Монологи стюардесс

Фото: Кристине Папян / МОСЛЕНТА

Как посмотреть 60 стран за 3 года, какие зарплаты в бизнес-авиации, как относятся мужья к девизу «первым делом самолёты» и когда пользоваться яркой помадой – МОСЛЕНТА собрала смешные, удивительные и трогательные истории участниц конкурса «ТОП самых красивых стюардесс России».

История первая: Кузина Алеся, бортпроводник, компания «S7» (член жюри)

Две короны

В этом конкурсе я принимала участие дважды, и теперь у меня две короны. Одна — золотая, которую я получила в прошлом году за первое место. Она останется у меня навсегда, буду с гордостью показывать своим детям и внукам. А вторая — игрушечная, дочь подарила после первого конкурса со словами: «Мама, теперь у тебя есть своя корона». Тронула меня до слёз. Обе короны у меня рядом хранятся.

Авиакомпания напечатала мою фотографию и обращение в бортовом журнале. Пассажиры узнают, начинают задавать вопросы, восхищаются «королевой стюардесс». А я — скромная, поэтому всегда отшучиваюсь, что это просто двойник мой. Разумеется, мне не верят - все же видят бейдж с той же фамилией, что и в журнале.

На этот раз я сидела в жюри, но опять сильно волновалась, вспоминая свои выступления. Девушки на сцене сегодня поразили своей искренностью. Это смотрелось выигрышно. Человек должен быть таким, какой есть, наигранность всегда видна.

Небесная трасса

Эта работа нашла меня абсолютно случайно. Другой я теперь себе и не представляю. С любовью к небу можно родиться, а можно даже не мечтать о том, чтобы летать, но в какой-то момент влюбиться в нашу профессию окончательно и бесповоротно.

Подходящих для этого моментов предостаточно. Например, ты смотришь в иллюминатор и видишь, как на километр ниже летит встречный самолет, а выше — еще один, по твоей траектории. В такие моменты приходит завораживающее ощущение, что ты — на небесной трассе. Уверена, что даже самый чёрствый человек в состоянии почувствовать, сколько в этом романтики.

А есть еще такие города, в которые летишь, и с одной стороны восходит солнце, а с другой — еще темнота. Я обожаю эти моменты! Или недавно в Таджикистане передо мной было солнце, а позади — полная луна, безумно красиво!

Знакомства на борту

У меня не то направление, где стоит искать богатого мужа. Рядом может сидеть олигарх, но он не посмотрит на тебя, потому что летит по делам и весь в этих делах.

А вообще, мужчины в небе больше настроены на флирт. За четыре с половиной года работы в авиакомпании со мной не раз знакомились, не раз просили оставить номер телефона, спрашивали, замужем ли я. Отвечаю всем только правду: дочери шесть с половиной, я замужем.

Главное оружие

В нашей профессии нужно любить людей, не делить их на плохих и хороших, а ко всем относиться позитивно, иначе работа будет только в тягость, и никакие красоты за бортом не спасут. Не было ситуации, чтобы я не смогла найти контакта с пассажиром. Наше главное оружие, которое действует безотказно и постоянно выручает, — это улыбка.

Некоторые пассажиры относятся к нам потребительски, как к обслуге, официантам. Мы не официанты, и такое отношение, коненчо, задевает. Первая и главная задача бортпроводника — обеспечение безопасности полета. Мы, по сути, спасатели, и при этом частично выполняем функции обслуживающего персонала. Хотелось бы, чтобы люди это понимали.

Периодически приходится оказывать помощь на борту: при сердечном приступе, например, когда пассажир сидит синий… У меня в голове сразу включается как будто тумблер, счётчик: я докладываю, быстро за спецоборудованием, аптечки, суета. Потом всегда переживаю, думаю, как всё у человека сложилось? Но, к сожалению, нам не дают такую информацию.

Всегда в движении

Я пошла работать, когда дочке было два года. Первые месяцы болела: кондиционер в самолете, постоянная смена климата, — в результате часто простужалась. А теперь, если и болею, то раз в год, и сил на всё хватает - вот весной, например, в первый раз участвовала в номинации «Фитнес-бикини», трижды вышла в топ-15, но в шестерку лучших пока не попадала. Осенью намерена взять кубок.

Мне нравится такой образ жизни, когда ты постоянно в движении, всё время чем-то занят. Три раза в неделю я хожу в тренажерный зал, а в месяц соревнований — пять. Не важно, когда рейс, ночью или утром, я успеваю в зал до или после полета.

