«Дзержинский — это модно»

Город
Фото: Артем Геодакян / ТАСС

МОСЛЕНТА отправилась в парк «Музеон», куда сослали памятник Дзержинскому, и опросила там 50 человек на предмет возвращения его на прежнее место. 42 человека высказались «за», семеро сказали, что им все равно, и только один выступил категорически против.

— Митя, я уже тут, у памятника! — сообщала девушка кому-то в трубку.

Пока Митя добирался до Дзержинского, девушка успела объяснить мне, что свидания у Пушкина назначают только одни пенсионеры:

— Дзержинский — это модно! Это современно! Это вам не протухший Пушкин!

Было девять часов утра. Назначать свидания в такую рань в выходной — это, похоже, тоже модно и современно. Появился Митя, пара поцеловалась и удалилась, объяснив мне, что «Дзержинский — прикольный», и его надо «поставить туда, где вначале стоял». Но скучать возле памятника долго не пришлось.

Г
Говорит — при СССР очереди были. Да, колбаса была в дефиците, но никто с голоду не умер! А сейчас колбасы полно, а люди с голоду умирают...

— А Сталина вы видели? — подскочил ко мне мужчина в желтой футболке и спортивных трусах.

Я не успела опомниться, как мужчина уже тащил меня под руку по аллее.

— Вы видите? У него нос отбит! А что за ним? Посмотрите!

F37717b478a83c23e7654d798dfa3d6805d93c60

Памятник председателю Совета министров СССР Иосифу Сталину в московском Парке искусств «Музеон»

Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости

За памятником Сталину была скульптурная композиция, посвященная жертвам ГУЛАГа: каменные головы за решеткой.

— Позор! Просто позор! — махал руками мужчина в футболке. — Сталин создал великую страну! Но сейчас народ стал пробуждаться, спасибо Путину! Наконец-то начали Сталина от грязи отмывать!

Буквально за несколько минут мужчина вывалил на меня массу полезной информации. Оказалось, например, что Зюганов — пятая колонна, Лукашенко — умница, хитрый мужик, но Путин — тоже молодец. Вашингтон уже разработал план, как разделить Россию на несколько частей. Но Путин не дает разделить Россию.

— Дзержинский будет ему в помощь! Как только убрали Феликса — страна развалилась! Вернем Феликса — страна возродится! И Сталина надо тоже вернуть! На самое видное место в центр!

Затем мужчина рассказал о себе:

— Сам-то я пенсионер. Работаю завхозом в школе, а раньше был завгаражом на предприятии, которое, кстати, добили демократы, и сейчас его нет.

Мужчину зовут Ринат. Каждые выходные он бегает по парку.

— Если вижу — молодежь, или просто люди не совсем потерянные, как вы, я их сразу под руку и веду к Сталину и Дзержинскому! Объясняю, что и как. Молодые не жили в СССР и не знают правды. Но сейчас и у них глаза открываются — спасибо Путину!

Глаза, правда, открылись пока не у всех.

— Молодежь мне иногда возражает, — продолжает Ринат. — Говорит — при СССР очереди были. Да, колбаса была в дефиците, но никто с голоду не умер! А сейчас колбасы полно, а люди с голоду умирают.

— А кто, где с голоду умер?

— Да вон у метро пять бомжей все время сидят! У них один недавно умер!

Впрочем, признал Ринат, умер бомж, похоже, не от голода — деньги сам он не подает из принципа: как-то купил бомжам булку с молоком, а они взять еду отказались.

— Сказали, молоко организм не принимает. Для нас, мол, водка и есть еда. А ведь при Дзержинском их бы быстро вылечили. Были ЛТП! А сколько беспризорников Дзержинский вернул к нормальной жизни!

Н
Надо вернуть Феликса. Сейчас был бы Дзержинский — он бы быстро их всех расстрелял

Мы вернулись к Феликсу, и Ринат с грустью показал надписи на памятнике: «Феликсу конец!» «Фашист!», «Бесы», «Палачи», «Долой палачей!», «Свобода!»

— Видите? Хорошо, что нос не оторвали, как Сталину. Но ничего, отреставрируем скоро его и вернем. Народ просыпается!

Возле памятника появилась молодая пара с ребенком лет семи и фотоаппаратом.

Ринат бросился к паре, надеясь продемонстрировать мне в их лице проснувшийся народ.

— Вы ведь хотите вернуть Дзержинского на Лубянскую площадь? — Ринат начал сам проводить опрос.

— Да он и тут хорошо стоит… — неуверенно начала женщина. — У нас ребенок уже и не знает, кто это такой. Следующее поколение его и знать не будет… Зачем его возвращать?

