Песни пубертатного периода

Фото: Кристине Папян / МОСЛЕНТА

В этом году департамент культуры решил запустить в город побольше свежей музыки. В мае первые 30 лицензированных групп начали играть в метро, а с середины июня в московских парках зазвучат из колонок записи российских, по большей части московских групп, присланные на открытый конкурс и отобранные экспертным жюри.

МОСЛЕНТА побывала на «Живом отборе» ста лучших композиций и поговорила с ведущим мероприятия и членами жюри, чтобы узнать, на каком уровне сегодня находится музыкальная самодеятельность в Москве. Сразу скажем - выводы неутешительные, но надежда есть.

Желая добиться максимального «эффекта погружения», организаторы поместили жюри в те самые условия, в которых отобранная музыка будет звучать. Посреди парка Эрмитаж, в светлом летнем кафе под огромной березой установили две колонки и сдвинули четыре стола, за которые усадили десять представителей московской музыкальной индустрии: от генерального директора Warner/Chappell Music Russia до программного директора «Серебряного дождя» и креативного директора Пикника «Афиши».

Понятно, что никаких человеческих сил не хватило бы, чтобы отслушать за день 1000 присланных на открытый конкурс треков, поэтому организаторы (Московский продюсерский центр) заранее отобрали из них 200 самых качественных. Но жюри предстояла тоже вполне героическая миссия: с 13:00 до 18:00 с одним перерывом на обед прослушать 200 музыкальных композиций, чтобы отобрать из них 100 лучших.

20bdb48c009a3d204fc26238272626bb22215e18
Фото: Кристине Папян / МОСЛЕНТА
  • Итак, мелодия прозвучала, выбор сделан, послушаем запись 46, композиция Вавилон,» — объявляет ведущий, но вместо музыки все блаженно слушают пару секунд тишины.

  • Так, не идет трек, тогда 47 номер, следующая исполнительница — На-адя. Не знаю даже, как правильно произнести, На-а-а-дя, наверно.

И гипнотизирующий женский вокал уносит нас всех далеко от парка Эрмитаж:

  • Ни смысла, ни желаний нет, Нет ни в чем...

Жюри отрешенно замирает, позабыв про отметки в листах, но ведущий вырывает всех из оцепенения новой бодрой подводкой:

  • Все, я уже вижу, решение принято! На этой страничке у нас еще есть Полина бэнд, послушаем номер 48-й.

Временами все дружно смеются: услышав заунывный трек, начинают обсуждать и за секунды приходят к выводу, что это - идеальный саундтрэк для Битцевского парка в полночь. Его сменяет песня группы «Каспий», первые же слова которой провоцируют новый взрыв хохота: «Я такой же, как и все, Только не совсем».

Иногда музыка с первых тактов уносит так далеко, что даже у ведущего уходит секунд 30, чтобы опомниться и назвать следующего участника. Но чаще трек слушают секунд по десять.

Рядом достраивают площадку для очередного фестиваля еды, поэтому обрывки музыкальных композиций чередуются с еле слышным, но навязчивым визгом «болгарки».

Когда, ближе к 90-му номеру, сотрудница Московского продюсерского центра предлагает определиться с приближающимся обедом и выбрать курочку или ягненка, заметного оживления не наблюдается. Всем понятно, что это только половина дистанции, а силы уже на исходе.

После сотого трека подают обед. Жюри выходит поразмяться и покурить, и появляется возможность задать собравшимся по несколько вопросов.

Александр Кушнир, генеральный директор PR-агентства «Кушнир Продакшн»

Я привык картинками мыслить, поэтому видение происходящего у меня сейчас такое: жюри, взявшись за руки, идет в лес. Но нам не сказали, что это не лес, а тайга, или там джунгли, может вернетесь, а может – нет. И мы идем туда, как герои Джека Лондона, потому что слышали, что где-то в чаще есть золото. Но как только мы в эти джунгли вошли - всех охватила легкая растерянность.

5cd0bb41f584d898f313f0c3acd61d436478ab9f
Фото: Кристине Папян / МОСЛЕНТА

Понравилось, что в списке встречаются уже устоявшиеся музыканты, знакомые имена: и «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки», и Артемьев, и Наадя, и «Полина бэнд», и «Команда 11». Но если говорить об остальной музыке, которая сегодня звучала...

Если взять какого-нибудь условного продюсера условной Kate Bush, например, и посадить сюда, то он сломается минут через двадцать. Причем нормально так сломается, на лечение потом целая бутылка виски уйти может. И никакими национальными особенностями такое не объяснишь. Сплошные песни пубертатного периода. Сто подмосковных блюзов.

Мы пока чудовищно далеки от среднего европейского уровня опен-эйра, уровня фестивалей Glastonbury, Primavera. За редким исключением у нас сейчас — нормальный, спокойный, устойчивый каменный век.

Очень смущает, что из 100 композиций, которые мы уже прослушали, в 99 — полное отсутствие самоиронии. Все это звучит, как саундтрэк к «Бурлаки на Волге». Очень серьезно, очень «глубоко»: где-то в середине первого свидания любовь разбилась, не успев начаться, и прёт мощнейшая достоевщина! Включают песню номер 59 - а мне кажется, что это все ещё песня номер 58 длится. В такие моменты мне начинают вспоминаться японские четверостишия из серии «все лужи замерзли. Грустно... Зачем я здесь».

