Ямайский звук легализован

Что происходит
Фото: Электромузей в Ростокино

МОСЛЕНТА побывала на регги-фестивале в парке «Ростокинский акведук», и узнала у организаторов, как на афише мероприятия появился логотип департамента культуры Москвы.

Иду на звук

Если ехать по проспекту Мира из центра, Ростокинский акведук ненадолго покажется среди деревьев справа, сразу после того, как слева проплывет памятник рабочему и колхознице. Вблизи эти свежевыбеленные кирпичные арки с деревянной галереей наверху смотрятся, как странная реплика китайгородской стены, к которой какой-то могучий Сальвадор Дали от архитектуры приставил слоновьи ноги.

Середина рабочей недели, закат, и чем ближе акведук, тем громче становится музыка. Я здесь, потому что пару дней назад наткнулся в соцсетях на невероятного вида афишу: ямайский флаг с логотипом департамента культуры Москвы в левом верхнем углу и крупной надписью: «AQUEDUB — фестиваль ямайской саундсистемы в парке Ростокинский акведук».

Как такое вообще возможно? Это же Москва, а не Лондон! Я что, проспал культурную революцию? Подобное ощущение у меня было только раз, лет пять назад, когда в новостях показали лидера «Ночных волков» Александра «Хирурга», обучавшего Владимира Путина премудростям езды на тяжёлом «Харлее».

И вот я у акведука, иду на звук, чтобы выяснить, как давно позитивные вибрации с Ямайки проникли в сердца работников департамента культуры Москвы.

Танцы

Под одной из арок выставлена стена из жёлтых колонок. На ближайшей ноге акведука, как браслет на щиколотке — крупная растяжка с той же афишей на ямайском флаге, правда, угол с логотипом загнут за край и его почти не видно. Справа от колонок — диджейская будка с парой виниловых вертушек и микшерным пультом. Коротко стриженный мужчина в очках ставит очередную пластинку.

Перед саундсистемой — человек сто. Они сидят на газоне или расслабленно ходят туда-сюда, танцуют только несколько девушек. Единственный охранник пенсионного возраста маячит у всех за спинами на почтительном отдалении. Собравшиеся молоды и выглядят вполне обычно, растаманов с косичками-дредами всего человека четыре.

44e9fb49059a378ecea3d0ef48f129a6baaa4278
Фото: Электромузей в Ростокино

К саундсистеме, широко улыбаясь, подходят гуляющие пары и мамы с детишками, некоторые отчаливают минут через пять, но многие остаются. В какой-то момент под ямайские ритмы бодро прыгают только дети, а народ продолжает прибывать и рассаживаться. После 21:00 музыка постепенно становится всё более зажигательной, и танцевать к колонкам выходят все собравшиеся. Гору рюкзаков оставляют под присмотром ребят с африканскими барабанами, которые незаметно вливаются в вечеринку, поддерживая её живым ритмом.

Глядя на происходящее, я вспоминаю, что когда-то смотрел документальный фильм про саундсистемы, из которого запомнил только, что в 70-ых по ямайским городам и весям колесили грузовики и микроавтобусы с комплектами колонок для организации танцевальных вечеринок в провинции. В Советском Союзе, кстати, несколько раньше происходило нечто подобное, но, так как у нас «главным из искусств» считалось кино, по колхозам ездили «Кинопередвижки» на базе грузовых ГАЗ-52, позволявшие устроить кинопоказ в любой глуши.

Танцы под акведуком заканчиваются ровно в 22:00. Пока парни с дредами оттаскивают колонки к машине, я вычисляю у диджейской будки двоих организаторов. Это Михаил, который ставил пластинки, и Алексей, который весь вечер снимал происходящее на камеру. Они-то и рассказали мне, каким чудом на афишу только что закончившегося мероприятия попал логотип департамента культуры.

Алексей Шульгин, художник, куратор «Электромузея» в Ростокино

«Электромузей» находится в пяти минутах ходьбы от акведука, на улице Ростокинская, дом 1. Это муниципальная галерея, часть объединения «Выставочные залы Москвы» при департаменте культуры. Так как сегодня мы выступали в качестве организаторов, на афишу поставили и логотип «Электромузея», и логотип департамента.

