Стритвир по-московски

Культура
Фото: CODERED

Еще в 80-х Москва для всего СССР буквально превратилась в один большой магазин. Сюда приезжали за польскими джинсами «Одра», югославским костюмом и финскими сапожками. Можно было только предположить, что через три десятилетия в столице не то чтобы исчезнут метровые очереди, но и появятся производства местной одежды. МОСЛЕНТА пообщалась со столичными дизайнерами городского стритвира и узнала о состоянии рынка урбан-моды, огорчениях художников-конструкторов, несуществующих трендах и главных стильных ретроспективах

Один из основателей CODERED, Александр Селиванов

Никакой сложности

Среди первых задач брендов городской одежды сегодня - сделать что-то самобытное. Мне кажется, что пока в 99% случаев все просто смотрят на то, что происходит и стараются выехать на уже понятных трендах. Ясно, что и мы тоже это делаем. Но пытаемся все-таки не слишком активно пользоваться тем, что придумано. Пока многих наших коллег можно вообще объединить под какой-то одной концепцией. Получается масса, возможно, из-за того, что создание марки в поле стритвира стало в какой-то момент мейнстримом, а после эта тема быстро потеряла актуальность.

К этому добавляется и то, что у нас переваривают идеи Запада. Казалось бы, это местная российская история, но наши дизайнеры все равно туда смотрят и выдают похожее. Пока многие минимально вкладываются в работу над своей стилистикой. У нас сейчас стритвир может и расширяется, а с точки зрения идей развивается слабо.

Но я лично никакой сложности в создании чего-то нового и одновременно интересного здесь не вижу, в том числе и чисто технически. Нужно просто делать не забывая получать обратную связь. У CODERED, например, есть производство в Москве, какие-то вещи мы шьем на производствах партнеров в Подмосковье или в ближайших городах России. Фурнитуру заказываем из Китая, Европы и России. Ткани турецкие, китайские, корейские, есть и белорусские. Некоторые комплектующие производятся и в России. Процесс изготовления достойных тканей в нашей стране уже запущен, но пока это очень узкий сегмент артикулов. Мы безусловно с удовольствием перейдем на местный продукт, как только он появится. Готовы даже консультировать производителей.

23378d69ceb3f5801c9b6346d33106ebcc6fb204

Александр Селиванов

Фото: страница Александра Селиванова во «ВКонтакте»

Референс и прогрессивные истории

Даже самые большие бренды обращаются к своему наследию и постоянно его так сказать перемалывают. Например, в стритвире сейчас популярны темы из 2000-х. Ну и к 90-м обращаются, потому что это были какие-никакие эмоции. Такие истории всегда работают для масс-маркета. Конечно, нам очень нравится прогрессивное, но пока сложно, чтобы тебя широко и адекватно воспринимали с инновациями. Плюс сейчас время, когда актуальны доступные вещи. Платить огромные деньги за прогрессивные решения практически никто не станет.

Об абсурде и контрастах

Самые абсурдные идеи, которые по концепции ничего из себя не представляют, сегодня могут очень понравиться. Удивляет, что кому-то та самая конкретная идея или вот этот самый источник вдохновения вовсе не нужны, а кто-то этим живет. Очевидно одно: серединка, которая сделана по всем канонам и правилам, не привлекает. Интересно что-то контрастное.

Субкультурные друзья

В последние 2-3 года интерес к стритвиру был заметен со стороны определённой субкультурной аудитории. На данный момент этот интерес в отношении разных брендов затухает. И это несмотря на то, что развивающийся бренд обязательно делает совместные коллекции вместе с городскими сообществами. Но курс такого развития может отклоняться и в сторону музыкантов, и в сторону художников, и отдельных фестивалей. Мы, например, так и работаем.

1812c7267de68c590db087580abe019ee9523033
Фото: CODERED

Ты выиграл

Ты выиграл, если у тебя есть фирменный стиль. Это может быть и изобретение несуществующих, даже практически ненужных вещей. Но на тебя обратят внимание. Это в том числе одна из целей в развитии бренда городской одежды. Дизайнер просто может открыть себя свободному мышлению. Можно представить что ты делаешь упражнение - вот и неплохой подход к изобретению нового.

Реконструкция

Одежда уличного бренда - это в том числе и отражение происходящего в городе. Так, этой осенью мы выпустили капсульную коллекцию Reconstruction, состоящую из двух толстовок, в которой художественно переосмыслили круглосуточную работу по благоустройству Москвы. Принт на вещах имитировал вид, дизайн и цветовое решение заграждений, расставленных по городу во время реконструкции. Мы не принимали никакой позиции по этому вопросу и это не было стебом или шуткой. Это эстетика урбанистической темы. Думаю, мы продолжим обращать на нее внимание.

