05 мая в 01:01

«Эпидемия будет продолжаться»: когда закончится карантин и при чем тут заговор

Фото: АГН «Москва»
Можно ли сравнивать COVID-19 с испанским гриппом, от которого сто лет назад вымерло пять процентов населения планеты, имеет ли смысл карантин, нужна ли для окончания эпидемии вакцина и почему вокруг не самого смертоносного вируса столько шума? На главные вопросы о коронавирусе МОСЛЕНТЕ ответил самый известный вирусолог среди российских блюзменов, лидер группы «Черный хлеб», доктор биологических наук, профессор кафедры вирусологии биологического факультета МГУ, Алексей Аграновский.

COVID-19 часто сравнивают с пандемией «испанки» в начале XX века. Переболели тогда 29 процентов населения планеты, умерли, по разным оценкам, от 50 до 100 миллионов человек. Почему та эпидемия была такой смертоносной?

Да, 18 месяцев, с весны 1918-го по осень 1919-го года, во всем мире бушевала пандемия испанского гриппа. Думаю, такое разрушительное действие эпидемии было связано с тем, что люди недоедали, находились в условиях стресса. Время было очень трудное — Первая мировая, и первые годы после нее. Все это вызывало снижение иммунитета, влияло на восприимчивость людей.

Алексей Аграновский

Кроме того «испанка» сопровождалась распространением в ослабленных организмах микробных бактериальных инфекций, как это обычно бывает в таких ситуациях. Все это вместе и привело к тому, что очень много людей погибло.

Можно ли сопоставлять ту ситуацию с пандемией COVID-19?

Сравнить нельзя — не те цифры совершенно. Там были миллионы погибших, сейчас о такой смертности речи не идет.

Да, на данный момент по всему миру от COVID-19 умерло около 257 тысяч человек.

К тому же сейчас совершенно другое состояние человеческой популяции, в Европе и США по крайней мере. Люди сытые, времена относительно спокойные, войн не ведется.

А как вы можете прокомментировать применение карантина? Во время пандемии «испанки» эта мера тоже активно применялась, особенно в США. Это эффективный способ борьбы с распространением вируса такого типа?

Меры принимаются, и они необходимы. Разумные меры из числа принятых в определенной мере сдерживают остроту пика нарастания количества зараженных. Это хорошо и правильно, потому что нагрузка на инфекционные больницы, и на врачей, и на аппаратуру таким образом снижается. Было бы совсем плохо, если бы пик бесконтрольно и остро пошел наверх. Так что карантин вводится главным образом для того, чтобы сгладить эту нагрузку.

Все государства мира сейчас находятся между Сциллой — разрушением экономики и Харибдой — распространением COVID-19. Причем понятно: что бы власти любой страны ни сделали, у них найдутся критики. Невозможно принимать большие решения, не затронув какую-ту группу населения.

Фото: Antara Foto Agency / Reuters

При этом, принимая меры, надо знать меру. То, что при проверке пропусков в московском метро выстраивались очереди, — это безобразие, безусловно. Но, с другой стороны, власть не может бездействовать, она должна принимать карантинные меры.

Этот вирус распространяется самолетами, они являются его вектором. Путешествие людей с континента на континент, из страны в страну — решающий фактор первичного быстрого распространения. И этот канал следовало ограничить как можно раньше.

Сейчас уже в большей степени важны меры по ограничению распространения вируса внутри страны. Потому что дело уже сделано — к нам его занесли. Если завтра приедет один-два или десять носителей, это мало что изменит. Надо по-прежнему контролировать вновь прибывших, сделать тесты, при необходимости поместить на карантин.

Теперь уже важно минимизировать контакты людей. Потому что, естественно, вирус будет распространяться в местах их скопления. Но избежать этого в больших городах невозможно, можно только ограничить. Ведь перекрыть транспорт и магазины нереально. К одним карантинным мерам я отношусь с пониманием, к другим — с сомнением.

Например?

