Чёртова дюжина опасных адресов в центре Москвы

Город
Фото: Кристине Папян / МОСЛЕНТА

Мечты сбываются, но не у всех. Примерно у 10%. Именно столько столичной жилплощади приходится на Центральный административный округ. Но завидовать всем владельцам квартирок в центре точно не стоит: если в других районах преобладают современные постройки, то там сосредоточены в основном ветхие дома. Причём 30% зданий уже отметили столетний юбилей. По официальной статистике, 372 из них представляют опасность: 359 многоквартирных домов признаны частично аварийными, 13 - полностью. МОСЛЕНТА объехала всю чёртову дюжину адресов и поговорила с жителями там, где они ещё остались.

Начнём с самых старых аварийных многоквартирных домов. Но это, кстати, не значит, что худших. Многие очень даже неплохо выглядят снаружи, разрушения заметны в основном внутри. Несколько зданий пустует, но большая часть всё ещё заселена.

Пятницкая ул., д. 6/1, стр. 1 (Замоскворечье, 1875 год).

Двухэтажное бежевое здание с небольшим резным карнизом и богатыми сандриками (небольшой карниз или фронтон) над окнами. На первом этаже — кафе, на втором были квартиры, но сейчас там, судя по вывескам, работают социальные центры. Попасть внутрь, к сожалению, не удалось — на звонки никто не ответил.

Страстной б-р, д. 12, стр. 1 (Тверской, 1885 год).

Левая часть здания возведена архитектором Адольфом Эрихсоном в 1894 году. В ней располагался доходный дом с магазином. Позже постройка сдавалась в аренду Гимнастическому обществу. Сюда на тренировку братьев Дуровых как-то даже заглянул Антон Чехов. Писатель остался доволен этими «людьми будущего» и выразил надежду, что когда-нибудь в стране все будут такими сильными и ловкими. Здание ремонтировали последний раз в 70-е годы прошлого столетия. Спустя 30 лет, при Лужкове, оно было признано аварийным, а земля передана Союзу театральных деятелей. Жильцы не понимают, что с домом не так, и всем довольны. Они намерены сделать капремонт (работы уже идут), чтобы здание было вычеркнуто из аварийного списка.

Маросейка ул., д. 11/4, стр. 1 (Басманный, 1890 год).

Один из примеров, когда, вроде бы, всё выглядит неплохо. Но дом расселён, потому что совсем прогнили коммуникации, которые не справляются с нагрузками, а на стенах образовалась плесень. Здание должны отреставрировать, потому что оно является памятником архитектуры. Входы охраняются, поэтому попасть внутрь тоже не удалось, но представитель управляющей компании показала, как выглядят стены, приоткрыв дверь.

Покровка ул., д. 29 (Басманный, 1895 год).

Дом необычный, с историей, входит в список «выявленных объектов культурного наследия». Был построен по заказу разбогатевшего крестьянина, к тому времени уже владельца фабрики по производству паркета Якова Бабушкина. Через десять лет владение перешло в собственность мещанина, который, желая увеличить доходы от сдаваемых в наем меблированных аппартаментов, решил сделать реконструкцию. После этого квартир в доме на Покровке стало меньше, но они увеличились по площади - до 7 комнат в каждой. После революции доходный дом национализировали, прежних жильцов «уплотнили» (многих расстреляли, о чём свидетельствуют небольшие таблички) и превратили квартиры в коммуналки, куда вселились учителя, врачи и сотрудники ЧК. В настоящее время в доме расположены еврейский религиозный центр, Свято-Филаретовский православный институт, студия дизайна и даже ломбард. Помимо прочего, здание остается жилым. Но те, кого мы встретили, лишь снимают жильё. Говорят, все коммуникации меняли 40 лет назад, поэтому жить можно. Впечатляют подъезды внутри: просторные, с деревянной отделкой, только каменные лестницы сильно покошены - кажется, что упадёшь. Краска, кстати, на стенах свежая, но отваливается вместе со штукатуркой. Многие двери опечатаны и заварены, чтобы туда никто не проникал.

Хохловский пер., д. 18, стр. 1 (Басманный, 1900 год).

Это, пожалуй, самый страшный дом из тех, что мы осмотрели. Описать сложно - смотрите фото. Рядом с ним ведутся строительные работы. Там сказали, что дом нежилой. Но мы видели, как из единственного подъезда вышел парень в шортах и с пакетиком. Подтвердил, что живёт там, но потом отказался отвечать на вопросы и убежал. Судя по информации из открытых источников, сейчас Хохловский пер., д. 18, стр. 1 - это юридический адрес строительной фирмы СФ Интерстрой. Вероятно, его рабочие там и ночуют - вряд ли жильцы выехали, оставив на балконе развешенное бельё.

Погодинская ул., д. 22, стр. 3 (Хамовники, 1900 год).

