Спасение бегством

Фото: Алексей Белкин / ТАСС

Тесный хостел в центре Москвы стал убежищем для Ангелины де Майр, её месячного сына и мамы. Они сбежали из Германии незадолго до рождения ребёнка — понимали, что его отберут органы опеки, как это произошло с двумя старшими: четырехлетним Джейми и двухлетней Эбби. МОСЛЕНТА навестила семью, чтобы узнать подробности очередного скандала с детьми мигрантов из России.

Ангелина жила в России, на Алтае, до трёх лет. В Германию, к родственникам, вместе семьёй она уехала в 1995 году. Там вышла замуж за немца и родила двоих детей, которые, как и она, получили двойное гражданство.

Начало трагедии

Проблемы начались два года назад. У Эбби, которой на тот момент было всего три месяца, опухла ножка. Ангелина и её муж Даниель отвезли ребёнка в больницу. Ренгтен показал несколько трещин кости.

«Нам сказали, что мы брали ребёнка за ногу, крутили её и били об стенку. Когда нам показали снимки, то там было написано, такие страшные переломы... И тут же указано, что никаких гематом нет, синяков нет. Сделали МРТ головы — чистая, никакого сотрясения, никаких кровоподтёков внутренних, — вспоминает молодая мама. — Мы точно знаем, что не били. Думали, как такое может быть... Может, когда грудью кормила ночью, могла придавить. Но власти это сразу же отвергли».

В итоге забрали не только Эбби, но и Джейми, который на два года её старше. «Снимки мне быстро показали на компьютере, где ничего нельзя было толком разобрать. Сразу заставили привезти старшего сына, и тут же их забрали. Ребёнок старший орал, вцепился мне в ногу, но его оторвали и тут же увезли», — рассказывает Ангелина. Говорит она немного медленно - видно, подбирает русские слова.

66113ea7881d86b28a28928adc2246eebf9077a5

Ангелина Майр

Фото: Криcтине Папян / МОСЛЕНТА

Откуда у Эбби трещины, точно ответить не могут ни врачи, ни родители. Её бабушка по маминой линии Елена Квиринг предполагает, что это редкая болезнь: анализы выявили, что в организме малыша не достаёт витамина D. Врачи согласились проверить пациента на несовершенный остеогенез — «синдромом хрустального человека» — но диагноз не подтвердился. Именно при «хрустальной болезни» очень часто и ошибочно говорят о причинении побоев ребёнку.

Уже два года де Майры обращаются в различные инстанции и даже судятся. «Когда забрали ребятишек, сразу было возбуждено уголовное дело. Но через некоторое время его приостановили — за отсутствием улик. Полиция домой приходила, всё обыскала, пытались найти капли крови, какую-то информацию искали в ноутбуке, в телефонах. Но ничего не нашли», - рассказывает мать Ангелины, Елена.

Она на правах бабушки тоже обращалась в суд в надежде, что внуков отдадут ей, но ничего не получилось. «Они говорят, вдруг это вы избивали детей или знали, но молчали. И так говорят всем родственникам, которые тоже хотели помочь», - поясняет она.

Сейчас старшие дети уже переданы в чужие немецкие семьи. Биологическим родителям разрешено встречаться с ними один раз в месяц — на час. При этом уголовное дело так и не расследуется, а суды продолжаются.

Вариантов не осталось

Когда Ангелина и Даниель активно судились за старших детей, они узнали, что ждут третьего ребёнка. А и когда это уже нельзя было скрывать, на беременность немедленно обратили внимание органы немецкой опеки. И заявили: новорожденного тоже заберём.

«Когда они нас так предупредили, мы сразу стали думать, что надо что-то делать. Потому что нам и двоих детей отстоять очень сложно, даже не знаю, сколько нужно на это времени. А если ещё и третьего сразу заберут, то мы просто не переживём это», — говорит Ангелина.

Юристы посоветовали ехать в Россию. Даниель остался в Германии, чтобы хоть изредка, но встречаться с детьми. Ангелина с мамой Еленой прилетели в Москву. Здесь они написали письма в МИД, российское посольство в Германии и другие официальные органы. Дожидаясь ответа, уехали на юг в поисках нового дома.

«Мы приехали в Крым, потому что детям нужен витамин D. И собирались сюда переселиться сразу после того, как вернём детей, нам же надо было посмотреть, куда ехать. Так получилось, что рожать пришлось на полуострове. Нам помогли местные власти. Но оказалось, что мы сделали только хуже», — объясняет Елена.

