«Чертаново знают те, кто и в Москве-то ни разу не был»

Город
Фото: Дмитрий Духанин / «Коммерсантъ»

Московский дизайнер Марк Родионов возмущен: «Сколько раз вы видели на футболках Бруклин, Манхэттен, Сохо, Гиндзу, Лондон, Токио, Нью-Йорк? А сколько раз Чертаново?» Возможно, именно это возмущение и натолкнуло его на мысль замутить собственный проект по выпуску маек с названиями московских районов. При этом выбор дизайнера пал на те из них, что расположились в нижней части рейтинга привлекательности. Корреспондент МОСЛЕНТЫ не смог пройти мимо.

МОСЛЕНТА: В названии твоего бренда четыре согласные подряд — TXTL. Как это произносится и что означает.

Ой, мне это самому сложно. Кто называет меня «тиэкстиэль», кто-то — «текстиль», кто-то — «тхтл». Меня устраивает все. Но вообще-то имя моего бренда — производное от названия района Текстильщики. Это же был первый район, название которого я нарисовал.

Легко предположить, что ты патриот этого района.

Не-не. Я вообще не в Москве родился, так что не имею никакого географического отношения ни к ней, ни к Текстильщикам, потому что если где тут и жил, то в Кузьминках.

Ага. Занесло тебя сюда из…

1dde358859f54e3b9124c11889b25873fd61676c

Марк Родионов

Фото: Варвара Филиппова

Омска. Я там родился, вырос, учился на дизайнера в Институте искусств, а сюда попал пять с половиной лет назад, когда меня позвали работать в Студию Артемия Лебедева. Все вышло случайно и внезапно: я увидел вакансию, откликнулся на нее и вот — все получилось. Я приехал в Москву.

В те самые Кузьминки.

Снова нет. Я жил в какой-то общаге, тихо кладя деньги коменданту в карман — до тех пор, пока он не подселил ко мне соседа. Потом перебрался в саму Студию. Затем — в комнату в районе Свиблово, следом — в Кузьминки, и наконец — в район Аэропорта.

Про шило в одном месте я понял. Я так и не понял, почему тогда на твоей первой футболке было написано слово «Текстильщики». Чем они тебя перепахали?

Однажды я ехал на работу в метро и увидел парня, на груди у которого была надпись «Бруклин». И в тот же момент голос объявил: «Следующая станция Текстильщики». «Блин, — подумал я. — Ну, почему у него «Бруклин», почему — не «Текстильщики? Почему «Текстильщики» вообще ни у кого не написано? Или «Кузьминки». Так и родилась моя идея. Я сначала хотел начать с футболок с «Кузьминками», но мне показалось, что это будет не про район, а про парк. А вот «Текстильщики»… К тому же, это еще и само по себе красивое слово. Странное. Дурацкое. И больше ничего, кроме названия района, не означающее. Кстати, таких дурацких топонимов вокруг нас навалом, просто мы к ним привыкли — все эти «Бибирево», «Зюзино», «Зябликово».

И ты решил эту милую сердцу дурацкость увековечить. Шрифты сам рисовал?

Не сразу. Я же в Студии Лебедева уже долго занимаюсь разработкой навигации в метро — схемами, надписями и так далее. Поэтому первым моим желанием было перенести на футболку надпись «Текстильщики» из вестибюля. Но как-то это не очень хорошо выглядело, потому что буквы там, конечно, странноватые. И вот тогда я и отрисовал буквы самостоятельно, сделав пробные майки себе и своему двоюродному брату. С них все и началось.

На сегодняшний день ты выпускаешь дизайнерские футболки с надписями «Чертаново», «Бирюлево» и «Текстильщики». С последним мы разобрались. Откуда возникли другие два района и почему, собственно, именно они?

У них есть известность и своя окраска. Никто не знает, например, про район Матвеево. Где это, что это? А про Бирюлево, про то, что там, скажем так, неспокойно, слышали даже те, кто там ни разу не был. Да, что там! Про него, как и про Чертаново, знают те, кто и в Москве-то ни разу не был.

Скажи честно: для тебя вся эта история больше про арт-проект или же про коммерцию?

Это попытка сделать небольшой коммерческий проект, используя свои дизайнерские навыки. Почему нет, если я хорошо знаю, как работать с визуальными объектами, как все оформить и запаковать? Во всем этом есть лишь одна проблема: я совершенно не умею ничего продавать и продвигать.

Вооот! Про это и хочу спросить. На своем сайте ты отдельно оговариваешь, что футболок с другими районами не будет. Отчего такая жесткая позиция? Подход-то явно не слишком коммерческий.

Нууу…С одной стороны, да. Желающих приобрести футболки со своими районами до фига, что стало ясно в первый же день продаж. Но мне казалось, что как вещи с надписью «Бруклин» носят те, кто там ни разу не был, так и «Чертаново» легко наденут те, кто живет, скажем, в Орехово-Борисове или в Хорошево-Мневниках. Ведь мои футболки по большому счету не про локацию, а про символы. Да, и… слушай, в Москве 120 районов. Не могу же я охватить их все! Но, скажу по секрету: мы сейчас разрабатываем этакий конструктор, который позволит делать любой районный принт.

Поделюсь своей теорией. Сдается мне, что прославляя все эти чертаново — бибирево, ты пытаешься показать красоту серости, создать позитивный имидж безликости панелек. Это благородно. Но это не подмена ли понятий?

Мне нравится эта теория! Да, с одной стороны, надеть майку с надписью «Чертаново» — это просто прикол. А, с другой… Да, это все старые, серые, жуткие, грустные районы, но они — наши. Так что, как говорит наш слоган — «На*?:й Бруклин», хотя сам я против него ничего не имею… Вообще, как мне кажется, сейчас наметился интересный тренд. Мы же привыкли ненавидеть все эти советские спальные районы, представляя их какими-то мертвыми зонами, где не может произойти ничего хорошего. Старшее и среднее поколения относятся к этому именно так. Но вдруг там, в этих районах, выросли совершенно новые люди, не испытывающие никакой ненависти, а, наоборот — даже гордящиеся местом своего жительства.

Они и есть твоя целевая аудитория?

Ой, это оказалось для меня прямо вот открытием! Я-то предполагал, что моими покупателями окажутся модные ребята, хипстеры. И они приходят, да. Однако вслед за ними приходит еще и огромное количество взрослых дядечек и тетечек — кто-то ради ржаки, кто-то — чтобы купить футболку в подарок, но многие — из-за ностальгии по тем временам, когда они сами жили в этих районах.