть личным.

Этот проект мы запускаем по всему миру. Допустим, в Корее через несколько недель буквально появится подобная башня.

Studio Roosegaarde

А вот пример чистой энергии. Это воздушный змей, который собирает энергию. У нас в Голландии есть свой собственный астронавт, который отправился в космос. Он вернулся на землю и стал думать о том, что нужно создать воздушного змея, который будет собирать энергию. Это такой умный воздушный змей, который соединен с землей через специальный кабель. А на земле есть такая специальная... что-то вроде лебедки, как у велосипеда, которая собирает энергию. И у него была мечта создать подобного воздушного змея, но, к сожалению, он умер раньше.

Я услышал эту замечательную историю. И однажды проснулся и понял: «Мне нужно сделать так, чтобы его мечта осуществилась. Он умер, а я все еще здесь». Мы связались с его вдовой и с нашими студентами начали заниматься этим проектом. Кроме того, мы сделали так, что кабель начал светиться. (...)

Каждый воздушный змей производит от 20 до 100 киловатт в час. И этого достаточно, чтобы обеспечить энергией примерно 200 домов. Ведь энергия повсюду, и все, что нам нужно, — постараться собрать ее.

Вдова нашего известного астронавта присутствовала на запуске этого проекта. И она была очень рада, что все это сложилось именно таким образом. Не надо придумывать все самостоятельно, идеи витают вокруг нас. Порой нужно просто стряхнуть с них пыль. И нам как архитекторам нужно их всего лишь активировать и превратить в реальность.

И вот именно таким я и хочу видеть будущее — прекрасным, функциональным, соединяющим разные дисциплины — и технологии, и бизнесменов, и все остальное. Подобная связь между разными секторами — это и есть будущее.

Я показал этот проект моим китайским партнерам. Им очень понравилось. Потому что воздушный змей — это ведь китайское изобретение. Помните, они давно-давно придумали такую штуку? Так что мы обновили это их изобретение. Все можно обеспечить чистой энергией.

А здесь вы видите огромную плотину, которая была создана в середине XX века. С одной стороны у нас — море, с другой стороны — Голландия. И, как я уже отмечал, мы живем ниже уровня моря. И если бы не технологии, если бы не наука, мы бы просто погибли, мы бы были погребены под этими волнами. И нам приходится бороться с природой, долгие годы это длится. И что интересно, это своего рода наша Эйфелева башня — то, чем мы больше всего гордимся, это наша священная конструкция. А что священно в России? Чаще всего памятники архитектуры нельзя трогать. Но поскольку у нас уровень увеличивается, нашу плотину нужно было укреплять, делать ее более устойчивой. И ко мне обратились власти. Мне было сказано, что помимо того, что это утилитарное сооружение, оно несет в себе и культурный заряд. К сожалению, немногие об этом знают.

Для меня была большая честь принять участие в этом проекте. И мы начали думать, а что же мы можем такого сделать?

Видите, это всего лишь линия. Она прекрасна. На чем мы согласились в нашей студии — это на том, что мы не будем добавлять ничего нового. Все должно быть аккуратно и лаконично.

В 1932 году эта плотина была создана человеческим трудом, камень за камнем. А здесь вы видите шлюзы, их 60. Они открываются и закрываются. И если эти сооружения перестанут работать, Голландии не будет. Создал их Дирк Розенборг — дедушка Рема Колхаса, который был приглашен голландским правительством для работы и создавал функциональные объекты. Это известный голландский дизайнер.

Четыре года назад, когда мы обратили на них свое внимание, выглядели они отвратительно, прямо скажем. Содержание было никаким, и все это напоминало легкие курильщика — просто отвратительно.

Хорошо, мы добудем денег для того, чтобы эти шлюзы вновь стали прекрасными. Нам не хотелось уходить глубоко в историю, нам хотелось, чтобы здесь чувствовалось будущее. Никаких чипов, кабелей, проводов — это все мы не могли добавлять.

Мы подумали пару дней и решили: «Да, на этом шоссе в принципе уже имеется свет. И откуда он на нас исходит? Да, от машин». Нам понадобилось два дня, чтобы понять это. Удивительно, машины ведь там ездят: фары. Мы вдохновлялись бабочками. Ведь если взглянуть на крылья бабочек, они отражают свет. Если посмотреть под микроскопом, то там создается определенная текстура, которая отражает свет. Именно поэтому крылья бабочки всегда очень яркие, всегда их заметно. Так что если вы чувствуете себя не очень хорошо, посмотрите на крылья бабочки — они прекрасны.