Прогулки людей с детьми в парке, если они соблюдают меры предосторожности и держатся на расстоянии от людей, — это совершенно нормальное дело, и на распространение инфекции никак не повлияет. Поездки в личном транспорте надо всячески приветствовать, потому что сейчас это наименее опасный вид передвижений. Ограничивать это я смысла не вижу.

А как вам теория о том, что ничего делать не надо?

Я считаю такие высказывания незрелыми. Меры нужны.

А что вы думаете по поводу Швеции и Белоруссии, которые решили обойтись без карантина?

Цыплят по осени считают. Посмотрим. Пока, если верить официальной статистике, у них все довольно благополучно.

Понимаете, власти ни в одной стране сейчас не знают точно, что именно нужно делать: ситуация незнакомая — пандемия. Шведы все же в первоначальной своей стратегии разочаровались и ввели ограничительные меры. Сейчас там карантин существует. Как и в Англии, где сначала был коронаскептицизм.

Фото: Carl Recine / Reuters

Бритиши вообще показали класс: телефонные вышки жгут. Хорошо, что не водоочистные сооружения. У нас на этом фоне еще спокойно себя люди ведут. В общем, альтернативы карантину нет — это самая эффективная мера сдерживания эпидемии на данный момент, если я вас правильно понял.

Посмотрим на результаты в разных странах. Эпидемия неизбежно «упадет», даже если ничего не делать, — это имманентное свойство всех пандемий. Если принимать меры, она, я думаю, спадет быстрее. По итогу посмотрим статистику и сравним смертность в Белоруссии, Швеции, России и США.

Сейчас всех волнует вопрос: мы до начала лета будем по домам сидеть? Или это на полгода? Или на год? Можете дать прогноз, сравнивая ситуацию с другими пандемиями? Та же «испанка» ходила по миру полтора года, и в некоторых местах карантин длился год.

Весьма сомневаюсь, что сейчас до года сохранится карантин и сама необходимость в нем. Да его и невозможно поддерживать в течение такого времени — люди просто устанут и выйдут на улицу. У нас население вообще довольно послушное, хотя и недисциплинированное. В общем-то, не такие уж плохие качества.

Я так думаю, что карантин подержат до лета, в каких-то формах, отменяя экстримы. И потом будут это дело сворачивать.

Эпидемия к тому времени прекратится?

Она будет еще продолжаться. Другой вопрос, что население к тому времени от этой темы устанет. Ведь параллельно с эпидемией, вызванной вирусом, идет паническая эпидемия, связанная с постоянным произнесением вслух: «COVID-19», «коронавирус», «не хватает гробов и моргов в Италии и США». Все это создает фон, от которого рано или поздно устанут и читающие, и пишущие.

А причины возникновения этой панической эпидемии вы как себе представляете?

Человечество нуждается в страхах. И они не могут быть одинаковыми, люди устают от повторов одного и того же. Я помню, с возникновением свободы слова в СССР сначала пугали население нитратами и нитритами в овощах. Потом все эти страхи куда-то делись. Потом пугали всякими болезнями: коровьим бешенством и далее по списку. И где теперь то коровье бешенство?

Фото: Kim Kyung Hoon / Reuters

Не исключаю, что в признании серьезности заболевания, вызываемого SARS-CoV-2, значительную роль играет паника, резонанс. Как в песне Галича: «Если все шагают в ногу, мост разва-лива-ется». Одни общественные страхи входят в резонанс с другими, сообщения резонируют с другими сообщениями, и поднимается волна. Я лично знаю людей, которые сейчас очень серьезно напуганы. Но долго это продолжаться не может.

Как, по-вашему, — стоит ли за этим чей-то злой умысел?

Уверен, что это не выстраивается нарочно. Я вообще противник конспирологии. Все устраивается и так, без какой-то злой воли. «Ждала, ждала природа», — вполне возможно, что в ожиданиях общества оформился такой запрос. Может, поэтому серьезная, но совсем не смертельная эпидемия вызвала резонанс, который влияет даже на правительства, реагирующие более жестко, чем следовало бы.

