«Урбанист выполняет роль не просветителя, а хирурга»

Без рубрики
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Полемика вокруг благоустройства Москвы дошла до Киева. В дискуссию вступил Митя Гурин, бывший креативный директор Агентства SKCG, которое уже более 10 лет занимается разработкой нестандартных рекламных кампаний для Nike, Audi, Nokia, Clinique, Estée Lauder, Efes, Jeep, Bosch Green и является официальными партнером ведущих площадок и блогохостингов VKontakte, Одноклассники, Facebook, LiveJournal.

Гурин выступил с настоящей апологией Ревзина. Публикуем для вас авторский текст с незначительными сокращениями.


В Москве продолжают бушевать страсти по поводу Ревзина, который в составе КБ «Стрелка» взял 34 млн долларов за комплексную стратегию развития публичных пространств Москвы. Для меня этот кейс представляет большой интерес — мы с Москвой живем, как ни странно, в очень похожем нормативном поле, имеем ту же постсоветскую травму и довольно близки культурно (у нас ведущая динамика групповая, у русских личная, но все равно какие-то допущения делать можно). Мне кажется важным зафиксировать ряд мыслей по этому поводу.

Так получилось, что в советское время выработали огромный корпус нормативки по строительству, а по благоустройству ничего не сделали. Киевские патриархи советского периода говорят: «знаете, нам надо было строить страну и было столько работы, что мы просто не успели, к сожалению».

Нормативка по строительству на постсоветском пространстве примерно одинакова — она очень жесткая и подробная, и где-то наполовину бессмысленная (изменились материалы, подходы, технолологии, но процесс их легализации и перехода на еврокоды идет с большим скрипом).

Но! Если у вас есть нормативка — вы можете в рамках нее как-то лавировать и хитрить. Учитывая, что нормативка по строительству нужна строителям, есть интерессант, чтобы выкручиваться и достигать более высокого качества, это регулируется рынком.

В то же время публичные пространства висят на балансе у города — и муниципальные структуры менее всего заинтересованы хитрить и выкручиваться, они просто хотят, чтобы их не трогали (и тихонько пилить). А нормативки нет — значит можно просто ничего не делать! Поэтому все годами и получают желто-зеленые заборчики и казарма-стайл побеленых бордюров и деревьев.

Проблема с новой нормативкой (как и с любым юридическим документом) заключается в том, что нельзя взять, условно говоря, европейскую и принять — она должна опираться на существующее национальное юридическое поле и категориальный аппарат, ее надо всю переделать. Это сложная работа и проблема даже не в том, что делать ее долго. Проблема в том, что делать ее некому — за десятилетия советской власти нормальных специалистов, к сожалению, рассосало по волнам репрессий и эмиграции, школа всё.

Cec6745e66572fac24af34e6dd8858244b1c76f1

Работы по благоустройству в Калашном переулке.

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Из этого следует и сюжет с ценой работы. Нельзя в принципе оценивать много или мало стоит работа (34 млн $). Для этой работы нет рынка, а подрядчик в России по сути один — институт Стрелка, который люди делали за частные деньги, на частном энтузиазме.

До тех пор, пока нет рынка — поставщик выставляет цены, пора бы всем привыкнуть к рыночной реальности. То, что поставщик берет деньги и пускает их на развитие института (чтобы через 5 лет появился реальный рынок специалистов на основе их же выпускников), говорит о поставщике, собственно, всё. Очень грустно, что москвичи вместо радости «нашлись же приличные люди, которые выдурили денег из распилочной и пустили их на развитие человеческого капитала», поливают этих героев дерьмом. Тендер очевидно заказной и сделан под одного подрядчика — но это проблема не Ревзина и не «Стрелки», а московского муниципалитета.

Несмотря на то, что для муниципалитета эта история выглядит откровенно плохо, что им делать, тоже непонятно — вот вы хотите развивать публичное пространство, в стране есть один поставщик. Делать честный конкурс, чтобы потом этот поставщик выкупал право работы у жуликов, которые этот конкурс рейдернули? Уж лучше договориться напрямую и заодно дать денег людям, которые очевидно созидают. Незаконно, зато по совести (это я не хвалю и не ругаю — описываю логику).

К слову, 34 миллиона долларов для Москвы — это порядка 2,5 доллара на человека. Если москвичи не готовы заплатить по 2,5 доллара за то, чтобы иметь нормальное публичное пространство через 10-15 лет, наверное, честно, что его не будет.

