Размеры и значения

Город
Фото: из архива Андрея Коцюкевича

26-летний москвич Андрей Коцюкевич обладает редкой, но завидной для всех мужчин планеты Земля профессией. Он — брафиттер, то есть специалист, способный помочь любой барышне выбрать бюстгальтер. Работа эта, без сомнения, до крайности нервная, но Андрей держится молодцом. В крепком уме и добром здравии он рассказал МОСЛЕНТЕ о том, что из себя представляет грудь среднестатистической столичной жительницы, как убедить девушку раздеться и в чем заключаются главные девичьи ошибки.

О национальных формах

— Чтобы не гнать сразу, предлагаю начать с простого, хоть и непонятного: что же такое этот самый «брафиттинг»?

Тут все и правда очень просто: брафиттинг — это правильный подбор бюстгальтеров. Его история зародилась лет двадцать назад. Именно тогда в Англии стали появляться компании, производящие нижнее белье в сегменте D+, то есть с чашкой, которую у нас ошибочно называют «четвертым» размером. У женщин с такой грудью формы и габариты настолько разные, что им может соответствовать порядка шестидесяти размеров бюстгальтеров, поэтому совет специалиста для них невероятно важен. Мы, то есть наша компания, как раз такие специалисты и есть.

— И много ли у вас в столице конкурентов?

Мы называем их коллегами, потому что особой конкуренции не чувствуем: сами-то мы в бизнесе уже четыре года.

— С чего все началось, помнишь?

Еще бы! Началось с того, что мы приобрели огромный модельный ряд белья, которое в Москве, как позже оказалось, никто не хотел покупать. Мы взяли на реализацию одну из крутейших марок, а нам звонили продавцы из магазинов и говорили, что она — самая отвратительная! Черт, как так! В Англии она на грудь садится, а в России нет что ли? Мы не поняли, в чем прикол.

C97267e3ffb11c035a9a3d79738c0adcee06d744
Фото: из архива Андрея Коцюкевича

— Можно я выскажу предположение? Русская грудь имеет четко выраженную национальную форму, да?

Нет! У всех все одинаково, поверь. Проблема заключалась в другом: в незнании российскими женщинами своих размеров и в неумении продавцов правильно их брафиттить!

— Что делать, прости?

Браффитить!

О профессиональной деформации

— Тебе нравится брафиттить девушек, Андрей, скажи честно?

Да, конечно. Но я их брафичу не так часто, как можно подумать. В моем шоу-руме есть прекрасные девушки-консультанты, поэтому я начинаю работать с клиентками лишь тогда, когда сотрудниц нет на месте или когда они не справляются.

— Клиентки не смущаются?

Поначалу — конечно. Но минут через пять-десять расслабляются, начинают ходить передо мной в лифчиках и кричать: «Андрей, посмотрите, посмотрите!».

— Может, откроешь секрет: как за пять минут до такой степени расслабить девушку? Многим мужчинам бы это пригодилось.

Да особого секрета тут нет. Просто я объясняю им, что за несколько лет в этом бизнесе мне давно перестали быть интересны их прелести.

— Профессиональная деформация налицо!

Есть такое. А что делать? В бельевом бизнесе к этому рано или поздно приходит каждый мужчина, потому что любая выставка, любое мероприятие, любая работа в шоуруме или с моделями на фотосъемках — это всегда голые женщины. И ты к этому привыкаешь, как, например, мужчина-гинеколог, мужчина-маммолог.

О крокодилах и маме

— Как ты дошел до жизни такой?

Все началось в Австралии, куда я поехал, закончив Плехановский институт. Я пил там холодное пиво с моими австралийскими корешами, учил английский, бегал от крокодилов и упорно готовился к поступлению в магистратуру.

Я хотел стать экономистом, хотел эмигрировать, но… Экономисты в Австралии особо не нужны, поэтому я стал думать, чем заниматься дальше — туристическим бизнесом или гостиничным. И внезапно понял, что ничего из этого мне совершенно не интересно. Тут-то мне и позвонила мама, предложив заняться нижним бельем на большие и нестандартные размеры — мол, нет такого в России, ниша пустует.

— Неожиданное предложение от мамы. Как ей такое в голову пришло?

С этим все очень просто и понятно. Дело в том, что женская часть моей семьи — мама и сестра — от природы наделены уникальным даром: большим бюстом. Плохо только то, что магазинов, которые бы могли удовлетворить нужды пышногрудых дам, в России не было, а если и попадались, то их можно было пересчитать на пальцах одной руки. Подчеркну, не толстых, а именно пышногрудых. Почему-то в России между этими двумя понятиями ставят знак равенства. В общем, мама придумала, как обратить себе на пользу имеющуюся проблему.

— Умно. А чем она занималась до этого, если не секрет?

