Москвичи стали экономить на лекарствах

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Продажи лекарств в Москве упали впервые за 5 лет. Одни аналитики считают, что люди отказываются от лечения, и через несколько лет взлетит статистика смертности. Другие уверены: москвичи просто перестали покупать «фармацевтический мусор». О том, как кризис бьёт по здоровью и меняет сознание, МОСЛЕНТЕ рассказали врач, аналитик рынка, производитель лекарств и руководитель НИИ.

Лекарственный рынок измеряют в двух системах исчисления: в деньгах и упаковках. С 2011 года рынок неизменно рос в деньгах — москвичи тратили всё больше на порошки и таблетки. В упаковках продажи то увеличивались, то немного уменьшались, в том числе потому, что потребители переходили на более эффективные средства.

Обвал произошёл в первые три месяца 2016 года. По данным аналитического агентства DSM Group, по сравнению с началом 2015 года продажи лекарств упали в деньгах на небывалые 14% - до 25 млрд 422 млн. В упаковках ситуация ещё хуже - минус 18%: в столице за январь-март было куплено 130 млн 532 тысячи 285 пачек лекарств.

«Когда экономическая ситуация стабильна, потребители, имея определённый объём наличности и возможность её тратить, переключают спрос со старых, менее эффективных препаратов, на новые – пусть более дорогие, но более эффективные, — объясняет директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов. – Когда же наступает кризис – происходит обратный переход».

Виктор Папенченко, кандидат медицинских наук, практикующий врач. отмечает, что в кризис народ в первую очередь перестаёт следить за здоровьем, так как сосредотачивается на заработке. «Наука уже давно доказала, что это приводит к временному улучшению статистики, но неизбежно ведёт к росту смертности и инвалидизации населения через 3-5-7 лет. Люди покупают только лекарства первой помощи, и совсем не покупают профилактические и поддерживающие препараты. Причём именно в период экономических кризисов пышным цветом расцветает шарлатанство, якобы основанное на «народной медицине», — комментирует цифры аналитиков Виктор Папенченко.

Эффект губной помады

Иначе интерпретирует статистику Давид Мелик-Гусейнов, директор НИИ организации здравоохранения города Москвы. По его мнению, падение продаж лекарств связано с тем, что потребители «выбросили фармацевтический мусор из своих потребительских корзин». «Население начало экономить на лекарственных препаратах впервые за новейшую историю Российской Федерации. Экономия происходит не на необходимых для поддержания здоровья лекарствах, а на так называемой life-style-продукции. Это всевозможные поли- и мультивитамины, общеукрепляющие препараты», - поясняет МОСЛЕНТЕ Мелик-Гусейнов.

4d84684fb9985cdef27ebc9ea5ce9771c7a01583

Работник аптеки помогает посетителю выбрать лекарства.

Фото: Руслан Кривобок / РИА Новости

По его словам, в кризисы 1998 и 2008 годов продажи таких препаратов только росли, потому что работал «эффект губной помады». «В кризис люди, в основном женщины, шли в аптеку, и покупали life-style-продукцию, в том числе биологически активные добавки. Они делали это, чтобы хорошо выглядеть, не падать духом, чтобы мужья, глядя на своих жён, не унывали. И рынки в этот период очень серьёзно выросли», - рассказывает глава НИИ.

В 2015-2016 году сознание москвичей изменилось. «В конце XX и в начале XXI века было ощущение, что кризис - это быстро, это пройдёт через полгода. Так и было, - говорит Мелик-Гусейнов. - Нынешний кризис, вернее, даже не кризис, а какая-то новая реальность, изменила сознание потребителей. Люди начали фокусировать свои покупки на товарах критического спроса».

Однако руководители аналитических агентств, как и практикующие врачи, придерживаются иного мнения. По словам генерального директора DSM Group Сергея Шуляка, если считать по упаковкам, население покупает сейчас не меньше лекарств, чем в 2006-2007 годы. «Конечно, это низкий уровень, но пока он не является критичным», - признает Шуляк.

О том же говорит Николай Беспалов из RNC Pharma. «Снижение покупок в упаковках - это неуникальная ситуация. Сталкивались мы с этим и в прошлые кризисы, и в принципе потребление лекарственных препаратов имеет тенденцию к снижению натурального потребления (покупки в упаковках - прим. ред.)», - пояснил он.

«В период кризиса в первую очередь перестают покупать профилактические и поддерживающие препараты, те, которые не дают моментального эффекта, - говорит Виктор Папенченко. – Акцент делается на так называемые „лекарства первой помощи“. Ну и на дешёвую народную медицину – которая, по сути, к настоящей гомеопатии отношения не имеет».

Два рынка

Лекарственный рынок делится на государственный и коммерческий сегменты. В государственном - закупками лекарств для больниц - ситуация стабильная. «Бюджет в рублях практически стабилен. Цифры на бумаге существуют, и их во всяком случае пытаются исполнять», — рассказывает генеральный директор DSM Group.

