Соревнования наследников Карла Фаберже

Фото: Дмитрий Лебедев / МОСЛЕНТА

Знаете, где в нашей стране лучше всего учат ювелиров? В каких географических точках? И сколько килограммов инструмента нужно золотых дел мастеру? А сколько дней надо, чтобы сделать гитару из благородного металла? МОСЛЕНТА наблюдала за финалом конкурса молодых ювелиров, который почти финишировал в столице. Почти — потому, что результаты строгое жюри объявит только в ноябре.

Гитара по европейским стандартам

До финиша конкурса лучших ювелиров в рамках международных соревнований WorldSkills Russia дошли 13 россиян в возрасте от 18 до 22 лет: 11 юношей и две девушки. За спиной у них — несколько этапов отбора: сначала — внутри своего учебного заведения, затем — районный, городской, региональный уровень, потом — полуфиналы... В столичный колледж декоративно-прикладного искусства имени Карла Фаберже они привезли с собой нужные инструменты — каждый около 50 разных пинцетов, шипчиков, плоскогубцев, штангельциркулей и прочая и прочая и прочая. Вес — порядка семи килограммов. Не много кажется, но, согласитесь, и не мало.

Сюда, на Шипиловскую улицу, за время финала финалисты приходили четыре раза — столько дней им отведено на разработку и изготовление специального предмета: гитары. Серебряной. Размером не более 10 см, состоящей из нескольких деталей — и непременно со струнами. Собственно, чертёж был одинаков для всех — но вот процесс изготовления у каждого шёл по своему.

В субботу в 09:45 все финалисты сели за ювелирные верстаки, достали вальцы (машинка для сжатия и сгибания металла), проверили бормашины для полировки, шлифовки и обработки металла. Им предстояло собрать миниатюрный музыкальный инструмент — из деталей, над которыми они трудились три предыдущих дня.

И вот тут выяснилось, что профессия ювелира по-прежнему таит в себе загадки. Даже для тех, кто учится этому искусству много лет подряд:

— Есть то, что на конкурсе я делала впервые в жизни, — призналась МОСЛЕНТЕ представительница столицы и одна из двух девушек-финалисток Елена Сорокопудова. — Например, подрезка. Мы проходили это во время учебы, но не на практике. Спасло меня то, что я хорошо помнила теорию.

Места ювелирной славы

Лучшие ювелирные школы России находятся в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Костроме и в Республике Саха-Якутия. Именно тут сохранился традиционно профессиональный уровень подготовки. Самая представительная команда — столичная: девять человек. Другие города прислали по одному участнику.

«В Питере есть своё учебное заведение имени Карла Фаберже — художественно-профессиональный лицей. Это кузница кадров для ювелирных заводов. О Костроме было известно с советского периода — там есть КУХОМ, Красносельское Училище Художественной Обработки Металлов, из которого вышло много ювелиров. Теперь они филиал Строгановки, — рассказала Светлана Григорова, главный эксперт финального этапа WorldSkills Russia по ювелирному делу. — У Казани тоже есть ювелирная история — там свое училище, а Якутия — регион с очень богатыми недрами, там у ребят хорошая практика».

Правила участника национальной сборной России по ювелирному делу

Но учитывать только по географическому или гендерному признаку участников нельзя: москвичка Елена Сорокопудова училась мастерству в Питере.

«У нас на курсе было почти поровну мальчиков и девочек. Вообще говорят, что девушки лучшие ювелиры — мы более усидчивы. Но на конкурсы чаще идут мальчики — у них больше соревновательного духа», — подметила Елена.

Вообще миссия WorldSkills — повышение престижа рабочих профессий. Конкурс этот зародился в послевоенной Испании в 1947 году. И оценка идёт по европейским стандартам, что не совсем справедливо для России — отечественная ювелирная школа, по словам специалистов, традиционно гораздо лучше любой из зарубежных.

Например, в Европе ювелир-монтировщик, работающий с основой изделия, и ювелир-закрепщик, оформляющий детали камнями — две разные профессии. А российские мастера традиционно умеют и делать основу, и огранять камень, и соединять одно с другим.

«Здесь, на соревнованиях, в соответствии с требованиями европейских стандартов отрабатывается модуль монтировщика. Хотя наши ребята (и девчата) умеют и огранять», — уверяет Светлана Григорова.

Сами финалисты свою работу в первую очередь ценят за творческую составляющую. И именно её ставят во главу угла, выделяя особенно:

– Первая задача ювелира – самостоятельно разработать эскиз, говорит костромич Александр Емелин. – Мастер ювелирного дела – это для начала художник. Бессмысленно владеть мастерством, но не до конца представлять, что ты делаешь. Наши главные инструменты — голова и руки. Хладнокровная работа головы и аккуратная работа руками — залог успеха в ювелирном деле.

...Над окончательной сборкой серебряной гитары 13 финалистов трудились шесть часов. В 15:45 работы были завершены — и в дело вступило жюри. Оно не будет спешить с выводами, проявляя не только ювелирную точность, но и ювелирское терпение: результаты огласят только 11 ноября.

– Оценки делятся на объективные и субъективные. Мы рассмотрим точность в изготовлении, соответствие чертежу и качество выполнения определенных операций, например, монтировку и обработку поверхности, — объясила главный эксперт российского конкурса Светлана Григорова. — Ну и оценим работы, исходя из личных впечатлений и предпочтений.

А нам очень понравились все до одного молодые ювелиры. И все до одной серебряные гитары. Мы, например, вообще не обнаружили между ними разницы. Хотя специалисты говорят, что она есть.

Загадкой же для нас остался ответ и ещё на один вопрос: почему всё-таки имя ювелира Карла Фаберже в столице носит колледж хоть и искусства, но всё-же декоративно-прикладного?