05 октября в 10:37

«Березка милая. Как на ней не жениться!»

Москвич вписывает себя в городскую среду. Среда не сопротивляется
Фото: @Psof
На своей странице в Instagram Михаил, более известный, как Psof, выглядит так, что иные бы с радостью назвали его шутом гороховым. Но, во-первых, вызывать чувство радости и искренние улыбки — это уже великое дело. А во-вторых, за каждой фотографией Psof стоит не только желание повеселить, а смыслы, которые довольно интересно угадывать. Чем и попыталась заняться МОСЛЕНТА в компании самого Михаила.

Все ваши фото поднимают настроение. Но только ли в этом их цель?

Цель? Да нет у меня особо никакой цели. Просто в какой-то момент начал делать такие фотографии, и все — продолжаю этим заниматься до сих пор.

Посвященный уличному искусству и городскому активизму интернет-ресурс Partizaning назвал то, что вы делаете, контекстуальными переодеваниями…

Я, честно говоря, до недавнего времени даже не знал, что это за ресурс. Его создатели просто утырили у меня некоторое количество снимков, за что я им очень благодарен, потому что любому человеку хочется, чтобы его работы посмотрело как можно большее количество людей. А что до контекстуальных переодеваний… Если им так показалось — значит, так и есть. Хотя какие контексты они имеют в виду, мне сказать сложно.

А какие контексты имеете в виду вы?

У меня есть несколько образов, которые на данный момент я достаточно активно и системно использую. Они самые понятные и самые простые, потому что я стараюсь работать для так называемой поп-аудитории. Например, самой популярной моей картинкой стала фотография, использующая образ киллера Леона из одноименного фильма Люка Бессона. В ней очень простая идея: схожесть Леона и графического персонажа, размещенного на знаке перехода для слепых. Бомбануло это изображение страшно! Хотя я с горечью узнал, что молодежь, оказывается, фильма Бессона не смотрела.

Что это за мужик на надувном матрасике на фоне многоквартирного дома?

Ну так это-то я сам. Но к этому образу я тоже приложил руку. Скажем, штанишки там сшиты из самых популярных клетчатых «челночных» сумок, А майка сделана из пакета-майки из одного из самых распространенных продуктовых супермаркетов экономкласса... Понимаете, эта фотография работала бы, даже если бы я на ней был одет в костюм. Но я решил добавить в картинку немножко социальщины, чтобы позволить людям трактовать ее по своему усмотрению. Кто-то увидит в ней просто чувака на море. Кто-разглядит штанишки и майку и задумается о том, что вот есть человек, у которого нет денег, чтобы поехать на курорт, но он все равно развлекается, как может.

Каково оно — быть облаком?

Отлично! Но тут, кстати, надо сказать, что я все делаю не один, а с помощниками. Некоторые костюмы, скажем, мне делают знакомые девчонки. Причем делают очень бюджетно — из самых простых материалов, продающихся в самых простых швейных магазинах. А есть те, кто помогает меня фотографировать, — не на профессиональную камеру, а на мобильник, потому что никаких бюджетов у меня нет. До кучи, кстати, я еще и не пользуюсь никаким фотошопом, так что снимающему приходится долго примериваться, чтобы сделать правильный кадр — с нужными пропорциями, нужной композицией и без постоянно ходящих туда-сюда людей.

Случайные зрители мешают сильно?

Не то чтобы мешают… Просто останавливаются и начинаю меня фотографировать. И радуются. Пальцем у виска? Нет, не крутят никогда! А самая бурная реакция была, когда летом я изображал Деда Мороза в очках с виртуальной реальностью. Дети тогда прямо с ума сходили! У них разрыв шаблонов случился: как так, Дед Мороз — и летом?! Но подарки не забывали просить. И стишки читали.

Что это за фото с клетками?

Снимали мы на Нагорной улице в Москве. Костюм этот я покупал на АлиЭкспрессе (как, кстати, и костюм бекона), но не для конкретного снимка, а для демонстрации одного из эффектов фотошопа — исчезновения изображения. Знаете же, если вырезать часть картинки, возникает рабочий фон собственно фотошопа — вот как раз такой клетчатый. То есть когда я в этом костюме, получается, будто меня вырезали из фона… У меня есть еще видос, где я переодеваюсь в метро, как бы исчезая.

Все снимки вы делаете в каком-то определенном районе?

Не. Одна из самых больших проблем — большое количество времени, необходимого для поиска нужной локации. При этом так получается, что все подходящее, что мы находим, находится совершенно случайно. Скажем, фото с тележкой и лесенкой мы делали на Варшавском шоссе — там можно было соблюсти правильные пропорции: как будто я и стою на крыше, и не стою одновременно, да еще и не выгляжу муравьем на фоне огромного дома. А по дороге на Варшавку увидели дома-клетки на Нагорной.

Бывало ли, что снимать вам не разрешали?

Конечно! Иногда мне приходится таскать лестницу по полкилометра, хотя непонятно, кому я могу помешать. Хорошо хоть, что за городом меня пока никто не трогает.

Это же там вы снимали себя рядом с березкой? Кстати, не могу не спросить: это же прямой отсыл к Есенину, обнимающему березку как чужую жену?

Да к кому угодно этот отсыл! Во-первых, чисто случайно у меня вообще много фотографий с березами. Во-вторых, вот вы тут Есенина читали, а один мой приятель — Шукшина. А в-третьих… Ну… Березка такая милая, как на ней не жениться!