07 ноября в 09:39

«Бывает, пишут те, кто не хочет жить…»

История москвички, которая разорилась, потеряла дом и решила помочь всем
Фото: страница Евгении Беловой во «ВКонтакте»
Бывшая москвичка, бизнесмен и общественный деятель Евгения Белова, теперь называющая себя просто Женя, несколько лет назад переехала в Израиль. И здесь нашла себе работу мечты: едва ли не каждый день она развозит по местам силы тысячи записок с просьбами и молитвами от людей со всего мира, прося взамен лишь одно — сделать хотя бы одно маленькое, но доброе дело.

«Влюбилась и осталась»

Застать Женю на месте практически нереально. «Я отвозила послания 30 октября, потом 2 ноября, собираюсь ехать завтра. Точек много — в Иерусалиме: Храм Гроба Господня, Стена Плача, потом пещера Илии Пророка в Хайфе, храм Двенадцати Апостолов, храм Благовещения в Назарете. Примерно раз в месяц в каждое место», — по московской привычке тараторя в трубку, рассказывает она.

Почему по московской? Тут все просто. Это сейчас Евгения живет в кибуце на севере Израиля, недалеко от Назарета, а еще несколько лет назад была москвичкой.

«У меня был свой благотворительный фонд, а еще детский оздоровительный Центр — кстати, достаточно известный. Меня дважды выбирали «бизнесменом года». Я была членом Общественной палаты Московской области. В общем, вела достаточно активную жизнь. Но устала. И, засунув кое-какие вещи в один чемодан, вместе с двумя детьми 4 и 6 лет поехала отдохнуть в Израиль».

Что было дальше? «Влюбилась и осталась, — лаконично объясняет Евгения случившиеся с ее семьей перемены. — Правда, Никита тогда не знал, что мы решили жить в Израиле из-за него».

Год они жили втроем. Сначала в Тель-Авиве, затем в Хайфе.

Была ли мысль вернуться?

«Как раз тогда у меня украли мой Центр, — признается Евгения. — Все это выглядело как рейдерский захват.

На мне повисли долги в 12 миллионов рублей, у меня забрали дом, в это же самое время при родах умерла моя лучшая подруга. Ну, и куда мне было возвращаться? Я осталась в чужой стране одна с двумя детьми на руках. От всего этого я даже поседела…

«Почему бы не помочь?»

В такой ситуации каждый приводит себя в чувства, как может. Евгения начала рисовать и бегать, а параллельно ездить по местам силы — когда на машине, когда на перекладных. И, кажется, это помогло. «Как-то все стало потихоньку налаживаться. И даже отношения с любимым человеком. На Новый год, в 2017-м, он сделал мне предложение, я, конечно, согласилась, переехала к нему. Появилась какая-то работа — я убирала в домах, преподавала танцы, чтобы дочка могла бесплатно ходить на занятия», — с гордостью говорит Евгения.

Храм Гроба Господня в Иерусалиме

Jorge Láscar / Flickr

И вот еще: тогда же, 31 декабря, в перерывах между готовкой и уборкой, в голову ей пришла одна важная мысль. «Я подумала: таких, как я, много чего переживших — навалом. Но далеко не все имеют возможность попасть в те места силы, где побывала я, чтобы попросить о помощи. Так почему бы мне им не помочь, передавая их послания?»

Поразмыслить об этом поподробнее Женя решила попозже — после своего дня рождения, приходящегося аккурат на 1 января. И тут будто бы все сошлось.

«Мне позвонила моя знакомая, Ксения Безуглова. Знаете такую? Она — обладатель титула «Мисс мира-2013» среди девушек на инвалидных колясках. Позвонила поздравить, а заодно попросить поставить за ее семью, где тогда все сильно болели, свечи. Ну, я ей тут и рассказала про свою идею. И она меня поддержала!» — рассказывает Евгения.

«Мне пишут христиане, мусульмане, иудеи…»

Так, собственно, и началась вся эта история.

«Я завела в интернете свою страничку и думала: ну, сколько людей будет мне писать? Совсем немножко. Так что я эти записочки потихоньку буду собирать и развозить. Но вдруг на меня посыпался вал сообщений с просьбами. Уже в первый день мне пришло около ста писем!»

Мне пишут мужчины и женщины, люди со званиями и священнослужители, и даже начальники полиции. Причем не только из России

Денежный вопрос тут, несомненно, возникает, но Евгения немедленно представляет полный расклад: «Никакой фиксированной платы я с людей не беру. Кто-то может мне перевести 50 рублей, кто-то — 15 тысяч, а кто-то — вообще ничего. А с заработанным поступаю так: часть суммы оставляю в том месте, куда везу послания, часть перевожу в благотворительный фонд Ксении Безугловой, помогающий инвалидам, а оставшейся частью покрываю свои накладные расходы, потому что в Израиле все очень дорого».