Studio Roosegaarde

Мы пригласили нашего министра. Очень важно именно так общаться с клиентами: показывать им то, что ты собираешься сделать, и убедить их в том, что это необходимо. Используя свет от фар машин и бюджет — огромный бюджет — мы создали вот такое освещение. И все вы можете туда отправиться, не нужно покупать билет. Если вы за рулем электромашины, то это вообще замечательно. Все это работает исключительно на отражении света. (...)

Мне было непонятно, зачем нам фонари на улицах, которые горят всю ночь, мы тратим столько денег на эту энергию. Ведь можно брать то, что уже есть. Есть свет, исходящий от фар машин.

Все это выглядит очень просто, хотя процесс придумывания был довольно сложным. А по сути это своего рода поэзия. И горят эти шлюзы только когда едет машина. Так что мы очень бережно относимся к природе. И это тоже еще один пример того, каким я хочу видеть будущее. Мы должны создавать мир, который, конечно же, удобен для нас, но при этом не нарушает природную гармонию. И мне нравится объединять эти два мира. Очень часто нужно переработать огромное количество всякой ерунды, для того чтобы получить самое основное и самое прекрасное.

Если мы говорим об инфраструктуре, о дорожках, то мы создали вот такую велосипедную дорожку, которая заряжается в течение дня и подсвечивается ночью. При этом никакого электричества. Дорожка проходит по местам, где когда-то жил Ван Гог — он ходил именно этой самой дорогой. А потом отправился в Париж и там создал свою знаменитую картину «Звездная ночь».

Studio Roosegaarde

К нам обратились представители фонда Ван Гога, попросили создать что-то, чтобы отметить 125-летие Ван Гога. При этом не хотелось создавать что-то, на что бы повесили значок «Пожалуйста, не трогайте руками». Так что эта велосипедная дорожка – если вы будете в Голландии, обязательно посетите – можете посмотреть. Это общественное пространство, доступное всем. (...)

Даан Розегаарде: И это очень интересно – вот так призадуматься о том, как ты можешь связать историю. Потому что Ван Гог работал в этих краях. Как можно связать историю с будущим, связать историю с зелеными ландшафтами. Такого рода проекты являются сотрудничеством между компаниями, которые занимаются инфраструктурными объектами.

Например, директор инфраструктурной компании связался со мной, чтобы мы работали вместе. И, на самом деле, это ведь самый консервативный бизнес в мире, который хочет подстраховаться на все случаи жизни. Да, автопроизводители такие классные, модные, сексуальные – они хотят делать что-то модное и современное. Но строители дорог работают по старинке – пускай все будет дешево, старым добрым способом. И всем все равно.

Но директор этой компании вдруг осознал, что нужно инвестировать в новые идеи, для того чтобы выжить и получить конкурентное преимущество. Такой проект – это не просто инновация с точки зрения материалов или визуальной поэзии. Здесь происходит совмещение различных секторов – арт-мира с промышленным сектором. Эти два мира вообще не так часто взаимодействуют. Но эти связи нам нужны, для того чтобы создавать такие проекты, чтобы они воплощались.

И мы начали эти технологии воплощать на наших шоссе. Эти шоссе заряжаются днем, ночью светят до 8 часов. Филип Гласс и такой Deathpunk, мне кажется, мы здесь сделали. И последний проект, который я хочу вам показать. На что мы, по-вашему, смотрим? Интересно, заметили ли вы, на что мы на самом деле смотрим? Что это, по-вашему? Я вот, кажется, там слышу – всякий космический мусор. Да, замечательно! Это не внезапно найденная утраченная картина Поллока, нет. Это космический мусор – 8,1 миллиона килограммов космического мусора вращается вокруг Земли в данный момент.

Studio Roosegaarde

И все это началось в 1957 году. Первый спутник «Аполлон». Все это спутники, которые начали сталкиваться, ломаться и создавать такую слойку мусора вокруг нашей драгоценной планеты Земля. Как-то мы не довольствуемся нашей планетой Земля, как-то недостаточно мы загрязнились – надо и в космосе мусора поддобавить. Безумие какое-то, правда?