Руководитель НИИ организации здравоохранения Москвы уточняет, что суммы на госзакупки выросли даже в этом году. «Незначительный рост в пределах 1,5-2%, но тем не менее - госгарантии не сокращаются», - добавил он.

С коммерческим сегментом - продажами лекарств в аптеках, в том числе по рецептам врачей, - дела обстоят хуже. По данным Сергея Шуляка, в нынешний кризис произошло «наибольшее за последние шесть лет падение реальной заработной платы у населения. Падает потребительская активность, поэтому люди стараются вообще меньше тратить».

Люди не просто стараются меньше покупать, уверен Николай Беспалов из RNC Pharma. Во-первых, соглашается он с Давидом Мелик-Гусейновым, потребители отказываются от витаминов. «Речь идёт о препаратах непервой необходимости, всевозможных витаминных комплексах, так называемых препаратах имиджевого спроса. Конечно, на жизненно необходимых препаратах люди экономят, только когда приходят совсем тяжёлые времена. Пока ситуация „относительно нормальная“. Но именно - в кавычках», - подчеркнул Беспалов.

Во-вторых, по его словам, немало россиян просто перестают принимать лекарства в кризис, переходя на «травки». «Есть потребители, которые в период экономической стабильности в принципе начинают лечиться. Раньше они, может быть, пользовались народными средствами, и в аптеки вообще не ходили», — говорит Беспалов.

5a76c24714a33e876615fc60b4020f78d2a9ac69

Дистрибьюторский центр хранения медицинских препаратов и парафармацевтики

Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

И в-третьих, полагает аналитик, те, кто ранее перешёл на более эффективные и дорогие препараты, возвращаются к их дешёвым аналогам. «А когда наступает кризис, происходит обратный переход», - считает представитель RNC Pharma.

Его полностью поддерживает Виктор Папенченко. «При стабильной экономической ситуации пациенты специально уточняют название оригинальных препаратов, необходимых для лечения их болезней. А при ухудшении ситуации наоборот – выспрашивают или ищут в интернете дешёвые дженерики. Самый обычный и самый распространённый пример – аспирин. Года два-три назад нарасхват шла продукция ведущих производителей из Европы и США. Стоимостью полторы-две сотни рублей. А сейчас повсеместно лежит ацетилсалициловая кислота», - поясняет врач.

С этим утверждением полностью не согласен руководитель НИИ организации здравоохранения Москвы. Он настаивает на том, что единственная причина сокращения потребления лекарств - исчезновение «эффекта губной помады». «У каждой ценовой ниши есть своя целевая аудитория. И эти целевые аудитории очень сложно расстаются с предпочтениями. Можно покупать не французскую выпечку, а обыкновенный хлеб. Но в лекарственных препаратах есть такое понятие, как клиническая привычка. Её искоренить практически невозможно. Причём сильнее всего выросли цены именно в секторе дешёвых препаратов, в среднем на 25-30%. В то время как стоимость дорогих препаратов практически не изменилась», - уверен Мелик-Гусейнов.

В ногу со страной

Постепенное снижение продаж лекарств в Москве началось ещё в конце прошлого года. Если за 2014 год, по данным DSM Group, продажи выросли в рублях на 20%, то за 2015-й — всего на 4% до 107 млрд 334 млн 153 тысяч 363 рублей. С упаковками ситуация ещё хуже: в 2014 году рост на 7%, а в 2015 падение сразу на 12%. Всего 567 млн 949 тысяч 492 пачки лекарств было куплено в столице за прошедший год.

Москва занимает, по разным оценкам, от 15 до 30 процентов российского лекарственного рынка. И процессы, которые идут в стране, просто повторяются в её столице.

Согласно исследованию DSM Group, в октябре-декабре 2015 года продажи медикаментов по России снизились на 9% в деньгах и на 17% в упаковках, если сравнивать с тем, что было в аналогичный период предыдущего года. А в первые месяцы 2016 года общероссийские продажи лекарств упали на 10% в деньгах и на 14% в упаковках. И это - в самое денежное для аптек время, в сезон роста заболеваемости гриппом и ОРВИ.

У RNC Pharma статистика чуть более позитивная: в первом квартале 2016 года падение общероссийского рынка в упаковках на 3% и рост в деньгах на 1,7%. Хотя Николай Беспалов признаёт, что этот рост чисто символический, продиктованный по сути лишь ростом цен на лекарства.

E68fbca7d98a294fbb5785c5cbdbb2f26acb0b5a
Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Кризис не для всех

Но фармацевтические компании пока не чувствуют сильного влияния кризиса. Иностранные производители, открывшие заводы в России, заблаговременно сконцентрировались на бюджетных закупках, поскольку одним из критериев допуска на этот рынок является статус локализированного продукта. «Если посмотреть на ассортиментную матрицу (лекарств - прим. ред.), которая локализована (производится в России - прим. ред.), там процентов 80 — те препараты, которые уходят в госзакупки», — отмечает Сергей Шуляк.

