Премьерный показ

Культура
Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

Конец зимы — время трудное и тоскливое. Можно страдать в ожидании тепла и зелени, а можно постараться найти вдохновение и силы не обращать внимание на слякоть. МОСЛЕНТА предлагает отправиться за яркими эмоциями в столичные театры — тем более, что в феврале они представили несколько зрелищных премьер, после просмотра которых есть, о чем подумать. Наш обозреватель отсмотрел их и готов предоставить топ-5 спектаклей, которые стоит посетить.

«Апельсины & лимоны»

Театр имени А.С.Пушкина, режиссер Евгений Писарев

Спектакль поставлен к юбилею одной из ведущих актрис Театра – Веры Валентиновны Алентовой. И это – не первая постановка к этой дате: в прошлом сезоне, например, Вера Валентиновна уже играла главную роль в другом спектакле Писарева – развеселой «Семейке Краузе».

На этот раз специально для Алентовой была выбрана пьеса британского драматурга Ноэла Коурада «Сенная лихорадка», рассказывающая о престарелой актрисе, год назад ушедшей на пенсию. Героиня спектакля – Джудит Блисс (Вера Алентова) – проживает в загородном доме со своей семьей, но по-прежнему играет, изображая чувства, которых, возможно, и нет, но которым приходится подыгрывать и ее мужу Дэвиду (Борис Дьяченко), и ее дочке Сорель (Анна Бегунова), и ее сыну Саймону (Александр Дмитриев). Все это происходит в сельском антураже в духе Рене Магритта: среди зеленых холмов, вздыбленных деревьев, голубого неба и белоснежных овечек (сценография – Зиновий Марголин).

Действие завязывается в тот момент, когда в загородном доме неожиданно появляются четыре гостя. В итоге обычная и довольно банальная комедия положений внезапно оборачивается практически философским высказыванием о границах вымысла и реальности, жизни и фантазии, серьезности и фарса.

58d50a90ae5d4ac69823dbf5e1c8bd815f60e86d
Фото: teatrpushkin.ru

Многие пойдут на этот спектакль именно «на Алентову», и они ее получат: невероятно гармонично смотрящуюся именно в образе Джудит Блисс, без остановки играющую, частенько переигрывающую, но ведь переигрывание – пожалуй, главная характеристика ее героини.

От Алентовой все же стоит отвлекаться, чтобы обратить внимание на других. Например, на Нину Марушину, играющую служанку семьи Блисс, а, по сути, куда лучшую актрису, чем ее хозяйка. Или на Ирину Петрову и Анну Бегунову – совершеннейших антагонистов, сталкивающихся так, что искрит. Писареву – факт – всегда удавалось удачно «подогнать» друг под друга актеров, создавая интересные ансамбли.

Опасения вселяет лишь пара вопросов. Захочет ли зритель нырнуть чуть глубже предложенного спектаклем сюжета? И способен ли будет отвлечься от созерцания юбилярши? В случае, если ответом будет «да», выиграют, несомненно, все.

«Изгнание»

Театр имени Маяковского, режиссер Миндаугас Карбаускис

Для начала необходимо упомянуть о том, что дуэт режиссера «Изгнания» — худрука Театра имени Маяковского Миндаугаса Карбаускиса — и драматурга Марюса Ивашкявичюса возник не только что. Сейчас, к примеру, в репертуаре театра значатся их совместный «Кант», посвященный знаменитому философу, и «Русский роман», рассказывающий о Льве Толстом.

В их новом спектакле речь идет не о заметной исторической личности, а, по сути, об отбросах общества — литовских мигрантах, прибывших искать счастье в столицу Британии, упорно называемую ими Лондонас.

52411df8094cca6cddd3537ece66cdb7858cc72e
Фото: mayakovsky.ru

Ивашкявичюс создает невероятно разнообразные образы. Вот девушка Эгле (Анастасия Дьячук), мечтающая быть знаменитым фотографом, однако становящаяся сначала проституткой, а затем упакованной в никаб женой араба. Вот неформал Эдди (Михаил Кремер), ставший «собакой» для знатных охотников. Герой Бен Ивановс (Вячеслав Ковалев) сначала работает под прикрытием полицейским, после — спасающийся от мести бандитов беглец, дальше — охранник в клубе, затем — уже британский бобби. Вся его жизнь — погоня за абстрактной правдой, построенная на постоянном обмане, которая заканчивается новым изгнанием. Но самые разительные перемены происходят с посланным убить Бена киллером Вандалом (Иван Кокорин), вскоре ставшим его лучшим другом.

Обманкой тут оказывается все: мечты, надежды, даже ставший для Бена кумиром уже умерший к тому моменту Фредди Меркьюри, с одной стороны, направляющий и дающий силы, с другой же — так же постоянно разочаровывающий. Кстати, песни Queen тут, порой, выполняют те же функции, что зонги в драматургии Брехта.

