23 февраля в 00:04

Московский фотограф ищет красоту в унылых спальных районах

Взгляните на панельные дома по-новому
Фото: @olyasusya
Сначала это был только северо-восток столицы. Но вскоре география заметно расширилась: взяв в руки камеру, фотограф Оля Доброзракова начала один за другим снимать на первый взгляд никем не замечаемые и никем нелюбимые типовые жилые дома 60-70-х годов постройки — блочные, панельные, кирпичные. Зачем? Чтобы сохранить их хотя бы на снимках и заставить москвичей взглянуть на эти здания совсем другими глазами. МОСЛЕНТА попросила рассказать Олю о скрытой красоте, новом взгляде, неизбежном обновлении и о котиках.

«Я родилась на северо-востоке Москвы, в Свиблово, и живу там до сих пор. Но снимать спальные районы начала совсем не поэтому. Причина очень проста: я всегда интересовалась жизнью и Москвы вообще, и своего района в частности, и в какой-то момент увидела карту реновации Свиблово. Судя по ней, в нашем районе должны снести кучу домов! Пропадет все: и они (причем, не только классические пятиэтажки, но и довольно много очень интересных зданий), и уютные дворы. Вот мне и захотелось, пока еще все цело, начать вести этакую хронику, которая бы осталась на память нашим потомкам. Хотя была и еще одна причина. Меня вдохновила серия фотографий у Родченко — та, где он снимал свой собственный дом. Благодаря ей ко мне пришло осознание: для того, чтобы взять камеру в руки, не нужно куда-то далеко ехать».

«Большинство домов в нашем районе — панельки 60-х годов. Это прямо-таки огромный исторический пласт жизни большинства москвичей. Говорят, что они страшные. Но я так не считаю. Нет в них ничего страшного! Зато есть свой особый шарм — шарм старины, некоторой обшарпанности, которую невероятно интересно разглядывать»

«Еще говорят: мол, все эти дома абсолютно безлики. И это неправда! Да, у нас в районе, как и по всей Москве, в основном стоят дома определенных серий, бывших наиболее популярными. Но серий где-то штук тридцать, что, согласитесь, немало. Более того, в каждом районе они выглядят чуть иначе. Просто, чтобы это увидеть, надо поднять глаза от дороги и захотеть посмотреть на дома с интересом и любовью».

«Одна из моих целей — сфотографировать старые дома так, чтобы показать, что они тоже могут быть красивы, что у всех есть своя изюминка, какие-то интересные детали. Ведь никто не пытается рассмотреть даже тот дом, в котором живет! Иногда это получается, и читатели моего блога пишут мне об этом. Но чаще, узнав на снимках свой дом, люди пишут о другом: о том, как плохо им в этом доме. Вчера, например, мне написала девушка, рассказав о том, что ее дом 50-х годов постройки буквально разрушается, покрываясь трещинами».

«Обновление города неизбежно: в нем всегда что-то сносят, что-то строят. Но я уверена: некоторые дома необходимо сохранить! Мне, например, безумно жалко, что приговорили к сносу экспериментальную и какую-то совершенно дивно-особенную пятиэтажку в квартале Новые Черемушки. Отчего бы не оставить ее как музей? Что же до северо-востока Москвы, то я сильно переживаю за Лосиноостровский район — улицы Летчика Бабушкина, Коминтерна, в которых стоит огромное количество старых маленьких домов, построенных еще тогда, когда тут был город Бабушкин. Это здания 20-х и 30-х годов. А какие здесь дворы, особенно если гулять по ним летом! А сколько в них котиков! Но я слышала, что все это пойдет под снос».

«Прохожие время от времени спрашивают, зачем я снимаю дома, которые, на первый взгляд, ничего интересного из себя не представляют. Причем чаще всего спрашивают так… ну… с подозрением. У нас же много «бдительных граждан», которым интересно, что это тут делает человек с фотоаппаратом. Отвечаю им: «Я просто снимаю дома». И их этот ответ вполне устраивает».

«Думаю, что рано или поздно мои фотографии станут документальным свидетельством ушедшей эпохи. И снимаю, снимаю — и для себя, и для того, чтобы поделиться со всеми желающими. Конечно, было бы здорово еще и поговорить с жителями всех этих домов, попросить их вспомнить какие-то связанные с районом истории, но я пока к этому не готова: слишком уж это большая ответственность».