A32b6f1ed60440a9e1303e53c1cac6a1b7ae7a27
Фото: Кристине Папян / МОСЛЕНТА

Но вообще это не смертельно. Да, для первого раза – неровно по музыке, а там посмотрим, что будет на втором, третьем конкурсе «Музыки в городе». В каком-то смысле мне это напоминает первые, самые ранние отборы на «Золотую шайбу». Но пока даже не уровень Гусь-Хрустального, где есть хоть какие-то хоккейные традиции.

Сейчас мы имеем большой охват разной музыки, но он пока броуновско-хаотичный. Акция пройдет, пройдет волна обсуждения первых результатов, все будут хвалить, я один – ругать, и это нормально. Но все же часть людей скажут себе: «Почему я, такой идиот, не послал свою запись?», - а из них процентов десять создают хорошую музыку. И я верю вот в эти десять процентов.

Так что я уверен — если традиция таких отборов сохранится, то музыку на конкурс будут присылать гораздо лучшего качества. Поэтому главные мои настроения сегодня — терпимость и доброта, доброта и терпимость. Иначе надо посылать курьера в хозяйственный за верёвкой и мылом.

Василий Зоркий, креативный директор Пикника «Афиши»

Организовано все сегодня классно: честно, открыто. И важно, что этот конкурс придумали и проводят: надо, чтобы русская сцена обновлялась, чтобы проходил впрыск живых музыкантов. Потому что невозможно так жить, когда 10 лет в стране одна Земфира существует, и ещё три с половиной музыканта.

Что касается прозвучавшего сегодня... Есть один положительный момент: люди научились качественно записываться. Технологии развились настолько, что даже средняя запись теперь не ужасающего качества, а вполне удобоваримого уровня. А по содержанию все звучавшее сегодня, за редким исключением – ужасно вторичное и одинаковое, кроме тех хороших команд, которые я и так уже знал. Певица Надя Грицкевич, «Бубамара брасс бэнд», Артемьев Паша — это из другой лиги ребята, музыканты не начинающие, а состоявшиеся, и хорошо бы, чтобы именно их крутили в парках. А остальные — миллиард клише. Пока ничего достойного я не услышал.

И кстати: пора уже запретить использовать в песнях слова: «взлететь», закрыть глаза», «увезу тебя», «заверну тебя в Океан», «наша весна», «в твои миры»!

10ee9854eefd32e513461c405ee848bc29be4688
Фото: Кристине Папян / МОСЛЕНТА

Вторая проблема: появляется группа, Бумбокс или Ёлка, например, - и тут же возникает ещё 400 групп, которые считают, что играть надо именно так. А это тупиковый путь! Я пока это все это слушал сегодня, возникло впечатление, что это не 200, а несколько групп подали по 50 заявок каждая, только под разными названиями. Мысли никакой нет, и это в целом - самая большая проблема современной российской музыки. Все говорят, что не работают технология и индустрия, а на самом деле просто нет песен.

Ведь именно песня все решает — не такая, как у других, и при этом искренняя: Вася Обломов написал «Еду в Магадан» и сразу стал известным, Петр Налич написал когда-то «Гитарр, гитарр» - и проснулся знаменитым. Сейчас же этого не происходит. У всего, что мы сегодня слышали, в основе примитивная русская дворовая гитарная школа: аккорд ля — аккорд ми, и так по кругу. Но слушать это больше уже невозможно. И всё время в нос зачем-то поют. Эта английская манера пения не работает в России! Тут так не нужно петь! Не про нас вся эта музыка усталых людей, которые записываются, якобы прожевав ананас, якобы на вилле, а на самом деле — после работы, где-нибудь в Ступино.

Хотя, повторюсь, что общий уровень качества записей вырос, и это приятно. Самое сильное моё впечатление - 200 (двести!) групп мы слушаем сегодня, как я понял, в основном московских. Я-то думал, их штук 30 наберется всего, тех, кто в состоянии качественную запись прислать.

119a51bbfbf2c19f869f48bc20cc01ab8e4b789c
Фото: Кристине Папян / МОСЛЕНТА

Влад Жестков, актер, ведущий «Живого отбора»

Конкурс сегодня классный проходит, я считаю. Потому что в парках, в скверах сейчас в основном играет попса, которую однозначно надо разбавлять качественной музыкой. И еще круто, что выбирают не из звезд, которые звучат на радио, ТВ, а дают возможность продвинуться неименитым исполнителям, группам.

Из того, что уже слушали сегодня, хочу отметить Стаса Лето с его позитивнейшей музыкой. Я с ним выступал несколько раз, каждый раз искренне радовался, и приятно будет, если в парках будут играть его песни. Даже хотя бы одна.

Понятно, что мы сегодня не ставим композиции целиком. Ведь чтобы песня понравилась, ее надо прослушать несколько раз. Но все равно легко понять, какие из этих трэков для летнего парка подойдут, а какие нет. Критерий для меня простой - если дети их услышат и, мягко говоря, офигеют - не годится!

Да и формат сегодня очень стильный: вопрос решается не в кабинетах, а в парке; люди слушают музыку там, где она будет звучать. И так гораздо понятнее, какую музыку ты хотел бы здесь слышать, а какую – нет. Шикарный формат! Большинство заседаний правительства можно по этому принципу переносить на профильные площадки. Обсуждаете строительство — на стройплощадку. Качество принятых решений вырастет в разы, я уверен.