04 марта 2016 в 18:30

Природа подсказывает как изменить Москву к лучшему

Уроки зимы
Аркадий Гершман

Многие привычные для нас вещи изначально были подсмотрены у природы, взять, к примеру, самолёт и птицу. Уж так вышло, что лучше самой природы дизайн придумать сложно. Поэтому, наблюдая за естественными процессами, можно подметить важные моменты, которые упростят, или даже сохранят, кому-нибудь жизнь. Не зря наблюдение - один из методов исследования. И на днях погода дала москвичам замечательный шанс наблюдать как положительные явления, так и отрицательные.

Первое, что нам очень хорошо показывает результат снегопада - это неиспользуемое пространство на дорогах. На фото пример из Сокольников. Чтобы вы понимали там, где стоит девушка в красных наушниках - кончается тротуар.

Фото: Аркадий Гершман

Это место просто выпадает из пользования, простаивает, не приносит прибыль - называйте эти излишки как хотите, но в нормальном городе такое должно сводится к нулю.

Аркадий Гершман

По одной из версий, именно так и была придумана дорожная диета - когда слишком широкие дороги сокращали, отдавая место пешеходам, под озеленение или другое благоустройство.

Аркадий Гершман

Более того, впоследствии выяснилось, что узкие полосы безопаснее для окружающих, так как успокаивают трафик. Примерно так же появились и островки безопасности.

Аркадий Гершман

Тротуар стал больше в два раза.

Аркадий Гершман

Согласитесь, ничего фантастического. Однако даже после реконструкции на московских улицах всё ещё остаются выпавшие из общего пользования места.

Аркадий Гершман

Мясницкая улица.

Reload
1 / 2

Фото: Аркадий Гершман

Мясницкая улица без снега.

Reload
1 / 2

Фото: Аркадий Гершман

Природа подсказывает, что тротуар нужно делать непрерывным, без разрывов. Иначе он превращается в канаву.

Reload
1 / 2

Фото: Аркадий Гершман

Урок номер три. Точнее даже не урок, а наглядное подтверждение моего недавнего поста про тракторы и их бесполезность в городе.

Reload
1 / 2

Фото: Аркадий Гершман

Тракторы не только шумные, вонючие и некрасивые, но и слишком большие, они элементарно не проходят во многих местах. В результате мы видим полностью или в лучшем случае частично неочищенные тротуары.

Аркадий Гершман

Люди не летают, поэтому почистить 90% улицы не значит почистить улицу и сделать передвижение комфортным. Пока что пешеходы чувствуют себя скорее лишними на улице, чем полноправными жителями. И да, это не тротуары плохие и знаки понаставили всякие, - это коммунальные службы не справляются. Они должны подстраиваться под город, а не наоборот.

И раз заговорил про уборку, то стоит лишний раз напомнить, что она отвратительная.

Аркадий Гершман

Никого не волнует, как люди будут здесь ходить.

Аркадий Гершман

Я молчу про инвалидов, здесь даже обычный человек с чемоданом не пройдёт.

Аркадий Гершман

В итоге люди сами себе проделывают проход.

Аркадий Гершман

Главный коммунальщик Москвы неоднократно говорил, что столица от реагентов не откажется, так как наработан большой опыт и все к ним привыкли. У меня в университете это называли «исторически сложилось» - когда аргументов нет, но нужно выглядеть важно. Естественно, Москва не справится без «коктейля Лужкова», ведь даже после уборки на тротуаре остаётся снег, который стаптывается и превращается потом в лёд.

Аркадий Гершман

Это позволяет меньше и хуже работать, а также больше осваивать.

А там, где добросовестно убирают (при том сами владельцы магазинов), нужды в химии попросту нет.

Аркадий Гершман

Также есть большая проблема с приоритетом уборки. Все стараются угодить автолюбителям, ведь они слабые и беззащитные, в то время как человек надёжно стоит на четырех опорах и вокруг него железный каркас. Ещё он влаго и огнепуленепробиваем.

Reload
1 / 3

Фото: Аркадий Гершман

Зато в городе сразу видно, где дворник хороший, а где не очень.

Reload
1 / 2

Фото: Аркадий Гершман

Вечером, кстати, тут проехал «дешёвый и эффективный» трактор. Стало лучше, да.

Аркадий Гершман

И ведь ничего нового я тут не открыл: наблюдай, думай, действуй. Но иногда куда проще сидеть на одном месте в позе под называнием «не вижу и не слышу», придумывая тысячу отговорок, чтобы ничего не делать.

Аркадий Гершман