18 октября 2019 в 15:30
6 мин.

«Передвигаться по центральным улицам можно было разве что на лодке»

Что известно о главной невидимой реке Москвы
Речка Неглинная, затоплявшая раньше по весне центр Москвы, невидимо и мирно течет сегодня от Марьиной рощи до Кремля в подземном коллекторе. Поверх ее русла местами устроен проточный бассейн с водопроводной водой. Места тут легендарные - на улице Неглинной, получившей свое название от реки, жил Антон Чехов, бывал Максим Горький, Владимир Гиляровский, Федор Шаляпин, Константин Станиславский, Владимир Немирович-Данченко. Вдохновившись богатой историей места, московские фотографы, дизайнеры, журналисты и историки сделали книгу «Неглинная, я люблю тебя».
«Передвигаться по центральным улицам можно было разве что на лодке»

Глава публикуется с разрешения издательства «Клуб содействия сохранению исторического и культурного наследия»

Как норовистая Неглинка стала сакральной рекой

В России города зарождались благодаря рекам. Так уж издревле повелось, что селиться у воды разумнее — это источник пропитания, не говоря уж о самой воде, необходимой для жизни. Кроме того, реки — естественные транспортные пути. В древности жить на берегу судоходной реки — значит быть в курсе событий и тенденций, обмениваться и торговать, вести социально-активный образ жизни.

Селились, как правило, на высоком берегу — во избежание наводнений. Кроме того, крутой холм и стремительная река становились, таким образом, естественной защитой поселения. То же касается и Москвы, расположенной в самом центре средоточия нескольких рек, главными из которых с древности были Москва-река, Яуза и Неглинка. Точно сказать, когда здесь стали жить люди, наверное, попросту невозможно.

Первые поселения на Москве-реке относят еще к неолиту — они образовались за восемь тысяч лет до нашей эры. Наверняка и в те времена кто-то жил и промышлял на высоком берегу «Неглимны», как ее называли в старину. Издревле река считалась особенно чистой из московских рек — здесь запрещено было купать лошадей и полоскать белье, в большом числе водилась крупная рыба.

Неглинная создала особые условия для зарождения городской жизни в этих местах. И по сути сформировала городской ландшафт Москвы.

Старое устье реки Неглинной, 1924

Старое устье реки Неглинной, 1924

Изображение: А.П. Васнецов

В средневековье в этих краях появились первые церкви и монастыри, а значит жизнь в округе к тому времени уже вовсю процветала. Ширились монастырские огороды и частные подворья. Известно, что на рубеже XIVXV веков в этих краях разместились первые мастеровые слободы пушкарей и звонарей. Несколькими столетиями позже здешние земли с ними разделили книгопечатники и мастера по отливке колоколов. Историческое расположение этих профессиональных сообществ отразилось в современных названиях переулков в районе Трубной.

Собственно, и само название местности — «на Трубе», а по ней и современной площади, произошло от Неглинки. Когда в этих краях в позднее средневековье проходила массивная стена Белого города, река текла прямо сквозь стену — через проделанную для нее арку, закрытую мощной решеткой.

«Трубой» изначально называли эту самую арку в стене. Без реки, с ее течением, напоминающем о непрерывном и неумолимом беге времени, с ее природными богатствами, рельефами и вдохновляющими видами, всей этой жизни здесь не возникло бы. Река и есть — сама жизнь, ее символ, ее воплощение! Неглинная создала особые условия для зарождения городской жизни в этих краях. И по сути сформировала городской ландшафт Москвы. Река, начинавшая свой путь в районе Марьиной рощи — в болотистой когда-то местности с бьющими повсюду ключами, оставила свой след в естественных низинах на Стрелецкой улице и ниже по течению — в районе Новосущевской. Далее следовала вдоль Кремля, где до наших дней сохранился единственный ее мост — Троицкий, расположенный между двумя башнями — Кутафьей и Троицкой. Другой мост через Неглинную — Кузнецкий, запечатлелся в названии современной улицы. А были еще Петровский, Воскресенский и другие.

По всему пути Неглинной располагались большие и малые искусственные пруды, запруды, плотины. Вода из них использовалась для работы мельниц и машин Печатного двора. Полноводность реки, ее своенравность и непредсказуемое поведение стали главными причинами, почему Неглинка постепенно оказалась полностью заключена в подземелье. С древних пор в половодье или просто во время продолжительных ливней она разливалась по всей долине, затопляя пространство от Трубы до Кузнецкого моста.