Я посмотрел на эту картинку на компьютере одного из дизайнеров, с которыми я рядом работаю. И я спрашиваю: – Что это такое? – Это космический мусор. – С ума сойти!

Но это же и по-своему красиво – такая дрянная красота. Я реально очарован был этой идеей. Потому что, когда вы думаете о будущем, нужно как-то стать по своей собственной воле узником своей идеи, нужно сдаться идее. Нужно знать все о ней, нужно хотеть знать все о ней. И мы запустили лабораторию космического мусора с ESA – Европейским космическим агентством.

На первой стадии мы визуализировали, на второй стадии нужно что-то сделать по этому поводу, на третьей стадии – сделать что-то новое. Мы нанесли карту всех элементов космического мусора, который сейчас вращается над нашей головой. Это примерно почти в реальном времени движения. Задержка – максимум пять минут. У каждого объекта есть, видите, имя и номер. Кстати, Delta - это американские объекты. Видите, в серединке, Kosmos-2251 – это наш, это советский. Представьте себе, безумие – как мы со всем этим можем разобраться? Это маленькие такие объекты, движущиеся со скоростью 27 км/ч. И, если этот объект попадает в существующий спутник, то происходит взрыв, как бомбы.

То есть это – реальная угроза нашей сегодняшней системе коммуникаций. То есть эти космические объекты уничтожают те спутники, которые мы запускаем сейчас в космос. Сломается интернет, не будет Facebook, не будет никаких банков, сайт «Стрелки» ляжет, и Instagram тоже не будет – ужас какой! И никто не знает вообще, как решить этот вопрос.

Так вот, интересно здесь вот что. Когда мы говорили с экспертами по космическим объектам, оказалось, что, во-первых, ни у кого нет пока какого-то рабочего решения, и, в общем-то, большинству реально все равно. То есть никто, на самом деле, даже об этом вопросе не знает.

Прошло два года, и как-то все в отрасли договорились, что все-таки как-то все это нужно ловить сетью. То есть у вас есть маленький спутник, вы запускаете его вместе с большим спутником – все это немножко распускается, образуется сеть, и вы вылавливаете этот космический мусор. По идее может сработать.

Но, работая над этой космической миссией мы осознали, что никому не хочется брать на себя ответственность за уборку космоса, потому что это дорого, и никакого веселья в этом нет. Вот представьте, вы маленький мальчик или девочка, мама вам говорит: – Уберись в комнате! – Да, мам, щаззз. Сейчас все носки сложу пополам! Вместо этого лучше поиграю в Play Station, но комнату убирать не буду, – так я, по крайней мере, отвечал, когда я был маленьким.

И мы как-то поняли, что нужно воспользоваться мощью дизайна, проектирования и творчества. Потому что традиционные подходы к решению этой проблемы застряли на 10-15 лет назад. Во-первых, мы поняли, что космические эксперты, на минуточку, поумнее меня, потому что они, вообще-то, очень-очень умные. Но я могу посмотреть на проблему с другой стороны, с другой точки зрения.

Studio Roosegaarde

И мы сказали: «Ладно. Если мы все это выловим…». Возможно, это не проблема, возможно, это, например, какой-то ингредиент, какая-то составляющая, которую можно использовать для строительства. Сейчас мы работаем над предложением – все эти объекты выловить и использовать их как материал для 3D-печати объектов, где будут жить космонавты на Луне.

Представьте, мы весь этот материал выловим, и сделаем с ним что-то новое. Или могли бы мы, например, собрать этот мусор и сделать некий отражатель солнца, чтобы сократить воздействие глобального потепления на ледники на Земле. Либо мы могли бы собирать этот мусор при помощи как будто бы мусоросборщика-грузовика. И затем это все можно сжигать, для того чтобы создавать плазменное топливо для космических объектов, спутников, которые будут на всем этом дальше летать. Некоторые идеи были встречены положительно, но не все.

Когда ты придумываешь будущее, очень важно осознать, что. Есть такой термин – MAYA. Это термин американского профессора, который работал в 1960-е годы. Называется по-английски Most Advanced. Yet Acceptable. То есть самое продвинутое, но пока приемлемое. То есть, если ты двинешься слишком далеко в своих фантазиях, то, конечно же, скажут все, что ты реально сошел с ума, и никогда в жизни это не сработает. Девушка тебя бросит, потому что тебя никогда нет дома. За пределы бюджета ты давно вышел. В общем, нехорошо.