Женя говорит: «Сначала я думала, что таким способом просто отвлекусь от своих потерь, но теперь это вылилось в полноценную работу».

За год и десять месяцев, что Евгения Белова развозит по святым местам Израиля записки с просьбами людей, к ней обратились за помощью уже больше 16 тысяч человек. «Бывает, что к Стене Плача я отвожу одновременно по 500 записок! И абсолютно для каждого, чье послание я доставляю, я снимаю видеотчет».

Кто пишет Жене?

Стена Плача в Иерусалиме

Yannis Behrakis / Reuters

«Ой, совершенно разные люди! — говорит она. — Христиане, мусульмане и иудеи, мужчины и женщины, люди со званиями и священнослужители, и даже начальники полиции. Причем не только из России, а русскоязычная аудитория со всего мира. Но мне все равно, кто они, потому что… какое это имеет значение? Тут просто надо правильно подобрать место, куда отвезти послание».

А еще, признается Евгения, ей пишут много атеистов, для которых святые места не связаны ни с какой религией, а являются просто точками скопления хорошей энергетики. «И это нормально, — считает Евгения. — Потому что здесь важен даже сам процесс написания записок. Пишет их человек и настраивается на что-то позитивное, начинает притягивать к себе всякие положительные события».

«Учу просить о внутреннем»

16 тысяч посланий — конечно, все о разном. Хотя выделить в них что-то общее не так сложно.

«Послания, которые надо отнести к Стене Плача, я не читаю, а просто кладу, — признается Евгения. — А вот записки, которые нужно отвезти в какой-то храм или в пещеру Илии Пророка, конечно, зачитываю, чтобы поставить куда надо свечу или заказать нужный молебен».

О чем просят люди? О финансах, естественно. О личной жизни. О работе и беременности.

«Бывает, у людей по много-много лет ничего не получалось. И семь операций они делали, и восемь ЭКО. И тут раз — беременность естественным путем! Но вообще-то, я учу всех больше просить о своем внутреннем состоянии, а не о чем-то внешнем, материальном».

«Раньше, когда я только начала отвозить записки, у меня подскакивала температура, так я волновалась, — вспоминает Женя. — Теперь температуры нет. Но я все равно очень за многих переживаю. Мне же пишут про людей, лежащих в реанимации, находящихся в коме. А, бывает, что пишут те, кто больше не хочет жить, кто уже на грани самоубийства: мол, я их последняя надежда. Кого-то унижает муж, кого-то не взяли на работу. И я общаюсь с ними, разговариваю, пытаюсь вдохновить... Вот, буквально позавчера мне позвонила такая девушка. И мы вместе долго старались сформулировать ее мечту, цель — то, ради чего стоит существовать. До этого я долго общалась с женщиной, попавшей в аварию, в результате которой погибли две ее сестры, а сама она, беременная, оказалась прикована к инвалидному креслу… Слава Богу, теперь у нее все хорошо. Недавно мы вместе выбирали имя ее ребенку».

«Деньги тут не главное»

Храм Благовещения в Назарете

Staselnik / Wikimedia

Деньги? «Да, нет — они тут совсем не главное, — говорит Евгения. — Бывает, что их и вовсе не переводят. Или присылают, когда ситуация выправляется. Тех же, у кого нет финансовой возможности, я просто прошу сделать какой-то доброе дело. Конечно, я не могу это проверить, но, например, вчера мне написал мужчина, что раздал теплую одежду бедным. Одна женщина чем-то помогла лежащему в реанимации мальчику. Другая — кого-то поддержала нужным советом. Кто-то задействовал ради другого свои связи. Ну, и так далее».

На сайте Евгении тысячи отзывов с благодарностями от тех, что послания она доставила в «пункты назначения». «Наш мечтальон», - назвал ее там кто-то ли в шутку, то ли всерьез.

Ругают ли? Бывает.

«Например, когда человек не получает видеотчет, хотя сам допустил ошибку в написании своего электронного адреса. Или один раз женщина заказала срочную доставку ее послания: ее сын был в очень тяжелом состоянии — онкология, последняя стадия. Я сделала все, что она просила. Но видеоотчет задержался. И в смерти своего сына она обвинила меня. Было тяжело. Но через какое-то время она извинилась».

Мы заканчиваем разговор — Евгения говорит, что ей пора снова собираться в дорогу. Но через несколько минут присылает голосовое сообщение:

«Да, то, что я делаю, стало для меня настоящей работой. Я провожу в телефоне по 13 часов в день. Я отвечаю всем и каждому. Я еду отвозить послания, даже если заболела, даже если на улице дождь или мне надо провести целый день на 40-градусной жаре, потому что не могу подвести людей. И еще потому, что, как мне кажется, мой проект помогает людям вновь начать мечтать».