Практически без изменений остается лишь сама сцена: при минимальном движении декораций регулярно меняются только светящиеся указатели, показывающие, что действие переносится из одного района «Лондонаса» в другой. Это придает постановке дополнительную динамику, но — четыре часа с двумя антрактами, конечно, для неподготовленного зрителя по любому испытание непростое.

«Преследователь»

Театр «Практика», режиссер Алексей Золотовицкий

Алексей Золотовицкий предупреждает перед самым началом спектакля, что, хотя постановка и сделана по одноименному рассказу Хулио Кортасара, зрителям не стоит надеяться на тщательный повтор сюжета.

Главный герой – критик творчества музыканта Джонни Картера, прототипом которого является великий Чарли Паркер. Он одержим этим персонажем, бредит им и преследует его, но, главное, невероятно ему завидует, из-за чего сходит с ума медленно, но верно.

Самого Картера на сцене не будет. Эту постановку вообще можно было бы считать моноспектаклем, если бы не три молчаливых актера, изображающих разные стороны личности Джонни в исполнении Алексея Любимова, который, безусловно, оттягивает почти все внимание публики.

B5ae425e24437dd9f54711904187e93a702fb510
Фото: praktikatheatre.ru

Вписать спектакль в крошечное пространство Малого зала «Практики» было непросто, но Золотовицкому удалось и это — толкотни нет, а пространство как будто расширяется за счет световых эффектов. Однако после просмотра остается ощущение незавершенности, словно фактуры не хватило на полноценный спектакль.

«Суер-Выер»

Театр «Желтое окошко» на сцене КЦ ЗИЛ, режиссер Петр Зубарев

Зубарев стоит на сцене ЗИЛа в гордом одиночестве: его «Суер-Выер» — моноспектакль. В основе спектакля — фантасмагоричная повесть Юрия Коваля, рассказывающая об удивительном плавании фрегата «Лавр Георгиевич» под командованием капитана Суера-Выера к Острову Истины. Кстати, постановка эта создана в далеком 1998-м и уже получила много наград, например, три приза на IX Всероссийском фестивале моноспектаклей «В начале было слово…» в Перми.

Декораций на сцене минимум, в основном мелочи: веревочная лестница, канаты, шнур со склянкой, разноцветные кубики и мячики. Но большего и не нужно. Зубарев сидит то на спинке стула, то на полу, то стоит под парусом и в любом ракурсе тут же притягивает к себе зрительское внимание.

Путешествие длится часа полтора, смешит, забавляет, но в самом конце вдруг оборачивается настоящей магией — меняется темп, свет, музыка. Впрочем, было бы нечестно раскрывать интригу и лишать зрителей такого сильного впечатления.

«Рикки»

РАМТ, режиссер Владимир Богатырев

Киплинг в России – почти как Пушкин, в том смысле, что цитируют его все, кому не лень, и детям читают тоже уже несколько поколений. Мало кого увидишь этой историей, однако Богатыреву это удалось.

Дело в том, что спектакль «Рикки» поставлен по пьесе Алексея Германа и Светланы Кармалиты «Глаз джунглей», написанной по мотивам киплинговской «Книги джунглей». И разница между первоисточником и спектаклем более чем велика.

Рикки мог бы и не сражаться с коварным Хозяином Сада — Нагом, нарушающим законы Джунглей. Но каждый выбирает свой путь. Наш спектакль — это разговор с юным зрителем о жертвенности одиночки, который вынужден становиться героем, о том, надо ли рисковать своим покоем, а иногда и жизнью, ради того, чтобы мир стал добрее и справедливее, — объяснил свой замысел режиссер спектакля Владимир Богатырев.

F1de11c9e115108a9ace9e5469f71e3d8597343c
Фото: ramt.ru

Все начинается знакомо: маленького мангуста, едва не погибшего во время ливня в джунглях, берет к себе в бунгало семья британцев. После мангусту предстоит спасти эту семью от кобр и стать настоящим героем.

В ходе действия Рикки признается, что перед каждым боем дрожит не от возбуждения, а от страха, потому что знает: любой укус может стать для него смертельным. Рикки отправляется на бой с Нагайной, будучи уверенным, что не выживет, потому что сил на победу у него уже не осталось. Рикки, конечно же, убивает Нагайну, но – увы, гибнет сам.

Что интересно, дети (которых на спектакле было много) несли цветы вовсе не Рикки (Юрий Трубин) и даже не Чучуннде (Александра Аронс), а Нагайне (Анастасия Прокофьева), на что, кажется, совершенно не рассчитывали создатели этой постановки.