Дело в том, что Никита автоматически получил крымское свидетельство о рождении. С учётом непризнанного международным сообществом статуса полуострова возникает большое число юридических сложностей. «Он имеет право на немецкие гражданство, так как оба его родители - граждане ФРГ. Но с юридической точки зрения малыш ещё не родился: немецкие власти отказываются признавать российское свидетельство о рождении. Когда мы обратились в посольство Германии в РФ, нам велели обращаться в посольство в Киеве», — пытается объяснить бабушка.

Конечно, ехать с ребёнком куда-либо за пределы РФ де Майры не собираются. Его заберут без всяких разбирательств, они уверены. «В решении суда, которое было вынесено до рождения Никиты, закреплено, что как только Ангелина пересечёт границу Германии, ребёнка заберут, так как в семье ему угрожает насилие», — говорит Елена.

Призыв о помощи

Сейчас де Майры живут в небольшом московском хостеле. Чистая комнатка, два на четыре метра. Пока никто из российских чиновников не ответил на призыв о помощи, они обращаются к журналистам — пытаются привлечь внимание. «Нам нужна юридическая и дипломатическая помощь. Мы уже обратились и к Валентине Матвиенко, и к Павлу Астахову», — уточняет Елена.

Дело осложняется тем, что органы опеки Германии считают Никиту украденным ребёнком. «Мы подали уже жалобу на решение по изъятию Никиты, дело будет рассматриваться в августе. Конечно, на заседании должны присутствовать родители, поэтому, наверно, я останусь здесь с маленьким», — отмечает бабушка.

Fa18a7cfa6628790474940636a58217f41b6c090
Фото: Криcтине Папян / МОСЛЕНТА

Надежду на возвращение двух старших детей де Майры тоже не теряют. Назначена очередная экспертиза, впереди — Европейский суд по правам человека.

Четырехлетний Джейми, конечно, узнаёт родителей, с двухлетней Эбби - сложнее. Видятся они всё реже. Сначала супругам разрешали встречаться с малышами раз в неделю на час, потом раз в две недели, а сейчас и вовсе раз в месяц. Это потому, что детей уже забрали из временных семей (кстати, разных) и отдали в постоянные. В таком случае забрать их сложнее — считается, что они привыкли к новым родителям.

«С приёмными родителями мы не разговаривали про нашу ситуацию, они, наверное, ничего не знают, — полагает Ангелина. — Потому что органы опеки всегда с нами рядом. Всегда и везде стоят, слушают, о чём мы говорим».

Правовая оценка

За юридической оценкой сложившейся ситуации МОСЛЕНТА обратилась к прокурору Крыма Наталье Поклонской. «Если мать является в том числе и гражданкой Российской Федерации, то как другое государство может требовать у неё этого ребенка? Это какая-то ерунда, — считает она. — Мы готовы отстаивать права и интересы несовершеннолетнего ребенка, поскольку одним из приоритетных направлений деятельности прокуратуры РФ является надзор за соблюдением прав несовершеннолетних. А на этого ребенка распространяются такие же права. И, по большому счету, неважно его гражданство. Если его родители живы, вменяемы, дееспособны, с ребёнком хорошо обращаются, то государство не должно отнимать его».

Крымский прокурор назвала бредом требование немецкой стороны решать все вопросы по ребёнку, родившемуся в Крыму, с Украиной. «Киев сейчас никакого отношения к Крыму не имеет. Все вопросы, которые связаны с соблюдением законодательства либо с нарушением чьих-либо прав и законных интересов в Крыму, решают правоохранительные органы Российской Федерации», — в очередной раз подчёркивает Поклонская.

Юрист, профессор кафедры права ЕС Университета имени Кутафина Пауль Калиниченко, в свою очередь, опасается, что при нынешнем состоянии российско-германских отношений подключение Москвы может даже ухудшить положение вещей. «В немецких СМИ недавно прошла информация даже о якобы государственном плане, который разработал Кремль для подрыва авторитета властей Германии, — поясняет он. — На таком фоне подключение Кремля к процессу точно не даст ничего хорошего».

Между тем, надежда остаётся. К истории подключается всё больше сторон. После завершения всех тяжб семья де Майр намерена навсегда вернуться в Россию, скорее всего в Крым. Глава семейства Даниель уже учит русский. Елена и Ангелина не исключают, что у немецких властей предвзятое отношение к ним, потому что они из России.

Кстати

Немецкие СМИ неоднократно обвиняли Москву в раздувании скандалов, связанных с миграционным кризисом в Германии, ради своих политических интересов. Последняя громкая история была связана с делом 13-летней русскоязычной девочки Лизы, которая якобы подверглась групповому изнасилованию со стороны восточных мигрантов.


Елена Богданович, Алексей Коновалов