Замороженным мясом и овощами. Но на момент моего возвращения дело маман, которое она вела с отцом с середины 90-х годов... не то чтобы сдохло, но уже начинало попахивать. Сети, которые вошли в города, моментально уничтожили все, что можно было называть мелким и средним бизнесом в данной сфере. А потому перед всей семьей была поставлена задача вытащить деньги и отправить их в другое дело, доселе никому не знакомое.

— То есть твоя мама нынче тоже в бельевом бизнесе?

Да. Она занимается оптом, я — общением с производителями, розницей и интернет-магазином. Мне это намного интересней.

О размерах и москвичках

— Решение полностью сменить род деятельности далось тебе легко?

В ночь после маминого звонка мне снились большие сиськи, бизнес и российские реалии, в которые мне нужно было снова вернуться. Но, проснувшись рано утром, я понял, что все для себя уже решил. В последний день в Австралии я собрал всех своих друзей и объявил о том, что больше я, скорее всего, к ним не вернусь, а если и вернусь, то уже будучи профессионалом в сфере нижнего белья. Согласись, эта работа куда интереснее, чем работа простого клерка в банке!

— И что вам в ответ сказали друзья?

Что, что… Они офигели. Что говорили? «Ты, парень, будешь заниматься женским бельм?! Найди себе что-нибудь достойное!». Но время все расставило по своим местам.

— Кто твоя клиентура?

Обладательницы большой груди и маленького обхвата. Это если говорить о физических параметрах. Если же говорить о другом, то это достаточно состоятельные женщины возраста 30+, не умеющие самостоятельно подобрать себе нижнее белье. Таких много, по общемировой статистике — порядка 80 процентов, а в России, думаю, что и больше. Они банально не знают своего размера, что, кстати, неудивительно, потому что всего размеров лифчиков насчитывается порядка 180! А ты думал!

— Говорить об обладательницах каждого из этих размеров наверняка приятно, но — слишком уж долго. Так что расскажи лучше: существует ли некая среднестатистическая грудь москвички?

Есть регионы, где у женщин традиционно большая грудь — Кубань, Ростовская область, Кавказ. В Москве с этим делом тоже становится все лучше и лучше. Тем более, что многие дамы теперь вставляют себе импланты и тем дают нам зарабатывать себе на хлеб. Да и без них наиболее распространенный у нас тип женской фигуры — это тонкая талия, узкая спина и довольно крупный бюст.

— Такая фигура — проблема?

D57bc4665aa334d58d42e8ac97d3cf7fb03afca3
Фото: из архива Андрея Коцюкевича

Нет. Проблема вот в чем: когда я смотрю на улице на большинство женщин, я сразу же замечаю, что они совершенно неправильно покупают нижнее белье. А потому грудь у них часто находится совсем не там, где должна быть! Это значит, что пояс бюстгальтера ей велик и ничего не держит.

— Слушай, а эти женщины на улице никогда тебе не говорили, чтобы ты прекратил пялиться на их грудь?

Я стараюсь делать это незаметно. Есть у меня такой профессиональный навык.

О сексуальности и финансах

— Скажи как профессионал: большинство столичных женщин покупает нижнее белье для собственного удовольствия, или чтобы понравиться мужчине?

Все по-разному. Но обычно девушка с небольшой грудью покупает белье, чтобы выглядеть в нем красиво. Других проблем у нее нет. А вот обладательницы крупных форм выбирают, скорее, комфорт. То есть да, они тоже могут купить себе что-то такое с кружавчиками, агрессивно-сексуальное, но надевать это будут лишь по особым случаям, а в повседневной жизни предпочтут удобство.

— Сколько стоит твоя консультация?

Она бесплатна, если проходит в моем шоу-руме. Такова моя гуманитарная миссия. Мне не жалко просто так сделать человека чуть счастливее. А вот за нижнее белье, понятное дело, уже нужно будет заплатить.

— Сколько?

Порядка пяти-шести тысяч. При этом, количество клиентов растет: за прошлый месяц, например, мы обслужили порядка 200 человек, и средний чек большинства из них составлял 10-12 тысяч рублей. Была одна клиентка из региона, которая оставила у нас 150 тысяч! Женщина всю жизнь мучилась в неудобном белье, а тут пришла в восторг от того, сколько моделей село на ее грудь. В итоге она купила порядка 20 бюстгальтеров.

— Выгодное у тебя дело!

Да. Причем по статистике рынок нижнего белья — самый быстрорастущий на сегодняшний день в мире. Ведь спрос на удобные лифчики существовал всегда, а вот предложения не было. Никто не думал о комфорте женщин с большой грудью!

— Тебе никогда не говорили, что твоя жизнь похожа на завязку порнофильма? Как тебе сюжет: вот есть молодой человек, к которому приходят обладательницы крупных форм и раздеваются?

Так оно и есть. Недаром же я говорил, что время все расставляет по своим местам. В общем, мне нравится моя работа. Я доволен.