Дочь раньше говорила, что станет стюардессой, а в шесть лет поменяла решение, категорично — только пилотессой. Она сказала: «Мама, мы будем вместе летать, и я буду тобой командовать!»

История вторая: Евгения Мизонова, старший бортпроводник, авиакомпания «Россия»

Повышенное внимание

Сейчас мне нельзя использовать яркую помаду и лак для ногтей, колготки — только бежевые или чёрные. Обязательно — часы с секундной стрелкой и на чёрном ремешке. И с прической тоже строго — только пучок, а если каре, то не должно касаться воротничка.

У нас нет инструкций насчёт того, как себя вести с пассажирами, которые обращают на нас повышенное внимание, спрашивают номер телефона. Всё на наше усмотрение. Естественно, когда отказываешь, это надо делать деликатно.

Мужья не против

Стандартный норматив налёта — 80 часов в месяц. Только две-три ночи в неделю я дома. А случаются командировки и по две недели, чёткого графика нет: иногда прилетела, 24 часа отдохнула и снова в рейс. Казалось бы, о какой семейной жизни тут может идти речь, но я знаю много примеров, когда мужья терпят такой график жены.

Но мне нравится эта спонтанность, необходимость постоянно быть готовой сорваться куда угодно. Момент непредсказуемости — самый интересный в работе, ведь каждый рейс не похож на предыдущий: разные экипажи, разные пассажиры, разные города. Я посмотрела много стран, включая далекие Японию и Австралию, и если раньше хотела перебраться жить за границу, то теперь полюбила родину и решила здесь остаться. Люблю Россию и всё.

История третья: Юлия Зайцева, бортпроводник, авиакомпания «Азур Эйр»

Разворотные рейсы

Я с Кавказа, из Черкесска. В Москве уже три года, а в авиации — два. Работаю в чартерной компании, мы возим туристов в Тунис, Дубай, Доминикану, Вьетнам, Таиланд… В Европу у нас разворотные рейсы: прилетели, часок постояли и улетели.

Успеваешь только аэропорт посмотреть и проникнуться желанием увидеть больше, так что буду возвращаться за свой счёт. Но большинство рейсов — командировки, из которых домой возвращаешься только через 20–30 дней, и всё это время летаешь за границей или отдыхаешь там от перелётов.

Яркая помада

Яркая помада раньше была для меня чем-то невообразимым, я не решалась ей пользоваться. А на моей работе её настоятельно рекомендуют носить, потому что красный — один из цветов нашей униформы. В итоге я к ней приучилась. Уже и не на работе, бывает, ей пользуюсь.

От темного маникюра пришлось отказаться полностью, зато когда иду в отпуск, отрываюсь по полной с разными лаками для ногтей! И по инструкции у нас должен быть «твердый устойчивый каблук не выше пяти сантиметров» (цитирую), так что я особенно стала ценить возможность надеть туфли с высоким каблуком.

Первым делом самолёты

Я помолвлена и не хочу ни с кем знакомиться, телефон и почту не оставляю, но практически после каждого рейса пассажиры как-то меня находят в социальных сетях. Прилетаю домой, и мой молодой человек наблюдает, как один за другим мужчины присылают мне запросы на добавление в друзья. Мы давно вместе, и поначалу он сильно ревновал, но теперь относится к этому нормально, потому что видит, что я никого не добавляю и не переписываюсь.

В среднем дома я провожу неделю в месяц — это очень мало, я согласна. И мой мужчина мечтает, что я уйду из авиации, но я пока не готова попрощаться с этой профессией. Он мирится, ждёт меня, скрепя сердце. Так и живем.

Когда кто-то из коллег говорит: «Я налеталась, ухожу. Отрабатываю последнюю пару недель и увольняюсь», — по мне пробегают мурашки. Как можно уйти? Каждое утро встречать в другом городе — это же такой кайф!

История четвёртая: Олеся Щепина, бортпроводник, компания «Аэрофлот»

Полтора года в небе

Теперь мой любимый цвет - красный, как моя форма. После того, как я пошла работать, я постепенно стала покупать всё красное: туфли, платья, пиджачки. И губы стала красить ярко.

Всегда восхищали самолёты. В детстве, когда они пролетали над моей деревней в Саратовской области, я постоянно смотрела и думала: «Как красиво летит, просто нереально!» И до сих пор, когда сижу дома, сразу чувствую — самолет летит. Выхожу на улицу - и правда, стою и смотрю на него. И в отпуске мне снятся самолеты, представляете?

Я летаю полтора года и так рада! Первый раз так долго работаю: на земле обычно было три месяца, максимум четыре, и всё. С 14 лет работаю, то официантом устроюсь, то барменом. Кстати, я окончила модельную школу, была вице-мисс Орехово-Зуево.

