Мистический Пушкин

Город
Фото: Алексей Стоянов / ТАСС

Памятник Пушкину в Москве знают все, у его подножия всегда лежат цветы. В день рождения Александра Сергеевича их особенно много. Как говорил Пушкин — так и произошло: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный, к нему не зарастет народная тропа…»

Под крики «ура!»

Вскоре после рокового выстрела Дантеса, оборвавшего жизнь поэта, заговорили о памятнике Пушкину. Но бронзовый стихотворец вознесся над Москвой лишь спустя сорок с лишним лет.

6 июня 1880 года несмотря на пасмурную дождливую погоду несметные толпы собрались в окрестностях Тверской улицы, Страстного монастыря, на Тверском бульваре. Москвичи взбирались на крыши домов, усаживались на деревьях — всем хотелось увидеть, как упадут покровы с памятника, сотворенного Александром Опекушиным…

Перед памятником собрался цвет русской литературы: Федор Достоевский, Иван Тургенев, Александр Островский, Алексей Писемский, Аполлон Майков, Яков Полонский, Алексей Плещеев, члены семьи Пушкина.

В 12 часов 20 минут по знаку московского генерал-губернатора Владимира Долгорукова было сброшено полотно. Когда взору горожан предстал поэт со склоненной в задумчивости головой, одетый в длинный сюртук с накинутым на плечи плащом, по окрестностям пронесся восторженный гул. Затем прохладный воздух разорвали многотысячные аплодисменты.

Крики «ура!» заглушили звон колоколов, звуки оркестра и пение хора. В тот момент у одного из сыновей поэта «в три ручья лились слезы». Впрочем, вытирали глаза и другие. Среди них были и те, кто помнил живого Пушкина.

После торжественной церемонии началось возложение цветов. Их было множество, и вскоре яркая гора закрыла пьедестал.

Писатель Владимир Сологуб отозвался на это событие стихами:

В столице, Пушкину любезной,

В Москве, в виду монастыря,

Поднялся ныне лик железный,

Родного нам богатыря.

То Пушкин, наш поэт великий,

Задумчиво явился нам

И утешеньем, и уликой,

Наставшим смутным временам.

«Какой-то крестьянин Опекушин»

История создания памятника Пушкину уложилась в двадцать лет. В 1860 году по инициативе выпускников Царскосельского лицея, однокашников поэта, была объявлена подписка на сбор средств для памятника. Из горстей мелочи — одни жертвовали семишник (две копейки), другие алтын (три) или пятачок — собралось 30 тысяч целковых. Другая подписка, спустя десять лет, дала много больше — 160 тысяч 575 рублей. Было решено, что памятник будет поставлен не в Царском Селе, а в Москве, где поэт родился, жил после венчания с Натали Гончаровой и куда вернулся после Михайловской ссылки.

Был объявлен конкурс на лучший проект. Точнее, их было целых три. Лучшей признали работу Опекушина, сына крепостного. Многие несказанно удивились его успеху, ибо имя ваятеля было не на слуху. А корреспондент газеты «Голос» съехидничал — мол, чему только учат в Академии художеств, если всех академиков заткнул за пояс «какой-то крестьянин Опекушин».

047442f7e14701f68f91c5db426d8900e63da227

Вид на Страстную площадь и памятник А.С.Пушкину, 1895 год

Фото: ТАСС

Впрочем, успех Александра Михайловича был вполне заслуженным. Над памятником ваятель работал страстно, вдохновенно, прочитал многие произведения поэта, воспоминания о нем, изучил картины и рисунки, сделанные при его жизни. «Около десятка альбомов пришлось заполнить изображениями Пушкина во всех его возрастах и видах, сделать больше тридцати проектов памятника из глины и пластилина, — вспоминал впоследствии скульптор. — В течение ряда лет почти не спалось как следует…».

В последнем туре третьего конкурса Опекушин одолел другого соискателя — между прочим, академика — Пармена Забелло. Он создал, по выражению Виссариона Белинского, «вековечный памятник».

Мистическое зрелище

Москвичи, оказавшиеся в центре Москвы утром 14 августа 1950 года и не знавшие о вчерашнем событии, вполне могли тронуться умом. Стоящий на Тверском бульваре памятник Пушкину вдруг оказался на противоположной стороне…

Впрочем, никакого чуда в этом не было, — перенос монумента на место снесенной колокольни Страстного монастыря состоялось ночью. Передвинуть памятник, весивший вместе с постаментом около 70 тонн, было непростой задачей, да и никакие автокраны помочь не могли. Путь в 118 метров от бульвара до нового места занял целых шесть часов. Перед этим произвели ряд подготовительных операций.

С помощью специалистов «Треста передвижки и разборки зданий» поперек улицы Горького до нового сквера уложили деревянный помост. Тем временем гранитчики «Треста строительства набережных» разобрали ступени, ведущие к памятнику. Затем постамент аккуратно приподняли домкратом, подвели под него мощные балки, и всю эту махину опустили на тележки особой конструкции. После этого началось переселение.

В восемь часов вечера заработали трехтонные лебедки, установленные в новом сквере, канаты от них тянулись к Тверскому бульвару. Канаты натянулись, памятник качнулся и медленно двинулся в путь по четырем рельсам. За зрелищем, в котором было нечто мистическое, наблюдало несколько тысяч человек...

Символ столицы

Зачем перенесли памятник? Вразумительного ответа на этот вопрос нет. Можно лишь вспомнить, что и памятник Гоголю с бульвара его имени перенесли на другое место и заменили другим монументом. Но это якобы Сталин велел. А кто приказал передвинуть памятник Пушкину?

Несколько лет горячо обсуждался вопрос о возвращении обоих памятников на прежние места. Но долгие дискуссии так ни к чему и не привели.

3f96165b97f03e853696cc3420cd4de4cf5a27a0

Памятник в 2010

Фото: Игорь Табаков / ТАСС

«Для людей моего поколения есть два памятника Пушкину, — писал Валентин Катаев. — Оба одинаковых Пушкина стоят друг против друга, разделенные шумной площадью, потоками автомобилей, светофорами, жезлами регулировщиков. Один Пушкин призрачный. Он стоит на своем старом, законном месте, но его видят только старые москвичи. Для других он незрим. В незаполнимой пустоте начала Тверского бульвара они видят подлинного Пушкина, окруженного фонарями и бронзовой цепью. А Пушкин сегодняшний для меня лишь призрак».

С тех пор памятник Пушкину, который находится на Пушкинской площади, близ метро «Пушкинская», никто не тревожит. А сам бронзовый поэт, спокойный и величественный, с легкой иронией наблюдает за суетной московской жизнью. Рядом с монументом отдыхают, знакомятся, назначают свидания, ведут неспешные разговоры и, конечно, читают стихи.

Валерий Бурт