Настроения людей все время подогреваются поступающими новостями. А новости только об этом. Раньше, как не включу телевизор, у меня было впечатление, что у нас есть только две проблемы: Украина и грибок ногтей. А сейчас совершенно другое информационное поле: одна проблема — COVID-19, об этом говорят на всех ток-шоу. Видимо, такая смена информационных диафильмов — свойство человеческого общества.

COVID-19 — это не чума, не черная оспа, слава Богу. Но есть такая штука, — обществу нужно тренироваться. И я скорблю о каждом ушедшем от этого заболевания, — молодом, старике, но… Армия должна воевать, врачи должны лечить, общество должно уметь сорганизоваться. Всем системам общества нужно учиться противостоять угрозе и психологически, и физически. И так мы тренируемся.

Давайте обсудим версии происхождения вируса. Сторонники теории заговора на этой благодатной почве продемонстрировали бездну креатива.

Разумеется, в соцсетях появились всякие паникеры и кликуши, но это я пропускаю. Это мне неинтересно даже как человеческий феномен.

И все же, что можно сказать об этом вирусе? СOVID-19 мог быть создан в лаборатории?

Конечно, он имеет естественное происхождение. Все теории создания его в лаборатории или утечки из лаборатории можно отмести. Это все — чушь.

Почему?

Хотя бы по такому простому соображению, что серьезные злодеи, создавая микробиологическое оружие, сделали бы его более опасным. Может быть, ориентированным на определенные расы. И уж никак не выпустили бы его в популяцию, сами не имея вакцины. Есть и убедительные доказательства естественного происхождения SARS-CoV-2 на основе анализа белков и РНК коронавирусов с помощью компьютерных методов. Это естественный вирус, генетический материал которого представлен одной большой молекулой РНК.

Фото: Soe Zeya Tun / Reuters

Рибонуклеиновой кислоты? Можете объяснить для тех, кто на биофаке не учился?

РНК, геном — это непонятно. Объясню на примере компьютера.

Основа всех живых систем — это информация. Вот мы с вами, или бактерия кишечная палочка имеем геном в виде ДНК. Он — очень большой, так что мы — хард-диски. Хотя у человека такой хард-диск, конечно, побольше, чем у бактерий. А вирус — это флешка, и он так заточен, чтобы встать в USB разъем и заразить сначала хард-диск, а потом и прочее «железо».

Этот вирус бытует в летучих мышах, может передаваться другим теплокровным. Уже были эпидемии SARS-CoV-1 в конце 2002 года и MERS в 2012-м, вызвавший респираторный синдром Среднего Востока, — кстати, гораздо более смертоносный, чем COVID-19. Характерный признак коронавирусов — это, скажем так, очень большой объем «флешки». Передаваясь от млекопитающего к млекопитающему, они меняют свойства, причем мутируют не так, как вирус гриппа, у которого восемь сегментов РНК, и они перемешиваются.

Новый штамм гриппа, та же «испанка» — могла заменить один сегмент, а семь остальных оставить своих. Перетасовавшись так в одном организме, возник особенно опасный вариант гриппа. А у коронавирусов все происходит не так: там действует механизм смены матриц РНК. Коронавирусы, вирусы полиомиелита, ящура перемешивают информацию, имея на одной «флешке» геном, и при копировании молекул РНК некий кусок туда может встать из другого источника. Таким образом, у них весьма высокая способность меняться.

А вы сами как думаете, с чего началась эта пандемия? Как заразился больной номер ноль?

По-видимому этот SARS-CoV переходил с летучих мышей на панголинов (чешуйчатые животные, водятся в юго-восточной Азии, — МОСЛЕНТА). К сожалению, китайцы считают их деликатесом, а некоторые их органы — целебными. Ужасная дикость и полное безобразие. Браконьеры отлавливают этих уникальных животных, переправляют в города, там их содержат в клетках на рынках, тут же готовят в пищу.