Acbb6e55aef952705cb8943a0f4db489dcb3346c
Фото: из личного архива Алексея Шульгина

Как получить площадку в парке

Я — из новой команды, которая два года назад пришла в загибающуюся муниципальную галерею «Ростокино» и сделала из неё принципиально новое пространство — «Электромузей». Вначале это было единственное место в России и Москве, целиком посвященное медиаискусству во всех его проявлениях. Мы совместно с Soundartists.ru организовали единственную в России галерею многоканального звука, установив по периметру специального помещения восемь высококачественных звуковых мониторов, и показывая многоканальные звуковые инсталляции и композиции. Главная наша миссия — поддерживать отечественных медиахудожников. Мы, например, сделали первую персональную выставку самого молодого и известного в России медиахудожника Дмитрия Морозова. Другой полюс нашей работы — недавно прошедшая выставка полотен Владимира Дубоссарского, которые он написал с фотографий своих друзей в Facebook.

В дополнение к основной работе мы постоянно проводим вечера саунд-арта, электронной музыки. И в какой-то момент стало понятно, что в музее сложился «клуб по интересам», но он существовал как некий междусобойчик, а это неправильно. И мы решили, что было бы здорово вынести наши мероприятия в город. Тем более, что рядом простаивает готовая площадка — чудесный парк с арками акведука, с видом на «Рабочего и Колхозницу». Он принадлежит и подчиняется парку Сокольники, мы связались с администрацией и объяснили, что хотим проводить мероприятия. Они сказали: «Давайте, очень даже хорошо, что вы готовы наладить там культурную программу».

Прошлым летом мы провели в парке первый фестиваль — «Электропикник», представили молодых музыкантов и видеохудожников. Сразу стало понятно, что белая стена акведука — отличный экран для проекций. С тех пор мы организовали и провели здесь уже несколько фестивалей и программ.

Соединение с природой

Я очень доволен, как развивается наша деятельность на открытом воздухе. Потому что клубных, музейных, галерейных событий много, но чего-то им не хватает... Холодность какая-то в них заложена, что ли? А на наших мероприятиях можно видеть соединение электронного искусства, образованого при помощи компьютеров и других цифровых и аналоговых устройств, с природой, архитектурой, городской средой. Они очень хорошо друг друга дополняют.

В принципе у нас получилось объединение горизонтальной и вертикальной структур: мы — официальная институция, подчиненная департаменту культуры. И это дает нам, как организаторам, определенные юридические и бюрократические возможности. И в то же время мы общаемся с большим количеством художников, музыкантов и тех, кто занимается сейчас цифровым искусством. Они представляют современное, живое искусство в нашем городском пространстве.

Наши мероприятия объединяют много форматов, обычно лежат между чёткими границами современного звукового и визуального искусства, и именно это привлекает интересную аудиторию — людей, которым не интересны обычные концерты на площадке в парке.

Сначала лекция, потом выступление

Фестиваль ямайской саундсистемы сегодня прошёл великолепно. И именно из-за некомерчекого мероприятия сложилась отличная атмосфера: посещение — бесплатное, реклама вся — только через анонсы в сети.

Ребята из Lion Posse Soundsystem, которые выступали сегодня, полгода назад по нашему приглашению провели лекцию в «Электромузее». Ямайские саундсистемы — это, по сути, прообраз, «корни» современных звуковых систем, с которыми устраивают загородные музыкальные фестивали, трансовые оупен-эйры. А даб, родившийся в 1970-х из регги, был очень важным периодом доцифровой музыки, и повлиял на электронное искусство. Потому что звукоинженеры, которые делали эту музыку, многое изобрели: лупы, сэмплы, экспериментальное редактирование магнитной пленки, которую они резали, переклеивали, пускали задом наперед. Сейчас это — неотъемлемая часть звуковой и медиакультуры. Обозначив этот момент в лекции, мы продолжили наше общение, организовав даб фестиваль.

Миссия «Электромузея» — вести культурную деятельность по всем возможным фронтам, потому что медиаискусство практически всегда выходит за границы выставочного зала. Художники по всему миру делают art in public space — искусство в городской среде, что тоже можно считать медиаискусством, ведь эти события существуют потом в интернет-среде в виде записей. Гораздо больше людей узнает о них из документации, репродукции, чем побывав непосредственными зрителями. Так что нам сам Бог велел выходить к горожанам, к архитектуре, в парки. Мы выложим отснятое видео, и даже тем, кто не пришел, но увидел запись, тоже станет хорошо.