Глядя на этот дом, трудно поверить, что находишься в центре Москвы. Здание покосилось во все стороны, а в печных трубах недостаёт кирпичей. Неудивительно, что оно состоит с 2007 года в программе по сносу ветхого жилого фонда. Только вот девять лет уже прошло, а дом продолжает разваливаться. Согласно архивным документам, он входил в комплекс зданий городской усадьбы. Позже в этом комплексе размещалась суконная фабрика братьев Ганешиных. Кажется, сейчас там находится общежитие. Это мы поняли по длинному коридору и женщине, которая шла с чайником из другого конца дома. Она же нас почему-то быстро вытолкала, разглядеть успели немного - дыра дырой.

Покровка ул., д. 43, стр. 6 (Басманный, 1904 год).

Одноподъездный кирпичный дом во дворе. Видно, что покрашен светлой краской не очень давно. Судя по планировке, внутри были коммунальные квартиры. Сейчас на подъезде есть табличка, что дом охраняется, но попасть внутрь несложно - три кнопки на кодовом замке сильно стёрты и наверняка используются. Внутри очень сыро, стены в плесени, все двери опечатаны. Кроме одной. В щёлочку видно, что в квартире всё перевёрнуто. Между дверью и стеной - маленькая бумажка. Так проверяют, не заходил ли кто. Кстати, только в этой квартире стоят пластиковые окна. Жуть, как интересно.

Большая Татарская ул., д. 20, стр. 1 (Замоскворечье, 1907 год).

С этим домом мало, что понятно. Точно жилой, во дворе стоят приличные машины. Продежурили полчаса, но так и не дождались ни одного жильца. Можем только сказать, что подвал в жутком состоянии. Кстати, улица получила своё название ещё в XVII веке по находившейся здесь Татарской слободе.

Армянский пер., д. 4 (Басманный, 1917 год).

Небольшой, с виду опрятный дом. На первом этаже работает мебельная дизайн-студия. Там нам рассказали, что проблем не испытывают, но знают, что жители судятся. Видимо, тоже хотят исключить свою собственность из числа аварийной. Один из подъездов опечатан.

Колокольников пер., д. 12/11, стр. 3 (Мещанский, 1917 год).

Этот дом, довольно чистый и светлый, мы застали в процессе расселения. Перед подъездом - гора вещей, оказывается, идёт выселение жильцов из квартиры на 4-ом этаже. Проживающий там Михаил сам знает, что дом 1903 года. Поэтому на плохое состояние, говорит он, жаловаться нет смысла. Да я и не замечал каких-то неудобств. Только вон пятно на потолке. Но оно никак не связано с возрастом дома - соседи затопили, - пояснил он.

Фрунзе Тимура ул., д. 11, стр. 7 (Хамовники, 1917 год).

Здание с момента постройки стало частью Шелкоткацкой фабрики с красильной. Предприятие было национализировано спустя два года и стало называться шёлковым комбинатом имени Розы Люксембург «Красная Роза». В 2000-х годах фабрику перестроили под офисный центр, а 7-ое строение стало общежитием. Комнаты в нём предоставляют на работе бесплатно. Мама троих детей Юлия переехала сюда недавно. Ей всё нравится, а вот её шестилетний сын не согласен: Некрасивый он какой-то. Его вообще скоро снесут. Консьерж уверен, что постройка всех переживет лет на сто. Это с деревянными перекрытиями долго не стоят - все сыплются уже. В них и правда опасно находиться. А тут все каменное, - говорит мужчина, показывая на внушительные бетонные ступени.

Русаковская ул. д. 6 (Красносельский, 1925 год).

7-этажный жилой дом выглядит бодро и в духе хрущёвок. Даже не скажешь, что построен он почти 100 лет назад. Здание длинное, но подъезд всего один. И дверь открыта. Внутри встречает тяжёлый застоявшийся запах плесени и общественного туалета. Уличный свет падает на стены, с которых клочьями обвалилась штукатурка. Освещения на лестничном пролёте нет, он появляется лишь со 2-го этажа, куда жильцы поднимаются в кромешной тьме. Пару лет назад дом решили превратить в общежитие. По словам Марии, жительницы дома, тут в основном живут сотрудники ЖЭКа. Контора таким образом привлекает работников. Зарплата же там низкая, - поясняет она. На этаже по две кухни и ванной комнаты. Конца общажного коридора не видно. У дверей комнат - уличная обувь. Мария не в восторге от условий проживания. Жить здесь ужасно. Самое мерзкое, что много тараканов. Всё остальное я бы выдержала, - добавляет она.

Проспект мира, д. 52, корп. 4 (Мещанский, 1928 год).

Памятник архитектуры, является частью ансамбля городской усадьбы Баевых. Правда, исторической ценностью дом признан недавно. Именно поэтому там всё ещё живёт одна семья - они отказались выехать, когда всех выселяли, а сейчас дом уже снести не могут и должны отремонтировать. Жильцы - художники, потомки архитектора Ивана Фомина, который жил в этой же квартире сто лет назад, когда приехал в столицу строить метро. Подъезд ветхний, но очень уютный. Жильцы готовы вложить свои деньги и привести всё в порядок, но в данный момент находятся в подвешенном состоянии. Пока установили домофон и лишних не впускают.


Елена Богданович, Анна Нефёдова