Но, если ты останешься в зоне комфорта, – все будет скучно, неинтересно, и никому вообще это не будет надо. Поэтому всегда нужно пытаться найти некоторый баланс здесь. То есть, когда наши предложения - в зоне комфорта, все говорят: «Да! Ура! Мы можем!». А когда мы предлагаем светоотражатель, все так вежливо промолчали. Вот с этим объектом все сказали – может, да, может, нет.

Но самый реалистичный проект, который мы сейчас реально активно продвигаем. И реально этот проект, наверное, выживет в этом жестоком коммерческом мире. Так вот, когда вы ловите космический мусор при помощи сети, и затем вы возвращаете контролируемым образом эти объекты обратно на землю, объекты сталкиваются с атмосферой Земли, и далее что происходит? Да, они сгорают – эти маленькие объекты. Интересно. Мусор образует свет. Что, если мы будем использовать этот принцип, для того чтобы создать, например, искусственные фейерверки, искусственные падающие звезды. И оказывается, что да – мы можем это делать!

И вот, что мы сейчас пытаемся реально разработать. Мы сейчас едем в китайские города, в города Дубая, и говорим: «Ребята, вы тратите миллион евро на фейерверки – стандартные, традиционные. Это загрязняет воздух, это вообще уже скучно, все это уже десять раз видели. Возьмите этот бюджет и инвестируйте в наш проект. Вы, с одной стороны, очистите космос, с другой стороны, вы получите фейерверк на реально новом уровне. Вот реальный пример того, как можно взять и улучшить!».

Studio Roosegaarde

И мы в ближайшие три-пять лет собираемся рабочий образец этого проекта реализовать. Вы можете поглядеть на все эти проекты. И вы можете сказать: «Да, классно!». Но есть реальный мир, который как-то гораздо более циничный, и говорит вам: «Дорогой господин Розегаарде, все это замечательно, но как-то похоже это на утопию. Идеальный мир какой-то, знаете, такая радуга с единорогами, которая никогда до нас не доберется».

И я с этим посмею не согласиться. Мне кажтеся, что мы, на самом деле, живем в новой реальности, и эта реальность – не утопия. Это прототопия – когда вы при помощи прототипов шаг за шагом итеративно улучшаете решения. Пробуете, учитесь, терпите неудачу. Пробуете, учитесь снова – и в конце концов получается. В этом и есть суть роли нас как архитекторов. Мы, архитекторы, должны осознать, что мы сталкиваемся с тяжелыми проблемами – загрязнение воздуха, загрязнение воды, повышение уровня моря – все это результат плохого проектирования, плохого дизайна. И мы, архитекторы и дизайнеры, должны использовать это положение вещей как составляющие исследования и самовыражения.

Но мы должны быть умнее. Мы должны быть частью этой волшебной протопии. Мы не должны бояться, а вместо этого мы должны улучшать. И в завершении хочу еще поделиться одним важным осознанием. Где, кстати говоря, мое кольцо? Маленький gps-ик там, в кольце – я тебя найду!

Также я осознал, что мы говорим про чистый воздух, чистую воду, чистую энергию, чистое пространство. Но в конечном итоге все это замыкается на мировоззрении. На том уровне мышления и творчества, которое выше традиционных устоявшихся норм. Мы запустили в июне наш проект «Первая физическая солнечная выставка в закрытом пространстве», когда ваше физическое присутствие в пространстве создает арт-объект, произведение искусства. Без вас этот объект не может существовать. Чтобы показать, насколько важно…

Вы являетесь, с одной стороны, частью проблемы, а с другой стороны, частью решения. Мы даже нарушили некие правила. Написано везде: «Пожалуйста, трогайте наши произведения искусства». Обычные произведения искусства нельзя трогать, но у нас написано: «Пожалуйста, трогайте».

Голос на видео: Присутствие. Это ландшафт мечты, который взаимодействует с вашим поведением. Я хотел создать пространство, где вы чувствуете себя связанным. И вы можете показать воздействие на мир вокруг вас. Вы создаете свои произведения искусства, а произведения искусства творят вас.