Михаил Клюев, селектор Lion Posse Soundsystem - первой ямайской саундсистемы в России

Вокруг регги много стереотипов. Я лично - не растаман, а играю и слушаю регги в первую очередь как меломан.

1f66fd728eb01047b4f477886b989665493927b5
Фото: Электромузей в Ростокино

Я с 4 до 7 лет я жил в Сенегале и там так или иначе сталкивался с регги и африканской популярной музыкой. А потом, уже в старших классах, начал слушать рейв, потом переключился на рок, панк-рок, ска-панк, ска, и в конце этого маршрута оценил регги и даб.

200 человек

На мероприятии у акведука я выступал как один из соорганизаторов и селектор - так в регги культуре называется тот, кто управляется с винилом.

Сначала в рамках «винильных пятниц» в «Электромузее» мы с друзьями провели лекцию о ямайских звукоинженерах и музыке даб, которая сильно понравилось и организаторам и публике. Тогда мы все решили, что рассказа мало, надо еще услышать, как эта музыка звучит на таком комплекте аппаратуры, для которого она писалась.

В этот раз, как обычно, на саундсистему пришло человек 200, а бывает - 400. Пока мероприятие проходит, всегда присоединяются люди из числа тех, кто гулял рядом, и им просто музыка понравилось.

Выступление под логотипом департамента было разовым и организовалось целиком силами ребят из «Электромузея». А так мы всегда открыты для предложений, и рады будем играть еще.

Первый интерес к саундсистемам и первые люди, которые попытались их самостоятельно сделать, в Москве появились в начале двухтысячных. В основе комплекта необходимого оборудования - огромные басовые колонки, создающие особое звуковое давление, которое необходимо, чтобы слушать регги и даб музыку в оригинальном звучании. В регги культуре именно такое прослушивание и танцы - основной формат мероприятий, а концерты - уже явление второстепенное.

Первым такие колонки пилить начал Даня - Даниил Хорошко. На основе его колонок мы собрали первую московскую саундсистему, которую назвали Lion Posse. С ней стали выезжать, ставиться и устраивать вечеринки.

Открытый воздух и ноль коммерции

Мы не любим клубы, ночные вечеринки, так как люди мы взрослые, рабочие, семейные. Наш формат - днём, в парке, на природе, куда с детьми можно выбраться. В помещениях мероприятия тоже проводятся, но саундсистема хороша в первую очередь на открытом воздухе, когда вокруг город, природа или парк. Предыдущие два года за лето мы делали две-три вечеринки в парке Горького, на площадке Puma Social Club напротив скейтпарка и кафе La Bulle.

Мы не занимаемся этим профессионально, то есть ничего с мероприятий не зарабатываем, наоборот, постоянно тратим на аппаратуру свои деньги. Нам просто нравится эта культура, нравится жить в ней, продвигать её.

Люди, увлеченные саундсистемами, ценят в этой истории не только саму музыку, но и технологию воспроизведения, аппарат. Каждая «группа единомышленников» решает, какой именно звук они хотят получить. Для хорошего уличного мероприятия нужен сбалансированный звук, глубокий бас. Используется в основном рупорная акустика различных типов. Чтобы бас не только качал, но и бил, нужен мощный mid-bass, «середину» и «верхи» эквалайзера в каждом случае формируют по-своему. И вообще, улучшение системы - такой же процесс, как ремонт квартиры. Стоит в него ввязаться, и он никогда не окончится: что-то постоянно прикупаем, доделываем.

После того, как появились мы, Lion Posse, свою саундсистему собрали ребята в Минске. Затем музыкант Culture Farmer сделал небольшую систему, а потом ребята из Кременьков создали Culture Horns — самую громкую саундсистему Москвы и Подмосковья. Он, кстати, регулярно устраивает вечеринки. И ещё я знаю молодых ребят, лет по 17, которые только собирают сейчас свой аппарат. Мы, тридцатилетние, для них уже - ветераны, которые помнят первые рейвы и первые загородные оупен-эйры.