Отечественные производители, как и китайские или индийские, сосредоточились на лекарствах с менее дорогим действующим веществом. Их продукция и остаётся для простых покупателей в кризис. По данным аналитиков DSM Group, «доля лекарственных препаратов российского производства от общего объема коммерческого рынка по итогам марта 2016 года составила 27% в стоимостном выражении и 57% в натуральном». То есть более половины лекарств на рынке — российские, но стоят они в целом в три раза дешевле зарубежных.

«Как бы нам ни хотелось сэкономить, стоит, конечно, задуматься, когда стоимость одного лекарства в разы ниже аналогов с таким же действующим веществом (МНН). Качественная субстанция и процесс производства на современном оборудовании в наше время не может быть копеечным. Для добросовестных производителей риск потери репутации всегда выше, чем экономия на качестве», — говорит один из руководителей российской фармацевтической компании (ознакомившись с текстом, он пожелал снять своё имя из публикации).

Собеседник МОСЛЕНТЫ, тем не менее, настаивает на том, что большинство российских препаратов ничем не отличаются по качеству от аналогов, производимых на европейских заводах. «Отечественные фармкомпании порой пренебрегают оформлением, качеством картона, фольги, что негативно сказывается на имидже „российской таблетки“. Но если препарат прошёл процедуру государственной регистрации, выпускается в надлежащих условиях, то никакой разницы с импортным аналогом нет», - рассказывает представитель фарминдустрии.

Мнение, что фармпроизводители ощущают кризис позже других участников рынка, он объясняет собственным опытом. Ведь нынешний экономический спад не первый, который приходится переживать.

«Все процессы в экономике определенно откладывают отпечаток и на фармрынок, хотя в силу специфики нашей продукции — не с такой скоростью и амплитудой. Сегодня мы наблюдаем изменение спроса на препараты не первого выбора — это витамины, некоторые виды биологически активных добавок, то, без чего человек может обходиться, не причиняя особого вреда здоровью. Если смотреть на московский рынок, тут ситуация ничем принципиально не отличается от общей по России. Несмотря на рекордный спад, зафиксированный аналитиками в первом квартале 2016 года, по нашей компании мы наблюдаем небольшой прирост — как в деньгах, так и в упаковках. Это не первый кризис, которые за последние десятилетия переживает наша экономика, поэтому у нас уже сформировались определенные рецепты, как себя вести в подобных условиях», - пояснил собеседник МОСЛЕНТЫ.

Осторожный оптимизм

У аналитиков оптимизма меньше. Николай Беспалов из RNC Pharma надеется, что люди по крайней мере не начнут экономить на жизненно необходимых лекарствах. «Всё-таки мы видим некоторую стабилизацию в экономике, дорожает нефть. Значит, доходы населения должны в каком-то обозримом периоде по крайней мере стабилизироваться. Вряд ли можно говорить о росте доходов, но о стабилизации — вполне уместно. Так что хочется надеяться, что дно этого кризиса уже найдено и пройдено. Слышали мы это не раз. но теперь, по крайней мере, есть объективные предпосылки к этому», — считает директор по развитию RNC Pharma.

Глава DSM Group обещает даже небольшой рост на лекарственном рынке по итогам 2016 года. Но произойдёт он «не из-за того, что растёт потребление лекарственных препаратов и не из-за того, что повышается покупательная способность населения». «Основные темпы роста обеспечиваются тем, что у нас идёт инфляция», — подчёркивает Сергей Шуляк. И этот тренд, по его мнению, «будет сохраняться на протяжении лет пяти как минимум».

9064e330c8b8ed468f8b06c28da4f46c1212e4ff

Сотрудница аптеки разбирает лекарства.

Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости

По мнению Давида Мелик-Гусейнова, желательно, чтобы рынок ещё несколько сократился, «чтобы вымыть с него то, что действительно неэффективно». «Вряд ли это желание разделяют фармацевтические компании, но то, что 40% лекарств, потребляемых сегодня населением - это фарммусор, пустышки или вредные даже препараты - это вам любой клинический фармаколог скажет. То есть по-хорошему, если рынок будет дальше оптимизировать, ничего страшного в этом не будет», - считает он.

Главные инвестиции

Экономить в кризис естественно. Но иногда жёсткое сокращение трат приводит к ещё большим потерям в будущем. Именно так и получается, когда люди забывают о своём здоровье, а потом отдают огромные деньги за лечение. «Люди, забота о своём здоровье — это не трата денег, а инвестиция, которая почти так же важна, как насущный хлеб и воспитание детей. Здоровье — единственная вещь на свете, которую нельзя купить» — напоминает читателям МОСЛЕНТЫ доктор Папенченко.