Фото: Slavomir Kubes / Globallookpress.com

Естественно, через пищу, через мясо этот новый вариант SARS-CoV-2 не передался человеку, — термическая обработка его уничтожает. Более вероятный сценарий, что через кровь, выделения, помет животных, с пылью этот вирус попал на больного номер ноль.

На слизистую или на порез?

Может и так, а может, человек работал, руки не помыл. Разделывал летучую мышь или панголина, и потом почесал нос, например. Неизвестно, как именно это произошло, да мы никогда и не узнаем.

В дикой природе, думаю, до сих пор есть резервуары чумы, сибирской язвы. Поэтому с большой осторожностью, в перчатках надо с этим миром общаться.

А современная медицина как-то в состоянии нас подготовить к встречам с новыми штаммами гриппа, постоянно мутирующими формами коронавируса? Есть ли вообще способы тренировать, укреплять врожденный иммунитет?

Существуют статистические данные, что в странах, где делали прививку от туберкулеза БЦЖ, заболеваемость населения ниже, чем в странах, где ее не делали. В ответ на введение вакцины с антигеном, к нему вырабатываются антитела, возникает приобретенный иммунитет. В научном сообществе проговаривалось, что иммунизация может «тренировать» и врожденный иммунитет, и тогда люди будут более подготовлены ко встрече с каким-то новым патогеном, вроде COVID-19. Но это надо исследовать, надо этой темой заниматься. Одной статистики по БЦЖ мало, чтобы утверждать, что это действительно рабочий, эффективный механизм.

А кроме отрицательных последствий пандемия вообще может принести в нашу жизнь что-то позитивное?

Сочувствуя каждой жертве, и никак не приглашая такие испытания, скажу, что да. В широком смысле — испытания, которые падают на отдельные страны или на человечество, дают новые свойства, меняют ситуацию. Может быть человечество и стремится к спокойной жизни, но — как сказать? Это не полезно. Еще раз подчеркну — это не цинизм, и я не призываю никаких испытаний. Но после эпидемий или войн, не дай Бог, в обществе происходят перемены. И часто это перемены к лучшему.

Фото: Carlos Osorio / Reuters

А сейчас вы такие перемены наблюдаете?

Да мы все их наблюдаем. Холодная война между Россией и коллективным Западом поутихла. Где все эти информповоды и истории, обсуждения Родченкова, который «предал спортсменов»? Или олимпиада — допускать русских, не допускать, под флагом, не под флагом? Весь этот маразм куда-то делся. И мелочи национальной политики Украины нас уже абсолютно не интересуют. Все заняты другим — информационное поле изменилось. И когда эпидемия закончится, общество будет другим. Может быть, я этого не исключаю, оно даже поумнеет.

Потому что сейчас не только паника идет, но и осмысление происходящего, менее сонное, чем раньше. Более внимательное и собранное осмысление. И это полезно. А больные пусть выздоравливают.

Да, вот кстати. Сейчас много говорят о том, что конец пандемии придет, когда будет выработана вакцина против COVID-19. Это вообще связанные между собой процессы — выработка вакцины и затухание эпидемии?

Создание вакцины — это всегда подготовка к прошедшей войне. Любой вирус изменчив, пройдя репликативный цикл, он представляет собой облако — совокупность «флешек», на каждой из которых в сравнении с исходной информацией содержится по одной или больше замен-мутаций. Добавим сюда рекомбинацию с помощью смены матриц. Код меняется в потомстве. Это характерные свойства синтеза РНК у вирусов — больше ошибок вносится при копировании. Так что всегда возникают новые варианты.

И что, вакцина не нужна?

Вакцина — это отложенная история, и конец эпидемии с ее созданием не совпадет. Эпидемия затухнет, когда значительная часть популяции переболеет и приобретет иммунитет. Но вакцины нужны, это арсенал для борьбы с повторными вспышками болезней.