Неглинный проезд,  28 мая 1909 г.

Неглинный проезд, 28 мая 1909 г.

Фото: из книги «Неглинная, я люблю тебя»

Чтобы усмирить воды реки, еще в конце XVIII века для нее соорудили глубокий канал, но мера не помогла решить проблему весеннего паводка. Позднее, в начале XIX века, во время масштабной реконструкции центральных улиц, над Неглинкой на протяжении трех километров построили кирпичный свод и замостили сверху проезд для транспорта. Это помогло одним районам, но усугубило ситуацию в других. В итоге вся Неглинная постепенно оказалась в заточении…

Контур Неглинной улицы образован самим течением реки. Каменные дома вдоль загнанной под землю реки начали строить в первой половине XIX века, и активно застраивали всю вторую половину столетия вплоть до начала XX-го. В это время здесь появился целый ряд представительских зданий с торговыми пространствами на первых этажах.

Впрочем, бурный нрав загнанной в трубу Неглинки не так-то просто было усмирить раз и навсегда. Построенный для нее тоннель оказался недостаточно продуманным — повсюду имелись колена и повороты, в которые попадал мусор, мешая свободному току воды. К концу XIX века засоры были настолько велики, что река начала снова заливать весь центр, поднимаясь из коллектора наружу. Первым, кто привлек к проблеме внимание городских властей стал «король репортеров» Владимир Гиляровский. Его даже часто называют первым диггером — так в конце XX столетия прозвали тех, кто изучает старинные подземные сооружения.

В своей книге «Москва и москвичи» Гиляровский посвятил Неглинке отдельную главу, в которой вспоминает свое знакомство с подземной речкой. «…Мы пошли вперед по глубокой воде, обходя по временам водопады стоков с улиц, гудевшие под ногами. Вдруг страшный грохот, будто от рушащихся зданий, заставил меня вздрогнуть. Это над нами проехала телега…»

«Передвигаться по центральным улицам можно было разве что на лодке»

Фото: из книги «Неглинная, я люблю тебя»

В спрятанную под землей реку писатель входил не единожды. И затем свои «путевые» заметки публиковал в московских газетах. Статьи наделали много шума, после чего городская дума, наконец, взялась за очистку и переустройство подземного канала. К 1886 году эти работы были успешно завершены, и Гиляровский лично проинспектировал коммуникации. А затем еще раз — ровно через 40 лет — в 1926-м году, когда их опять прочищали и модернизировали. Впрочем, непослушная река, древняя хозяйка этих мест, еще не раз норовила вновь выбраться на поверхность и обрести свободу. В середине 1960-х годов Неглинка устроила в Москве очередной потоп. Причем, какой! Передвигаться по центральным улицам города возможно было разве что на лодке.

После этого случая реке создали искусственное устье, примерно в километре от старого. Коллектор, прошедший под Театральной площадью, улицами Никольской и Варваркой, наконец, разгрузил ее потоки. А когда в следующее десятилетие был проложен еще один коллектор — от Трубной площади до Охотного ряда, Неглинка окончательно перестала представлять угрозу для города каждую весну и лето.

Река, длинной в семь с половиной километров, сегодня проходит под Самотечной площадью и Цветным бульваром, Трубной улицей и улицей Неглинной. Далее поворачивает на юго-запад к Театральной и Манежной площадям, проходит под Александровским садом вдоль Кремлевской стены, и у Водовзводной башни впадает в Москва-реку.

В конце 1990-х годов, во время масштабной реконструкции и обустройства Манежной площади, инженеры и архитекторы вернули символическое подобие реки Неглинной горожанам. В том месте, где когда-то на поверхности пролегало ее русло — от Александровского сада до Манежки, построили искусственный канал с фонтанами и символическими скульптурами.

Это, конечно, уже не Неглинка в своем первозданном виде: вода в «реке» водопроводная, а течение создается искусственно. Скорее, это памятник Неглинной. Своеобразное, немного наивное и лубочное воссоздание ее первобытного образа с кристально чистыми водами, полными рыбы, и берегами, заселенными былинными персонажами. Но, как известно, «сказка — ложь, да в ней намек…»

Книжно-выставочный проект «Неглинная, я люблю тебя» открылся в ТЦ «Неглинная Галерея» 15 октября и продлится до 17 ноября.

Партнерские материалы