812f8da19cc553e7505cca8dca3ec78d731cde71
Фото: CODERED

Основатель Ларус, Никита Ларус

Хмурый русский

Хочется, чтобы русская история стритвира развивалась по-своему. Мне, например, не очень нравится, в каком виде она сейчас. Не близко само настроение наших дизайнеров и людей. Одна из главенствующих тенденций - отображение через стиль того, что русские хмурые, печальные, для кого-то даже жесткие люди. Но ведь можно показать и другую сторону. За нашими соотечественниками много изобретений, за нашими умами - внимание к деталям. А пока молодежь носит футболки с колючей проволокой, депрессивными слоганами и с петлями на шее, приучаясь к какой-то чернухе. Мне это не нравится, хоть такие тренды сейчас в топе. Я решил сфокусироваться на другой эстетике и делать просто аккуратные вещи хорошего качества, а еще писать название бренда русским языком. Показать, что мы можем делать если не лучше, то уж точно не хуже, чем импортные бренды. Назвал свой подход «интеллигентной уличной модой». Интеллигентная - это мода с добавлением некоторых положительных качеств. Например, у интеллигентного человека хорошее воспитание и речь, он приятно выглядит. Что-то похожее вкладываю и в картину своего бренда одежды. Уличная - потому, что это мода не для официальных приемов или совещаний в офисе. Мода для улиц, но облагороженная.

О камбэках

Обращение к 2000-м и 90-м в дизайне городской одежды сегодня, на мой взгляд - просто ностальгия по периоду взросления. Большинство тех, кто сейчас в деятельных кругах, выросли в то время. Я сам тогда в школе учился и в институт поступал. Свою первую коллекцию тоже, кстати, выпустил как дань уважения детству. Мой дебютный принт - это дизайн, который все видели на кепках «Usa California», только переработанный. Тогда если у тебя была именно такая кепка, то обязательно все обращали внимание, это было круто.

Переработанный камуфляжный принт в первой коллекции Ларус тоже был навеян духом ностальгии. Мой папа майор армии РФ, поэтому в детстве я много времени проводил в воинских частях и наблюдал армейский быт. Дома было достаточно одежды, которую выдавали отцу и которую я потом носил. Так что у меня тоже встречаются дизайнерские флешбэки. Но интерпретацию конкретных образов моего детства я решил оставить, потому что люди, выросшие в 90-е, модой уже не очень интересуются, а люди помоложе часто эти «коды» просто не считывают.

Бирка: одежда

Сейчас никаких технических трудностей в производстве одежды в России нет. Есть возможности находить себе производителей, практически не ограничивая себя в выборе. Трудности возникают в плане восприятия продукции аудиторией. Предпочитают, например, чтобы надписи были на английском. У меня часто спрашивали: почему ты пишешь на бирках «одежда»?

Маленькие революции

Для брендов очень важны коллаборации. У нас, к сожалению, люди часто за свою калитку не пускают других. Смотрю на Запад: там ничего не стоит крупному бренду обуви, например, выпустить вместе с неизвестным художником лимитированную коллекцию. Таким образом люди меняют рынок и развивают культуру.

Один из основателей «Юность», Максим Иванов

Оставляя в сердце твоем грусть

Мы не пытаемся кому-то чему-то научить, а говорим, что у нас и у сегодняшней молодежи с присущим ей максимализмом схожие проблемы. Поэтому общий язык был легко найден. И вообще, мы все больны «русской тоской». Об этом говорят наши принты.

Сейчас мы от этой истории плавно отходим. Стараемся сосредоточиться на самой одежде, ее дизайне и качественном пошиве. Последний год работаем над тем, чтобы сделать ткань на территории нашей страны. К сожалению, легкая промышленность у нас в упадке, но я думаю, что в скором времени возможен рост. И мы рассчитываем сыграем в этом процессе не последнюю роль.

О технологии

Мы делаем часть вещей в Москве, часть - в Кирове, в Туле и еще паре городов. Фурнитуру используем в основном российскую. Ткань пока турецкую, но вскоре планируем и свою. Многие марки одежды в стритвире, которые фокусируются на хорошем крое и тканях все еще используют китайские материалы. Это обоснованно высоким уровнем организации, налаженным производством и огромным выбором.

Служебный вход

Рынок стритвира в России уже переполнен. Кроме того, сейчас это не бюджетная игра. А еще многие новые марки одежды не стесняясь копируют других, буквально убивая тем самым какие-то уникальные темы. Этому рынку очень не хватает новых идей, историй и качественной продукции в целом.

Основатель Fiction, Эрик Фикшин

О технологии

Наше производство расположено в городе Щёлково, совсем рядом с одноимённой железнодорожной станцией и представляет из себя кооператив двухэтажных гаражей вблизи складских и производственных зон. Ткани, как правило, закупаются из Индии и Турции, реже - Италии. К сожалению, российские ткани достойного качества не встречаются, а ведь хотелось бы в первую очередь покупать отечественного производителя.

Вдохновение в 90-х

Ничего сверхъестественного, именно сейчас одежда оказалась обращена к периоду 90-ых с отголосками начала нулевых. После ориентиры сменятся, а затем когда-нибудь вернуться обратно вновь уже в новых интерпретациях того же самого. Вдохновение можно найти абсолютно в любом временном периоде и одежда это демонстрирует. Стоит отметить, что для России данное время имеет свою уникальную специфику. За рубежом в общей массе наблюдаются похожие тренды в городской одежде: обращение к 90-ым, началу нулевых, свободному силуэту, неоновым цветам, лого-вышивке вместо принтов, фото изображениям, стилистике клубной спортивной формы. На западе сейчас активно тиражируется кириллица в одежде. Это один котёл, в котором находится и Россия.