В 11 классе параллельно работала секретарем школы, а как отучилась, сразу записалась на медкомиссию - хотела в небо. Лор меня не пропускала, и я сделала операцию — пришлось под нож лечь, чтобы попасть в авиацию.

Хотя, если мой парень скажет: «Олесь, давай, всё — женимся, уходи в декрет и сиди дома», — то, знаете, я выберу семью.

Любимый самолёт

Раньше летала в Европу, а теперь по России. Так мне даже больше нравится. На внутренних рейсах я летаю на Sukhoi Superjet 100 — это мой самый любимый самолет, мне уже кайф просто от того, что я на нем нахожусь. Взлет, турбулентность, посадка — мне на нём в любой ситуации хорошо. Опять же, Россию можно посмотреть: Красноярск, Мурманск, Барнаул, Абакан. И отпуск большой — 75 дней в году. В отпуск я всё же могу и оставить ненадолго Россию, например, недавно летала в Испанию на матч «Барселона — Реал», видела Криштиану Роналду.

Союзы, заключённые на небесах

Бывает, на борту стюардессы знакомятся с продюсерами и потом становятся актрисами. У меня подружка познакомилась на рейсе с молодым человеком, на следующий день он сделал ей предложение. Живут уже два года в мире и согласии, она по-прежнему летает.

Если стюардесса выходит замуж за пилота, можно написать заявление и работать вместе. Но если есть дети — уже нельзя: мало ли что, ребенок должен остаться хотя бы с одним из родителей.

История пятая: Анна Мартини, бортпроводник бизнес-авиации, компания «Джет-Сервис»

Дочь стюардессы

У меня и мама была стюардессой, и бабушка — ещё в советском «Аэрофлоте». Я поглядывала иногда на вакансии бортпроводников: «Тут — нет, тут — требования непонятные…» Работала в кол-центре банка. Потом увидела очередное объявление о наборе стюардесс, подумала: «Давай попробую».

И у меня получилось. Тогда на кастинг пришло почти 500 участниц, из которых отобрали 88. Прошли медкомиссию и приступили к обучению 44 девушки, одной из которых оказалась я. Мама меня не отговаривала от профессии бортпроводника. Но настойчиво спрашивала «Ты уверена, что оно тебе надо? Ты понимаешь, что оставишь там здоровье?».

Лётный врач осматривает персонал каждые полгода. Каждый год — тотальная медкомиссия, анализы и другие исследования.

Как попасть в бизнес-авиацию

Поработав в гражданской авиации и убедившись, что без дополнительного обучения дальше не продвинусь, я пошла на курсы. И когда их окончила, для меня открылся мир бизнес-авиации.

Пока я работала в гражданской авиации, побывала в пяти странах, но увидела их поверхностно. А за три года в бизнес-авиации — 60 стран. Причём здесь знакомство с новым государством не все выдерживают, настолько оно близкое, настолько там другая реальность.

Многие знакомые, которые пошли в Emirates, Etihad, Qatar Airlines, сбежали, бросив все — не смогли ужиться с восточным менталитетом. Другие смогли и выросли, и работают старшими бортпроводниками. Кто-то пошёл дальше и ушёл в Qatar Executive — это уже катарская бизнес-авиация. Платят там от 2 000 евро в месяц, а в отечественной бизнес-авиации — от 80 тысяч рублей.

Хозяйка судьбы

С этой работой можно даже не мечтать стать хозяйкой собственной судьбы. 20 дней в месяц я фактически — собственность компании: летаю, куда мне говорят, и помимо стандартной работы постоянно выполняю квесты из разряда «найди то — не знаю что».

Биоритмы просто отсутствуют: спишь и ешь не тогда, когда хочется, а когда есть такая возможность. И бывает, 72 часа не можешь поправить макияж, поспать и принять душ. Ты не знаешь, в какой стране завтра окажешься, где будешь спать и что есть, кто будет твой пассажир и что он у тебя попросит. Бывает, стоянка минимальная, а тебе надо искать борщ на Бали.

В оставшиеся 10–11 дней у меня есть двое мужчин: муж и сын, которые тоже постоянно требуют моего внимания. И как в такой ситуации можно принадлежать себе? Быть диктатором в отношениях? Не представляю себе такого. У нас в семье муж — лидер.

На частном самолете я могу быть одна, а могу работать в паре со второй стюардессой — главной или помогающей, по-разному. Важно быть гибким, и знать, что сегодня я — рядовой, завтра — старший, послезавтра — снова рядовой. Главное — короны не должно быть.