Почему через 10-15 лет? Дело в том, что нужно не только, чтобы появились нормативы, но и чтобы появился рынок исполнителей. Плитка криво лежит потому, что нет ни одного поставщика, который способен выдержать технологию. И за месяц он не появится, а появится за 5-7 лет систематической практики. Приятно ли это? Конечно нет, жить в стране третьего мира вообще неприятно.

Важно, что в результате работы «Стрелки» в городское администрирование занесли логику «сначала сети, потом благоустройство». Это вы даже не можете представить? какого уровня прорыв в серпентарии постсоветского муниципального управления! В среде, где департаменты десятилетиями грызутся и воюют, такая степень координации может стоить инфарктов и лет жизни. Зная что происходит в Киеве, я просто преклоняюсь перед Ревзиным, что они смогли этого добиться, это — подвиг.

Еще в обсуждениях сравнивают стратегию развития публичных пространств (34 млн$) с конкурсом на благоустройство Тверской (одна из центральных улиц Москвы, 15 тыс$). Здесь нужно учитывать несколько вещей: $15K — хороший приз для международного архитектурного конкурса, если вы хотите получить качественные проекты. Для сравнения, в конкурсе по мемориалу Небесной Сотни в Киеве первая премия была 10K евро — если поставить меньше просто будут очень слабые проекты и конкурс провалится.

Архитекторы учавствуют в конкурсе не за 10-15К$ — это только конкурсный приз. Если это реальный конкурс, после которого идет стадия реализация, архитекторы зарабатывают основные деньги на проектировании. Это и есть цель и куш. Также международный архитектурный конкурс — это реально большая сложная машина, стоимость его проведения целиком около 150-300 тысяч евро. Если он проваливается, деньги вылетают в трубу.

01b14c8a0166d53db0554c666b5e8d936284b27b

В инфоточке Моя улица посетители могут получить консультацию о благоустройстве московских территорий.

Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС

Стрелке подают работы с такой радостью, потому что это Стрелка, которая в первый же сезон высадила к себе Рэма Кулхаса. Если вы выйдете организовывать конкурс, вам так радостно работы подавать не будут, а будет у вас сплошной ЖКХ-арт. (Кстати, если кинуть победителей из десятка стран на призовые, как это сделала администрация Кличко - мер в конкурсе на Мемориал Небесной Сотни, проекты на новые конкурсы тоже подавать не будут. Стыдно, кстати, ужасно).

Конкурс на конкретную территорию — типовая вещь, весь мир умеет это делать. Главное тут — написать правильное задание для архитекторов — и именно это всегда проблема и здесь нужны компетенции Стрелки.

Стратегия развития публичных пространств — куда более сложная вещь. Это междисциплинарная работа, где нужно найти точки роста в забюрократизированной тоталитарной среде социально травмированного постсоветского общества и вписать все в существующее законодательство и традиции.Это сложная хирургическая работа — сколько она стоит? Как определить? Я не знаю, нет системы ценообразования для таких проектов в мире.

Я не знаю, что бы стал делать на месте Ревзина. Он пытается сделать что-то с пространством и, как человек умный, помнит, что бытие определяет сознание и понимает — то, что он делает окажет мощнейшее воздействие на демократизацию общества.

А жители Москвы говорят типичное во всем мире для любых изменений «нас не спросили». И предъявляют эти претензии не администрации — чего с вурдалаками разговаривать, а Ревзину — он-то вроде социально близкий, с ним возможен разговор.

Менять привычный уклад вещей больно. Если остановиться, все пойдёт насмарку. Говорить со стороны городской администрации никто не будет и не способен — инфраструктура разговора появится через годы в результате того, что «Стрелка» делает. Что делать непонятно — идти войной на администрацию? Ставить под риск всю школу и все изменения случившиеся и будущие?

В целом, при уровне запущенности постсоветского городского пространства, урбанист выполняет роль не просветителя, как всем бы нам хотелось, а хирурга. Никому не нравится попадать на стол к хирургу и мало кто понимает что он делает. Но умирать еще хуже.

Как по мне, пока на постсоветском пространстве не научатся платить за мозги, будем жить всё так же. Алексей Навальный никогда не был героем моего романа, но очень жаль, что в мертвой политической среде его выдавливает в полную хунвейбинщину без попыток принципиально разобраться в вопросе. Но это российские дела, им с ними и разбираться.

Желаю и КБ «Стрелка», и лично Григорию Ревзину удачи. Как говорится, вы держитесь там, всего доброго, хорошего настроения и здоровья!