Барьерная среда

Город
Фото: Павел Смертин / ТАСС

Из почти 12,2 миллионов жителей Москвы около 10% – а это 1,2 миллиона человек – так или иначе имеют ограничения по здоровью. То есть инвалиды. Это неумолимая статистика. И пока назвать городскую среду даже более-менее доступной для тех, кто не может увидеть или услышать происходящее вокруг, не получается.

С начала 2016 года власти пообещали расширить безбарьерную среду и приспособить для их нужд больше 85% городских социально-значимых объектов. Для инвалидов должны были оборудовать пешеходные зоны, а также их рабочие места. Такая норма вступила в силу с 1 января 2016-го в соответствии с Федеральным законом N 419-ФЗ (от 01.12.2014). Всё это делается в рамках присоединения России еще в 2012 году к конвенции ООН о правах инвалидов. Третий квартал года подошёл к концу, и МОСЛЕНТА решила узнать, что из этого получается.

Сергей Синодов, актер театра «Недослов», неслышащий

О «золотых» переводчиках

Я не могу общаться, например, с врачом наедине. Приходится идти к нему с переводчиком, он берёт где-то 500-800 рублей в час. Что касается бесплатного перевода — нам дают всего 40 часов в год. Чтобы их получить, нужно заранее записаться в ВОГ (Всероссийское Общество Глухих), но я больше доверяю своим друзьям, которые слышащие и владеют жестовым языком.

F7d120c7f31b0f3a9ae819ac4266432b105ee77a
Фото: Мария Румянцева

Если вспоминать, где вообще работают переводчики жестового языка в Москве, приходит на ум музей современного искусства «Гараж». Других музеев с такими переводчиками я не помню.

О сложностях в аэропорту

В аэропортах Москвы сложно узнать дополнительную информацию. Например, если поменяли выход на посадку, приходится самому бегать и искать. На табло у выхода информацию размещают позже, или, как часто бывает, такого табло вообще нет. А если ЧС или ЧП? Как быть глухому?

Влад Колесников, менеджер инклюзивных программ в музее современного искусства «Гараж», слабослышащий

О тёмных дворах

Бегущая строка в транспорте, хорошая освещенность в тёмное время суток, указатели на перекрестках и на выходе из метро — всё это облегчает глухим передвижение по городу. Но это есть не в каждом районе, не в каждом транспорте. Центр, понятно, более доступен, но в спальных районах плохая подсветка тротуаров, во многих дворах света нет вообще, указателей тоже.

7e86d734202a33f036b9255ee39938ffe493f7b3
Фото: пресс-служба GARAGE

На самом деле всё, что делается для любой категории инвалидов, удобно всем. Бегущая строка поможет, если вы прослушали название станции; хорошее освещение делает город приятнее для прогулок; дорожные указатели — избавляют глухих и туристов от необходимости спрашивать дорогу. Если город хочет стать дружелюбным, он должен сотрудничать со всеми, особенно с теми, кому помощь необходима для безопасного и комфортного проживания в нём.

О первых шагах музеев

Кроме музея «Гараж», первые шаги навстречу глухим делает московский Музей современного искусства, который уже провёл пару экскурсий для глухих посетителей и намерен делать это и дальше для детей и взрослых. В Музее русского импрессионизма с мая этого года работает неслышащий экскурсовод, который владеет русским жестовым языком и проводит экскурсии два раза в месяц. В Государственной Третьяковской галерее к некоторым полотнам есть видеогид на жестовом языке.

К сожалению, большинство московских музеев, которые работают с глухими и слабослышащими детьми, посещают ребят лишь несколько раз в год, и занятия проводят только в стенах образовательных учреждений. Музей современного искусства «Гараж» в этом плане делает большой шаг вперёд и сейчас работает непосредственно с семьями на территории самого музея.

Юрий Горин, мастер спорта по регби, паралимпиец, инвалид-колясочник

О прыжках в метро

На метро я не езжу, но иногда ездят друзья. Говорят, что оно недоступно, разве что пара станций, и даже на них постоянные проблемы с лифтами для инвалидов. В вагон можно заехать только с небольшого разгона. На эскалаторы, говорят, заезжают по старинке: наверх передом и вниз — задом. Но там обычно помогают люди. А вот по ступенькам в метро ребята сами прыгают, как и возле дома у себя: чтобы в квартиру подняться, многие преодолевают около 6 ступенек.

О торговых центрах

Я частенько езжу в кино в торговые центры вроде «Белой Дачи» или «Метрополиса». Вот эти места полностью доступны для инвалидов.

О загороженных парковках

В некоторых торговых центрах парковочные места для инвалидов огораживают. Но когда я приезжаю, приходится искать и просить кого-то постороннего снять цепочку. Ну и общая проблема – подъезжаю на парковку в торговом центре и всегда вижу, что часть мест для паркинга инвалидов занята, причём на тех автомобилях нет соответствующего значка.

Ева Златогорова, член Союза писателей России, автор книг для детей, невидящая

О ходьбе по тактильной плитке

Я тотально невидящий человек. Для нас на тротуарах выкладывают рельефную плитку, чтобы мы чувствовали дорогу. Но знаете, такая плитка часто выводит сильно не туда. У нас рядом с домом рабочие вывели дорожку для слепых прямо на проезжую часть улицы. Плачевная ситуация. Но средства же затрачены.

32e7cd899186aa546238d52cff2ab89e71b8c0cc
Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Об опасностях на пешеходных переходах

В Москве всё очень сложно: где-то пикает светофор, а где-то нет. Можно уповать на негласное правило, которое говорит, что незрячий может вытянуть трость, и машина остановится. Но вы представляете это себе в Москве на оживлённой улице?

У меня, например, есть сопровождающий. Иначе никак. Закройте глаза и попробуйте, каково это — идти, не видя пути и того, что вокруг. В Москве невидящие выходят на улицу только по большой необходимости, или потому что железная сила воли. У меня силы воли не хватило.

О добрых людях

Что я точно могу сказать: в Москве очень много добрых людей. Так, мой знакомый работал в Независимой психиатрической ассоциации на Лучниковом переулке и добирался туда с Семеновской только с помощью людей, которые, как он рассказывал, каждый раз подходили на улице сами и предлагали помощь.