«Все перемены к лучшему»

Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Поэт и драматург, автор песен к самым любимым советским мультипликационным и художественным фильмам Юрий Энтин в Москве теперь бывает лишь по праздникам. О последних события в столице он узнаёт с экрана телевизора и от любимейшей супруги. Такой Москвой, какой её показывают по телевизору, Энтин вполне доволен и искренне удивлён, что некоторые жители называют благоустройство столичных улиц настоящим «злом».


Я сейчас живу на даче и редко бываю в Москве, поэтому не вполне в курсе, что там происходит. Вижу только по телевизору. Но недавно жена ездила в гости к нашему другу Василию Ливанову, вместе с которым мы писали «Бременские музыканты». Он живет в доме напротив театра Моссовета рядом с памятником Юрию Долгорукому. И жена рассказывала о том, что происходит в Москве.

Несмотря на то, что полно людей, которые с пеною у рта уверяют, что все преобразования в Москве – это зло, я думаю иначе. Внутри нацелен на то, что все перемены к лучшему. Мне нравится смелая, решительная деятельность наших властей. Я за то, чтобы вернуть деревья на Тверскую, которые обещают посадить к осени. Я в восторге от большого количества уютных ресторанчиков. Некоторые из них находятся в стене, что меня удивило. Это выглядит настолько необычно. Я такого не видел даже за границей.

Мне нравится, как изменили дорожные развязки. Когда я ночами езжу в Москву, я вижу, как их расширяют. Я мечтаю побывать возле дома, где прошло моё детство. Я родился в спальном районе на Кирпичной улице недалеко от железной дороги. Переходя её, мы попадали в Измайловский парк. И я в юном месяце апреле качался там на крылатых качелях. Район знал хорошо. Тогда он считался почти деревней, и в центр я побаивался ездить, даже когда учился в школе. Мне казалось, там совсем другой мир: много монументальной, серьёзной, надежной, крепкой, как гимн СССР, архитектуры.

А потом в годы Перестройки, когда я шёл или ехал по Москве, мне казалось, что все дома разваливаются. Увиденное напоминало мне дни войны, когда всё было полуразрушено и в запустении. Окна были закрыты бумагой, улицы выглядели страшными.

Особенно меня поражала улица Долгоруковская, которая раньше называлась Каляевской. Я ездил по ней в Союзмультфильм, и она производила на меня совсем жуткое впечатление. А сейчас она стала шикарной, с такими красивыми скамеечками. Единственное, что меня огорчило, когда я ехал по ней недавно в 10 вечера (я ездил на телевидение выступать), я простоял в огромнейшей пробке при подъезде к Савёловскому вокзалу в одном месте, не шевелясь, около часа! Всё не двигалось вообще. Зато теперь, когда я езжу домой, я могу более-менее рассчитать время. Если планирую приехать через 1 час 10 минут, то я и приезжаю через 1 час 20 минут. В то время как раньше я только через 4 часа попадал домой! И вынужден был последний год вызывать водителя. Машина моя стояла, и сам я не решался ехать по таким пробкам, несмотря на то, что мой водительский стаж около 50 лет.

В целом я за преображение Москвы. Будь я помоложе, обязательно вновь стал бы жить там, а не за городом.