Отец семейства с мнением жены оказался не согласен:

— Где поставили изначально, пусть там и стоит. У нас есть история. Феликс — часть истории!

— Дети потому и не знают Дзержинского, что он не там стоит! — подхватил Ринат. — Спрятали его здесь, в кустах. А потом жалуемся, что дети не уважают родителей, дедов не помнят!

D80c76243f8db2e1d6c89ef036f2cb0fed47cfe6
Фото: Аделаида Сигида / МОСЛЕНТА

Пропаганда сработала — уже через пять минут женщина категорически выступала за возращение Дзержинского на Лубянскую площадь.

— А вы-то сами за Дзержинского или за кого? — поинтересовался Ринат.

Узнав, что я за Дзержинского, Ринат отпустил меня восвояси и побежал ловить новых, пока политически не совсем прозревших посетителей парка.

Мне навстречу шел молодой волосатый парень с велосипедом.

— Вы за перенос Дзержинского или против?

— Я за то, чтобы у меня колесо не спускалось, и чтобы каждый вечер был коньяк. А что касается Дзержинского, запишите: Дима Пират сказал, пусть Дзержинский будет на Лубянской площади!

Ну если даже Дима Пират… К этому моменту я уже окончательно потеряла надежду встретить хоть одного человека, который возражал бы против возвращения Дзержинского.

— Мне главное, чтобы на Лубянке не поставили Володьку, которого под видом князя собираются поставить на Воробьевых горах! Пусть лучше Феликс место займет, Володьку захотят поставить — а вот и фигушки. Место-то уже занято! — объяснял Дима Пират.

Следующий гражданин выступил за перенос Феликса «ради Валентины».

Оказалось, пенсионер Александр Семенович развелся на старости лет с женой, и живет сейчас с Валентиной. Она приехала в Москву из деревни в Смоленской области. Продала там дом и огород за 600 тысяч рублей.

— А у нее еще ведь там куры были! — объясняет Александр Семенович.

И вот Валентина зарезала кур. И переехала к Александру Семеновичу. Но он ее не прописал, потому что «дети, внуки и все такое». И тогда Валентина купила себе квартиру, чтобы на старости лет там проживать с удобствами, если Семеныч вдруг выгонит или нечаянно помрет.

— И вы представляете, квартирка в вонючем городишке Сычевка Смоленской области стоит 1 миллион 200 тысяч рублей! А у меня друг один до кризиса купил в Анталии квартиру на второй линии за те же деньги, представляете? Почему у нас жилье столько стоит? У нас что в России, мало земли?

Но на этом история с Валентиной не закончилась. Она взяла кредит на 600 тысяч, а через пять лет должна отдать за него 1 миллион 100 тысяч рублей.

— Это грабеж, понимаете? — возмущается Александр Семенович. — Нас все грабят! Нас коммунальщики грабят, банки грабят, чиновники грабят!

Вывод напрашивался из всего этого простой:

— Надо вернуть Феликса. Сейчас был бы Дзержинский — он бы быстро их всех расстрелял. Всех гадов к стенке! А в Москве сколько стоит квартира? У кого такие деньги в регионах есть? У тех, которые кого-то обманули, обокрали, у бандюков! Вот кто покупает в Москве квартиры! Вот в какую клоаку превращается Москва!

… К моему удивлению, даже совсем юные девушки и парни уверенно заявляли:

— Вернули бы!

А немногие сомневающиеся были, в принципе, не против:

— Да мне без разницы. Пускай куда хотят, туда и ставят.

Большинство москвичей, как оказалось, до раньше на эту тему вовсе не задумывались:

— Даже не знаю… Можно ли вернуть… Можно вернуть, пожалуй. Да, я за то, чтобы вернуть, это же наша история.

После нескольких часов опросов наконец-то попался человек, который был против переноса памятника.

— Дзержинский — это романтик! Романтик революции... И Ленин был романтик, — начал было пенсионер Владимир Петрович.

И я уже задумалась, как сбежать, чтобы не слушать два часа лекцию о том, как Феликс всех нас спасет. Но тут вдруг Владимир Петрович неожиданно заявил:

— Я против! Против! Да, он романтик, он гений. Но это внесет раскол в общество. Вы понимаете? Начнется гражданская война!

Я хотела уточнить, кто с кем будет воевать, ведь все «за», но Владимир Петрович уже удалялся, грозя издалека пальцем и крича:

— Не смейте! Слышите? Не смейте! Не смейте!..

Его голос потонул в городском шуме. Мимо трусцой пробежал Ринат в спортивных желтых трусах…